Полугодовая аудитория газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 1 миллион 716 тысяч человек (данные MMI Украина)
массовые беспорядки в Одессе

Громкое дело

"Запомни, парень: тебя спас бандеровец"

Александр ЛЕВИТ, «ФАКТЫ» (Одесса)

06.05.2015

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Год назад произошла трагедия, аналогов которой независимая Украина еще не знала. За «прививку» от сепаратизма Одесса заплатила десятками человеческих жизней

Второго мая 2014 года в центре Одессы вооруженные люди в масках средь бела дня напали на участников марша «За единую Украину» — футбольных болельщиков Одессы и Харькова. Это был первый акт трагедии с шестью жертвами. Второй разыгрался позднее, когда под напором фанатов и евромайдановцев стрелявшие в них молодчики с георгиевскими ленточками укрылись в Доме профсоюзов, расположенном на площади Куликово Поле, где длительное время стоял лагерь местных сепаратистов. Противоборствующие стороны, закидывая друг друга «коктейлями Молотова», спровоцировали в здании пожар, в котором погибли 34 человека. Еще восемь, пытаясь спастись, выпрыгнули с верхних этажей и разбились. В итоге общее число жертв того жуткого майского дня достигло 48 человек. Раненых, избитых и обгоревших оказалось около 300 человек, в том числе 70 правоохранителей.

Трагические события до сих пор до конца не расследованы. Основным подозреваемым удалось скрыться за рубежом.

«Евромайдановец Игорь Иванов погиб от пули, выпущенной Боцманом»

— Практически сразу же после открытия уголовных производств по фактам происшедшего, стало ясно: правоохранители явно не стремятся глубоко «копать», — рассказала «ФАКТАМ» Татьяна Герасимова, координатор общественной комиссии «Группа 2 мая». — Тогда мы создали объединение, в которое вошли общественники, эксперты, журналисты. Группа задалась целью провести независимое расследование. У нас работают специалисты в области баллистики, токсикологии, химии, бывшие сотрудники правоохранительных органов.

За одиннадцать месяцев собран и обработан огромный массив информации, фото- и видеоматериалов, документов, свидетельств. Все это систематизировано. В числе наших основных задач — развенчать многочисленные мифы, появившиеся в мае прошлого года. Один из них — «одесская Хатынь» — и сейчас активно используется Россией в информационной войне. Какое бы резонансное событие ни произошло, среди комментариев вы обязательно найдете упоминание об «одесской Хатыни» или о «фашистах, убивавших людей» в Доме профсоюзов. На самом деле, это — ложь. Ведь ни слова не говорится о том, что произошло перед пожаром в центре города и по какой причине вообще сотни разъяренных граждан отправились на Куликово Поле.

Почему-то стремятся забыть центральную площадь города с ее палатками, митингами, призывами о присоединении к России. Тогда одесситы понимали: с лагерем надо что-то делать, однако просто убрать его ни у кого не поднималась рука. (Достаточно вспомнить слова тогдашнего замначальника милицейского главка Дмитрия Фучеджи, произнесенные им в ответ на обращение украинских активистов: «Я не имею права сносить этот палаточный городок». — Авт.) Решили поступить чисто по-одесски — прибегнуть к «договорняку».

По многочисленным свидетельствам очевидцев и непосредственных участников событий, в последних числах апреля лидерам движения «Куликово поле» передали от местной элиты 600 тысяч гривен. Часть этих денег была направлена на юридическую поддержку находившегося под стражей Антона Давидченко, лидера организации «Молодежное единство», одного из координаторов антимайдановских акций в феврале-марте 2014-го, задержанного СБУ. Руководство «Одесской дружины» (боевое крыло местного Антимайдана) получило 35 тысяч долларов за перенос палаток этой организации с площади к Мемориалу 411-й береговой батареи (в десяти километрах от Куликова Поля), где по согласованию с городскими властями был отделен участок зеленой зоны площадью около двух гектаров. Полученные средства позволяли профинансировать перенос лагеря и его дальнейшее функционирование. Передача денег куликовцам происходила при посредничестве заместителя начальника областной милиции Дмитрия Фучеджи и его руководителя Петра Луцюка…

Перенос палаточного городка отвечал интересам всех сторон и должен был пройти без жертв. Захват Дома профсоюзов, равно как и ожесточенное сопротивление при демонтаже лагеря, данным планом не предусматривались. Но из-за разногласий среди лидеров «Куликова поля» план сорвался. За полтора часа до футбольного матча были спровоцированы массовые беспорядки в центре города. В результате вместо мирного переноса палаточного городка начались ожесточенные столкновения. Они сопровождались перестрелкой, забрасыванием «коктейлями Молотова и в итоге пожаром в Доме профсоюзов, в котором находились около 400 человек.

Первой жертвой майской бойни в центре Одессы, близ Дерибасовской стал евромайдановец (после его смерти родители нашли в мобильнике сына фотографии с киевского Майдана), 27-летний десятник одесского «Правого сектора» Игорь Иванов. Его смертельно ранили в 16.10, и через полтора-два часа он умер в больнице на операционном столе. У нас, как и у следователей, есть все основания полагать, что Игорь погиб от пули, выпущенной Виталием Будько по кличке Боцман — руководителем так называемой мобильной группы «Куликова поля». Он, по мнению следствия, является одним из организаторов массовых беспорядков. Именно Боцман с автоматом наперевес стал символом той кровавой пятницы. С места преступления Боцмана вывезли в машине скорой помощи, в которой уехал в больницу раненный в руку полковник милиции Дмитрий Фучеджи. Сейчас оба в розыске.

«Все погибшие при пожаре имели шанс выжить…»

— Установлена личность еще одного стрелка — активиста «Правого сектора», также фигуранта уголовного производства, — продолжает Татьяна Герасимова. — Его подозревают в смерти сотрудника милиции, а также ранении еще одного активиста. Он не скрывается от следствия, живет в Одессе. Многие называют его героем, своими решительными действиями спасшим Одессу. Именно после событий на Дерибасовской и Греческой площади, где погибли шесть человек, включился фактор стихийного гнева, когда люди пошли громить Куликово Поле. В Доме профсоюзов начался пожар… К сожалению, следствие не нашло ни одного из тех, кто пытался добить людей, выходивших, выползавших, выпрыгивавших из пылавшего здания. Был лишь один подозреваемый — евромайдановец, но производство в отношении него закрыто за отсутствием доказательств.

При этом было немало тех, кто спасал людей, организовывал коридоры для эвакуации. Этим занимались отряд «Одесской самообороны», многие футбольные фанаты. Они задействовали фрагмент массивной металлоконструкции, которая служила куликовцам подпоркой для сцены во время митингов. Ее подтащили, прислонили к зданию, используя как лестницу.

Один из наших свидетелей, активист «Куликова поля» Сергей Дмитриев (первый комендант палаточного городка), рассказал, что возводил деревянную баррикаду вокруг Дома профсоюзов, а потом затаскивал ее внутрь здания. Когда она загорелась, побежал по центральной лестнице вверх. Однако и на третьем этаже из-за раскаленного воздуха было невозможно находиться, и потому он принял решение прыгать из окна. Упал, сильно ушибся, не мог встать, попытался отползти подальше, чтобы его не тронули. Вдруг увидел над собой человека, который замахнулся чем-то тяжелым. В этот момент услышал голос со стороны: «Не трогай его, это мой». Тот, второй, подозвал своих товарищей, и они понесли Сергея к машине скорой помощи. По дороге спаситель сказал: «Мой дед освобождал страну от фашистов в Великую Отечественную, а я — бандеровец. Запомни, парень, тебя спас бандеровец». Кстати, Сергей и сегодня не изменил свою политическую позицию, по-прежнему ходит на Куликово Поле, носит георгиевскую ленту, а бандеровцев считает фашистами. Всех, кроме того, который его спас…

В создании мифов вокруг трагедии в Одессе участвовали и руководители правоохранительных органов, которые в первые же дни после ЧП сделали несколько странных заявлений. То о применении в Доме профсоюзов боевых отравляющих веществ, и о каком-то неизвестном газе, который убил людей еще до пожара, и о хлороформе и белом фосфоре, и о вероятном применении в Одессе карфентанила либо его производных — по аналогии с печально известной провальной операцией российских спецслужб в московском «Норд-Осте». Со временем все эти версии слились в одну, прочно утвердившуюся в умах граждан: «Общеизвестно, что в Доме профсоюзов применялся боевой газ».

Эти «страшилки» опровергнуты экспертом, врачом-токсикологом Владимиром Саркисяном.

— Основную массу слухов и домыслов породила фраза в заключениях о смерти: «Воздействие неуточненных газов, дымов, испарений», — рассказывает «ФАКТАМ» Владимир Саркисян. — Эта формулировка соответствует международному классификатору, которого обязаны придерживаться эксперты. Она означает, что конкретный тип дыма или газа, ставшего причиной смерти, на момент выдачи документа выяснить не удалось.

Это интерпретировали так, словно люди были отравлены таинственным неизвестным веществом. Но мы установили: причиной смерти 18 человек в Доме профсоюзов стал угарный газ, 13 скончались от ожогов тела и дыхательных путей, два человека — умерли от ожоговой травмы в больнице, восемь погибли при падении из окон в зоне воздействия высокой температуры (свыше 500 градусов по Цельсию!) либо сильного задымления. Информации о причинах смерти еще одного погибшего получить не удалось.

Отравление угарным газом имеет ярко выраженную картину — красные трупные пятна на теле, розовый цвет кожи как признак кислородного голодания. Именно на этом спекулируют те, кто утверждает, что люди якобы были зверски избиты «фашистами».

Боевых поражающих веществ, белого фосфора и прочего в Доме профсоюзов не было.

Причины смерти людей, тела которых обнаружены в Доме профсоюзов, связаны с непосредственными факторами пожара — угарным газом и высокой температурой. Погибшие от ожогов найдены в зоне действия высоких температур, их тела находились в характерной «позе боксера», когда человек непроизвольно принимал положение, когда колени, руки и подбородок прижаты к груди. Это означает, что смерть наступила не моментально. Но самое главное — практически все, кто стал жертвой пожара, имели шанс выжить, если бы наши чрезвычайные службы действовали адекватно сложившейся ситуации.

— Ходили слухи о беременной женщине, над которой в Доме профсоюзов якобы издевались…

— Это — из серии мифов. 60-летняя женщина была обнаружена в позе, характерной при гибели от угарного газа, — вперед животом.

«Бандеровцы — каннибалы, они пожирают мясные блюда, приготовленные из жертв…»

Наиболее трудоемкая и длительная экспертная процедура — разработка схемы динамической модели пожара и задымления в Доме профсоюзов. Ее выполнил профессиональный биохимик Владислав Балинский. Затем он с коллегами «наложил» эту схему на другую, составленную ранее, — расположение тел погибших. Это и позволило сделать окончательные выводы.

— О том, что картину пожара возможно восстановить по следам горения на стенах и деревянных поверхностях, мы официально заявили еще 12 мая прошлого года, — рассказывает Владислав Балинский. — На воспроизведение модели пожара ушел почти год.

— Удалось установить источник возгорания?

— Безусловно, это горючая смесь. На видео, сделанном с различных точек и запечатлевшем события на Куликовом Поле, четко видно, как куликовцы бросали бутылки-зажигалки с крыши Дома профсоюзов и с баррикады перед ним. Видно, что «коктейли Молотова» летят из здания еще до подхода к нему евромайдановцев. Вероятно, смесь разливали по бутылкам именно в фойе. Возгорание могло произойти из-за того, что пролили бензин или произошла «осечка» при броске бутылки — как с баррикады, так и из фойе.

— Как сказалось на сохранности вещдоков то, что в течение первой недели после ЧП в Дом профсоюзов были допущены практически все желающие?

— Площадь здания — 12 тысяч квадратных метров. Официальные эксперты осмотрели его за три часа, что абсолютно нереально. Когда мы вошли внутрь, наш эксперт сразу заметил пулевое отверстие, которое упустило следствие…

Плохо, что любопытствующих пустили в здание уже третьего, а не, скажем, пятого мая. Ведь двух дней вполне хватило бы для поиска и анализа всех основных улик (уже намного позже обнаружили оружие на крыше, а гулявшие по парку мамочки находили пистолеты под кустами). Более того, предприимчивые политики организовывали экскурсии к месту гибели людей. В кабинетах и залах устраивали пьянки. Некоторые помещения превращали в отхожие места.

В Одессу стали приезжать желающие лично осмотреть «место казни невинных». Их водили, рассказывали: «Вот здесь отрубали ноги, руки. Тут — пытали, стреляли, жгли… А здесь складировали тела…» Например, лежит черенок от лопаты, его брали и говорили: «Вот этим закололи семерых…» Именно в первые дни после трагедии и появилось огромное количество домыслов, которые легли в основу мифа об «одесской Хатыни».

В тех помещениях, которые пожар не задел, сейчас работают столовая, банк… По этому поводу также появился миф: «бандеровцы — каннибалы, они пожирают мясные блюда, приготовленные из жертв». Поводом стало то, что кто-то заметил на видео, как люди внутри выгоревшего здания вытирались салфетками. Причем это «доказательство» вынесено на уровень Европарламента!

— Даже так?

— Дебют фотовыставки «Одесская Хатынь» состоялся в Европарламенте 9 июля прошлого года. Сразу после этого выставка начала гастролировать по европейским столицам и США. По свидетельству члена нашей «Группы 2 мая», эксперта по баллистике, вооружению и боеприпасам капитана МВД в отставке Юрия Мукана, который присутствовал на заседании Европарламента 9 июля, выступающие, чтобы усилить ужас европейцев от трагедии, рассказывали небылицы о сотнях трупов и каннибализме в Доме профсоюзов. Да, то, что произошло в Одессе 2 мая, ужасно и страшно. И гибель каждого из 48 человек, каких бы взглядов они ни придерживались, — трагедия. Но зачем же усиливать трагедию явной ложью?

В Португалии украинская диаспора попыталась противодействовать этой лжи, а в Испании наших соотечественников просто избили за то, что они выразили протест против демонстрации выставки.

«Одесская Хатынь» создана и продвигается за деньги Кремля. Перед этим «брендом» уже есть не только фотовыставка, есть телесериалы, книги. В поездки по всему миру и выступления вкачиваются колоссальные деньги. На «бренд» работают политологи, психологи, историки, журналисты. Цель понятна: представить Украину нашим европейским и американским партнерам эдаким «фашистским» государством, чтобы скомпрометировать в глазах цивилизованного сообщества.

Сергей Дибров, общественный эксперт «Группы 2 мая», в тот страшный день фиксировал на видеокамеру происходящие в городе события.

— Я снимал и комментировал, по возможности отстраненно, то, что вижу, — говорит Сергей. — Правда, жене было сложно слышать, когда я говорил: «Вот на земле лежит человек, обернутый украинским флагом. Окружающие утверждают, что его застрелили, — пуля пробила легкое. Стреляют и сейчас, стрельба слышна за углом. Попробую подойти поближе…»

— Скажите, первый выстрел в центре Одессы — это была намеренная акция?

— Зная человека, который стрелял, — это активист мобильной группы народной дружины «Куликова поля» Владислав Будько (Боцман), смею предположить, что особых планов он не вынашивал. Появился, лишь получив информацию: «Наших бьют!» Приехал за рулем белого микроавтобуса, выскочил с автоматом и начал стрелять. Я находился от него на расстоянии 30 метров, затем нашел там гильзы. Потому вопроса, стрелял ли Боцман, для меня не существует.

Еще одна ситуация — переключение человеческого сознания с разрушения и уничтожения на спасение и милосердие. Вдруг среди стрельбы, взрывов, огня в проеме окна Дома профсоюзов появляются люди с раздирающими криками о помощи. Для 90 процентов людей все «переключается», война заканчивается. Они начинают подтаскивать какие-то конструкции, чтобы забраться на этажи снаружи здания, стремятся забросить веревки — все для того, чтобы спасти погибающих. Насколько быстро этот процесс происходил у различных людей, можно наблюдать, просматривая хроникальную видеозапись. Благо у меня она есть.

— Личности 47 погибших известны. Кто сорок восьмой?

— Четыре экспертизы не сумели это точно установить. Возможная причина — 200 тысяч гривен компенсации родственникам погибших (такие суммы выделил из личного фонда председатель Одесской областной администрации всем семьям погибших. — Авт.). Есть один человек, его никто не ищет, он не объявлен в розыск. Более того, он психически нездоров, много лет состоял на диспансерном учете. У него был дефицит общения, он ходил на Куликово Поле в поисках этого самого общения. Предполагается, что неопознанное тело — его…

Во всяком случае, речь идет об одном неопознанном человеке. Никак не о ста либо еще большем количестве так называемых неизвестных, якобы погибших в Доме профсоюзов. Это — ложь.

— Правда, что вы судитесь с бюро судебно-медицинской экспертизы?

— Да, мы требуем обнародования результатов официальной судмедэкспертизы о причинах гибели людей 2 мая. Административный суд постановил прекратить производство по иску, однако апелляционная инстанция подтвердила справедливость наших требований и 8 апреля вернула дело для рассмотрения судом первой инстанции.

— Можно ли говорить о том, что ЧП 2 мая спасло юг страны и Одессу в частности от создания так называемой «Одесской народной республики»?

— Не думаю. Я согласен с мнением нынешнего председателя Одесского облсовета Михаила Шмушковича, что «русская весна» для Одессы закончилась 3 марта минувшего года. В тот день проходила внеочередная сессия облсовета, на которой местный Антимайдан пытался заставить депутатов рассмотреть вопрос об объявлении референдума относительно образования так называемой «Одесской народной республики». В разгар обсуждения в зал ворвался лидер местного Антимайдана Антон Давидченко и потребовал немедленно огласить заявление его сторонников, угрожая, что в противном случае в здание ворвется 500 человек. Депутаты возмутились, Давидченко успел ретироваться, а затем вместе с коммунистическим лидером Албу спровоцировал штурм, в результате чего были разбиты стекла входных дверей.

По мнению Сергея Диброва, именно тогда стало понятно, что региональные элиты осознали, что обострение ситуации ударит именно по ним. Они знают, что такое ПНР (Приднестровская народная республика), Гагаузия. В марте не было еще яркого примера Донбасса, к маю он уже был. Там пострадали первые лица, потеряв все, что у них имелось. Потому 3 марта, когда пророссийскими силами была предпринята попытка штурма Одесской обладминистрации с требованием провозгласить «ОНР», региональные элиты решили: этому не бывать.

— Мы знаем, что снос палаточного городка на Куликовом Поле планировался на вечер 2 мая, — продолжает Сергей Дибров. — Он был согласован со всеми заинтересованными сторонами, более того, устраивал абсолютно всех. Одна сторона могла продолжать играть роль жертвы «хунты», получая финансирование. Другая выступила бы в роли освободителей Одессы. Милиция, со своей стороны, рапортовала бы об исполненном служебном долге, обеспечении общественного порядка, причем без жертв. Местная власть получила бы открытую площадь, продемонстрировав, что контролирует ситуацию в городе. Но случился сбой, ставший причиной трагических событий.

— Эти события были заранее спланированы?

— Нет. Давайте вернемся к «одесской Хатыни». Белорусская Хатынь известна, прежде всего, тем, что там произошло массовое убийство беззащитных, невооруженных людей фашистскими карателями. В Одессе же — пожар в здании, внутри и снаружи которого находились вооруженные люди. Это случилось после многочасовых массовых столкновений, спровоцированных в центре города, где и были первые погибшие. Это — печальнейшие события, но мы не усматриваем никаких признаков того, что какая-либо из сторон вынашивала планы убийств.

«Уголовное производство относительно сотрудников милиции и ГСЧС «похоронено» в недрах Генпрокуратуры»

Десятого апреля, в день 71-й годовщины освобождения Одессы от фашистских захватчиков, город посетил президент Украины Петр Порошенко. Он принял участие в разных мероприятиях, наградил ветеранов, а также дал интервью местному телевидению.

— Информация, которую озвучил уважаемый мною Петр Алексеевич, просто удивляет, — констатирует эксперт «Группы 2 мая», подполковник уголовного розыска в отставке Владислав Сердюк. — Понятно, президент озвучивает ту информацию, которую ему докладывают помощники и другие официальные лица. Суть ее в данном случае в следующем: 1. Главным организатором бойни 2 мая 2014 года в Одессе является полковник Фучеджи. 2. Цель организаторов бойни — добиться того, чтобы представители Майдана и Антимайдана поубивали друг друга, тем самым «взорвав» ситуацию в регионе. 3. Милиция раздавала оружие, причем представителям обеих противоборствующих сторон. 4. Непосредственные организаторы массовых беспорядков сбежали и находятся за пределами Украины. Версия очень красивая и удобная, но… неправдоподобная. Скажу честно, представителям «Группы 2 мая» надоело слышать о том, что Фучеджи — главный организатор массовых беспорядков 2 мая 2014 года в Одессе. Никто не отрицает, что он, мягко говоря, симпатизировал обитателям палаточного городка на Куликовом Поле. Регулярно встречался с лидерами одесского Антимайдана, участвовал в переговорах о переносе палаточного городка, засветился на многих фото в сопровождении колонны Антимайдана в центре города. Но Фучеджи — не Гиркин-Стрелков и не Мозговой-«Призрак». Да, он 4 мая дал команду выпустить из изолятора городского управления милиции задержанных активистов Антимайдана, но не он давал команду на захват комнаты для хранения оружия в дежурной части УВД. Исходя из ситуации, которая тогда сложилась, завладеть оружием можно было достаточно легко. Фучеджи — не военный, не политик, он просто хитрый матерый милиционер, и не стоит демонизировать его фигуру. Он — «флюгер». Крутился, вертелся, пытался поймать направление «ветра». В те дни «ветер» в Одессе был не «восточный»…

По моей информации, уголовное производство, открытое по действиям работников милиции и сотрудников Госслужбы по чрезвычайным ситуациям, «похоронено» в недрах Генеральной прокуратуры. Объявили в розыск Фучеджи, — и успокоились. А как же факт снабжения оружием, о котором говорил президент? Если это установлено и доказано, то должны быть обвиняемые.

Вполне может быть, что автомат Калашникова, вернее его укороченную модификацию — карабин «Вулкан-ТК», который использовал 2 мая уже всем известный Боцман, имеет милицейский след. Но тогда этот факт нужно предать огласке. Ведь там, на месте стрельбы, остались и гильзы, и пули. Баллистическая экспертиза — вещь очень точная. Эксперты должны были уже давно определить, откуда «ствол». До сих пор информации об этом нет никакой. По остальному оружию, применявшемуся обеими сторонами, мы, члены «Группы 2 мая», можем точно сказать: попало оно в руки участников беспорядков не путем «раздачи работниками милиции». Тем более что такие факты следственно-оперативная группа МВД, по нашей информации, не установила.

Могу предположить, что президенту доложили о продаже работниками одесской милиции патронов и бронежилетов. Но к событиям 2 мая 2014 года это «притянуто за уши». Задержание тогда проводилось еще до 2 мая (!) в рамках проведения оперативно-розыскных мероприятий путем оперативной закупки.

И последнее. Президент утверждает, что все организаторы находятся за пределами Украины. Но тогда возникает закономерный вопрос: кого судят в Малиновском суде Одессы? Кто те люди, которых имеет в виду Петр Порошенко? Они объявлены в розыск? О них говорили на брифингах и пресс-конференциях руководители следственных групп СБУ и МВД? А может, не все организаторы за пределами Украины? Может, кто-то остался, но его «не видят»?

Вопросы, конечно, риторические. Правду о трагических событиях 2 мая 2014 года в нашем городе некоторые представители власти говорить не хотят и не будут. Не выгодно. Слава Богу, что есть в Одессе, как сказал президент, «общественные организации, которые развеяли много фейков». Очевидно, он имел в виду нашу группу. Что ж, мы стараемся…

«Мы до сих пор не получили из следственного управления официальный список погибших»

В том, что налицо просчеты прежнего руководство областной милиции, убеждена Татьяна Герасимова. Ссылаясь на результаты, полученные координируемой ею общественной комиссией, она констатирует: экипировка и вооружение тех отрядов милиции, которые пытались сдерживать агрессивную толпу, не соответствовали требованиям, необходимым для обеспечения общественной безопасности. Зачастую милиционеры оставались сторонними наблюдателями происходившего.

Есть просто поразительные факты, подтвержденные многочисленными фото- и видеодоказательствами. Когда, например, Виталий Будько (Боцман) стреляет по евромайдановцам непосредственно из-за спин работников милиции, прикрываясь их щитами. Рядом — полковник Фучеджи.

Подразделения милиции бездействовали даже тогда, когда людей, на их глазах выпрыгивавших из окон Дома профсоюзов, пытались добивать агрессивно настроенные люди. Милиционеры объясняли свою бездеятельность тем, что якобы не имеют приказа вмешиваться.

— Тогдашний начальник Главного управления МВД Украины в Одесской области Петр Луцюк фактически устранился от своих функциональных обязанностей, — говорит Татьяна Герасимова. — Приказ о введении оперативного плана «Волна» вроде бы был им подписан, но не был зарегистрирован и осуществлен. Почему? Мы не знаем. Зато известно, что в самый разгар беспорядков в центре города главный милиционер находился… на стадионе. Там играли «Черноморец» и харьковский «Металлист», болельщики которых заранее заявляли, что пройдут мирным маршем «За единую Украину». И за это их в Одессе просто убивали.

На вопрос, что он делал на стадионе, Луцюк ответил: «Там было много людей». Полагаю, что один из ключевых в истории трагедии другой вопрос: кто не дал Луцюку ввести в действие оперативный план «Волна» и локализовать массовые беспорядки. Однако у нас есть большие сомнения в том, что расследование Генеральной прокуратуры даст на этот вопрос ответ.

Полковника Луцюка уволили из органов внутренних дел за нарушение дисциплины, его заместитель Дмитрий Фучеджи объявлен в розыск. Кто еще из правоохранителей является подозреваемым по этому делу, в каком состоянии оно находится, об этом людей не информирует никто.

Совершенно недопустимо, на наш взгляд, не информировать общественность о промежуточных результатах следствия по такому резонансному делу. Ни одной пресс-конференции, ни одного брифинга, ни одного интервью не дали ни руководитель следственной группы, замначальника отдела главного следственного управления МВД Николай Рудницкий, ни его подчиненные.

Помимо того, в нарушение норм Закона Украины «О доступе к публичной информации», несмотря на запросы, мы до сих пор не получили из следственного управления официальный список погибших.

Обвинительный акт по первой части уголовного производства — о кровавых событиях на Дерибасовской и Греческой площади в ноябре прошлого года передан в Приморский районный суд Одессы, затем рассмотрение продолжилось в Малиновском районном суде. На скамье подсудимых — 20 человек, все они обвиняются по одной статье «Организация и участие в массовых беспорядках». В основном, это люди, задержанные в торговом центре «Афина», в том числе члены организации «Православное казачество». Как они сами утверждают, милиция обещала их вывезти в автозаках подальше от эпицентра событий и отпустить, но вместо этого всех отправили в СИЗО, а теперь сделали козлами отпущения. Практически все обвинения строятся на показаниях одного и того же свидетеля, который вдруг (спустя четыре месяца) стал вспоминать, кто что делал, из чего стрелял.

Среди обвиняемых — Сергей Долженков, лидер «Одесской дружины», который своими действиями, по мнению нашей группы, спровоцировал столкновения на Дерибасовской. Именно он отдал своей многочисленной дружине команду развернуться, идти наперерез болельщикам и евромайдановцам. По какой причине он так поступил, еще один ключевой вопрос, ответ на который мы ищем.

«Тяжело раненный на Куликовом Поле Андрей Красильников сейчас участвует в АТО в составе батальона «Айдар»

— Боюсь, качество расследования трагедии в Доме профсоюзов будет еще более низким, — продолжает координатор «Группы 2 мая». — Вот только один пример. Участник киевского Евромайдана, житель Одессы Андрей Красильников был тяжело ранен пулей 12-го калибра неустановленным стрелком, который находился в Доме профсоюзов.

После операции Андрея забрали в СИЗО, сделали подозреваемым и даже объявили сепаратистом — только потому, что он гражданин Российской Федерации. Но если это клеймо усилиями одесских евромайдановцев с Андрея сняли быстро, то уголовное производство в отношении него закрывать не торопились. Статус потерпевшего Красильникову не присвоили до сих пор. Не назначили и баллистическую экспертизу пули, которую вынули при операции из тела Андрея.

Кстати, Андрей Красильников принимает активное участие в АТО, в составе батальона «Айдар». Ему приходится бороться за то, чтобы получить вид на жительство в Украине. До сих пор государство отказывало — именно из-за того, что он был подозреваемым.

Анализ досудебного следствия по уголовному делу позволяет утверждать: виновные в трагедии не будут наказаны и даже названы, а ответственность понесут «крайние». Подобная ситуация очень опасна: имитация расследования и псевдосуд от имени государства может породить желание самосуда и кровной мести.

То, что произошло 2 мая 2014 года в Одессе, повергло общество в шок. Не секрет, что эта трагедия стала одним из спусковых крючков войны на Донбассе, куда устремились сотни жителей Украины и России, в том числе, чтобы «отомстить за «одесскую Хатынь». Почву для этого, в первую очередь, создают руководители Главного следственного управления МВД Украины. Под предлогом «тайны следствия» они скрывают от общества важную информацию о действительных причинах пожара в Доме профсоюзов и причины смерти людей в здании. Информационный вакуум позволяет различным политическим силам спекулировать на одесской трагедии и продолжать «раскачивать» ситуацию в Одессе.

P. S. 30 апреля Генеральная прокуратура Украины сообщила бывшему руководителю ГУ МВД Украины в Одесской области Петру Луцюку о подозрении в служебной халатности во время событий 2 мая 2014 года.

Фото в заголовке УНИАН

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

На одесском рынке: — Молодой человек, зачем было забивать такого маленького кролика?! В нем же почти нет мяса! — Я его забил?! Здрасьте! Он сам умер!

Версии