ПОИСК
Интервью

«Я была на кухне, когда в 300 метрах от нашего дома прилетела авиабомба»: телеведущая Юлия Сеник об испытаниях во время большой войны

12:20 15 июня 2024
телеведущая Юлия Сеник

Ведущая ICTV, телемарафона «Єдині новини» Юлия Сеник первой объявила о начале войны в прямом эфире канала. 24 февраля 2022 года ее жизнь, как и многих украинцев, поделилась на «до» и «после». Теперь Юля знает, насколько счастлива была тогда и сколько боли и личных потерь принесла эта большая война. Ранее телеведущий Григорий Герман рассказал «ФАКТАМ» о том, что нас ждет очередной развал российской империи.

В эксклюзивном интервью «ФАКТАМ» Юлия Сеник рассказала о потере родного человека, жизни в подвале и своем большом страхе.

«Когда я вернулась домой, все уже сидели в подвале»

— Юлия, что сейчас чувствуете?

— Конечно, есть и усталость от войны, истощение. Разочарование, что каждый день такие ужасные жертвы. Боль. Конечно, моменты уныния. Но я гоню эти чувства, понимая, что мы должны держаться, сражаться. Если потеряем веру, то не дойдем до победы.

— Что помогает вам держаться?

РЕКЛАМА

— Семья. Дочь, которая видит, что я грущу, всегда подойдет, успокоит. Она у нас очень оптимистичная девочка. Рисует для военных, и мы передаем ее работы на фронт. И в каждом рисунке я вижу детскую надежду на победу. Поэтому нужно держаться. Помогают друзья, которые сейчас воюют. Они приезжают, и я вижу, что через боль, отчаяние все равно идут к победе. Говорят, что если сдадимся, у нас не будет страны. Они заряжают меня силой, верой и жаждой мести, которая не дает им сдаться. Работа тоже спасает, постоянная загруженность, ощущение собственной полезности.

Читайте также: «Пример не останавливаться»: ветеран войны стал ведущим утреннего шоу

РЕКЛАМА

— Вспоминаете ли утро 24 февраля 2022 года?

— Я встретила войну по дороге на работу. Это было в четыре утра. Муж был дома с ребенком. Мы живем за городом, и к нам сразу приехали мои родители и сестра. Думали, за городом будет тише. Но мы находимся под Васильковым, и здесь у нас разворачивались боевые действия. Когда я вернулась домой, все уже сидели в подвале.

РЕКЛАМА

— И вы остались в селе?!

— Да, мы сразу решили, что никуда не поедем. Муж предлагал вывезти нас за границу, но я, сестра и мама решили, что без мужчин никуда не уедем. На самом деле тогда никто не понимал, сколько еще будет длиться война. Казалось, пару дней и все кончится. Когда стало ясно, что это надолго, появилось много вещей, которые нужно было немедленно решать — волонтерство, помощь родным. Я и сейчас не могу куда-то поехать, есть куча обязанностей, люди, которые на меня рассчитывают.

"У меня есть куча обязанностей, люди, которые на меня рассчитывают", - говорит Юлия

Первые недели большой войны вокруг было очень жарко. Мы слышали, как «грады» долетали до соседнего села и не знали, в каком направлении ехать. Когда россияне начали отступать, мы на неделю поехали к родственникам в Кагарлык. Когда Киевщину освободили, сразу вернулись. Только через неделю вне дома я осознала, что такое «вынуждено оставлять дом» и возвращаться в свой дом, даже во время войны.

«На наше село россияне сбрасывали авиабомбы»

— Ваш дом остался невредимым?

— Дом, слава Богу, уцелел. На наше село россияне сбрасывали авиабомбы. Пострадали около 120 домов, многие жители погибли. Одна бомба прилетела в 300 метрах от нашего дома. В то время мои были в подвале, а я стояла на кухне. У нас большие окна в пол, и в момент взрыва они просто вошли вовнутрь. Но мы их заклеили правильно по схеме скотчем, и они удержались.

Юлия с дочкой

— Как реагирует на военную жизнь ваша дочь?

- Ей сейчас уже семь лет, первоклассница. Мы всегда говорили с ней, как со взрослой. Пытались все объяснять в простой форме. Когда было очень громко и мы сидели в подвале, закрывали ей ушки и накрывали с головой одеялом. Но никто не знает, как эта война в будущем отзовется для наших детей. Кого закалит, а кого и сильно травмирует. И это нужно понимать. Мы рассказывали дочери, как исторически веками украинский народ борется за свою независимость и свободу. Я сознательно пытаюсь своему ребенку донести, что такой народ, как русские — захватчики и оккупанты — не заслуживают уважения в цивилизованном мире.

— 23 февраля 2022 года вы уже готовились к вторжению?

— Все говорили об этом. Но мы думали, что обострение будет на востоке, где война и шла. Мой муж не верил, что в центре Европы можно так просто напасть на страну. Хотя многие наши друзья уехали тогда на время из Украины. Помню, было напряжение, но представить, что на следующий день полетят ракеты — казалось нереально.

Читайте также: «Без Украины россия перестает быть империей. Вот они и боятся»: Руслан Шарипов о причинах ненависти россиян к украинцам

— Вы первой на ICTV в прямом эфире известили о войне. Помните, что тогда сказали?

— Я сказала: «путин напал на Украину». Дальше просто объясняла, где и что происходит. Новости писались на ходу, некоторые просто диктовались мне в ухо. Помню, я сидела в эфире, а рядом были слышны взрывы.

— Испытывали страх?

— Да, как и все остальные. И никто этого не скрывал. Помню, приехало все руководство канала. Сразу решили, что мы не покидаем Киев, держим оборону. Сказали, что будем координировать процесс, что нужно выходить в эфир. Все чувствовали ответственность, потому что мы журналисты и должны информировать и успокаивать людей. Тогда не было еще такого количества телеграм-каналов, новости получали из телевизора.

"Мы все чувствовали ответственность, потому что мы журналисты и должны были информировать и успокаивать людей", - говорит Юлия

«Моего мужа и отца могут забрать на фронт. Это мой страх»

— Знаю, что многие журналисты первые месяцы большой войны просто жили на канале.

— Было такое. И я провела так несколько ночей. Мы выходили в эфир круглосуточно. Муж довозил меня до Киева из села, а там уже ждал водитель на автомобиле канала. Но передвигаться по улицам города тоже было опасно. Поэтому лучше было переночевать на канале, чтобы успеть на вечерние и утренние эфиры. Я ехала из дома с большим рюкзаком. В нем были сменные вещи, косметика, зубная щетка и теплые лыжные штаны. На улице было холодно, мы находились в подвале жилого дома вместе с его жителями. Там поставили импровизированную телекамеру, оттуда и выходили в эфир. В этом подвале и спали — притянули матрасы и карематы — ели, работали. Через некоторое время у нас появилось отдельное укрытие, руководство, акционеры делали все возможное, чтобы мы были в безопасности, насколько это было возможно.

В подвале поставили камеру, оттуда и выходили в эфир

— Это были самые сложные месяцы за последние годы?

— Это были очень эмоционально тяжелые месяцы, но все время мы думали: вот-вот продержаться еще немного, и война закончится. Сложно стало сейчас, когда пришло выгорание и понимание, что это надолго.

— Известно, что война забрала у вас родного человека.

- Моего дядю. Он жил за границей и в первые дни полномасштабного вторжения вернулся и пошел в армию. У дяди два образования, он хорошо зарабатывал, но воевать за Украину — это была его позиция. Помню, позвонила ему, говорю: «Дядя Коля, как же так, вы же не молодой парень уже!» Ему было тогда 56 лет. Он ответил: «А что, молодые должны погибать?! На медкомиссии сказали, что я дам еще фору молодым…» Это ужас, когда хоронишь родного человека и не можешь даже с ним попрощаться, потому что от тела почти ничего не осталось. Дядя погиб под Бахмутом. А сейчас мой другой дядя, Василий, пошел на фронт добровольцем, боевым медиком. Спасает раненых, занимается эвакуацией. И мы о нем очень сильно переживаем и молимся.

Читайте также: «Россияне должны остаться изгоями. Навсегда»: Алексей Суханов о последствиях большой войны

— Вы думали, как мы дальше будем жить с бешеным соседом?

— Возможно через несколько поколений украинцы смогут думать об этом. Но пока ни я, ни мой ребенок, семья — не простим им. Они останутся врагами навсегда! Слишком много горя принесли на нашу землю.

— Чего вам сейчас больше всего не хватает?

- Возможности наслаждаться жизнью, потому что просто не можешь себе этого позволить. Психологи говорят, что нельзя ставить жизнь «на паузу». Но у меня внутренняя борьба — я не могу что-то себе купить, куда-то поехать, потому что знаю, есть те, кому нужна помощь. Мне не хватает путешествий, радостей, внутреннего покоя. Я переживаю за то, что моего мужа и отца могут забрать на фронт. Я понимаю, что если придется идти, то они так и сделают. Но это мой страх. Очень многих я уже потеряла. И это самые лучшие люди, те, кто мог бы изменить страну.

— Говорят, во что бы то ни стало нужно представлять нашу Победу.

— Я представляю, что все произойдет, как началось — внезапно, мгновенно. И тогда будет огромная радость и облегчение. Ибо только сейчас понимаем, что наша довоенная жизнь была очень счастливой! Потому что реально оказалось, для счастья мало что нужно: спокойствие, уверенность и безопасность.

Ранее «ФАКТЫ» писали, что популярный ведущий, сценарист и продюсер Руслан Шарипов выпустил фильм-расследование о российской пропаганде, которая влияет на мир.

3432

Читайте нас в Facebook

РЕКЛАМА
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров