окуева и осмаев

герои не умирают

Елена Белозерская: "По сути, Адам и Амина были телохранителями друг друга. Теперь он остался совершенно один…"

Таисия БАХАРЕВА, «ФАКТЫ»

03.11.2017 6:00 3189

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

О своей погибшей подруге рассказала героиня нескольких публикаций «ФАКТОВ», снайпер и бывшая журналистка, которая защищает Украину на передовой

Народного героя Украины, чеченскую активистку Амину Окуеву убили вечером 30 октября в поселке Глеваха, под Киевом. Автомобиль, в котором она ехала вместе со своим супругом, чеченским командиром Адамом Осмаевым, обстреляли из автоматов. Амина умерла на месте, получив ранение в голову. У Адама серьезно травмирована нога, но его жизнь, утверждают медики, вне опасности. Силовики квалифицировали покушение на Окуеву и Осмаева как заказное убийство. Сейчас рассматриваются две версии: действия российских спецслужб для дестабилизации ситуации в Украине и месть Адаму Осмаеву за противостояние главе Чечни Рамзану Кадырову.

Это было не первое покушение на Амину и Адама. В июне нынешнего года в Киеве на них было совершено покушение, в котором пострадал Осмаев. Тогда Амина успела ранить нападавшего из наградного оружия. «Второй раз судьба Амину не уберегла», — с горечью в голосе сказала «ФАКТАМ» ее подруга Елена Белозерская. Елена — героиня нескольких публикаций нашего издания, снайпер и бывшая журналистка, которая защищает Украину на передовой.

«Амина была заметной фигурой: красивая мусульманка в хиджабе»

— Сначала я узнала Амину заочно, в Интернете, — вспоминает Елена Белозерская. — Она тогда боролась за освобождение из тюрьмы своего мужа Адама Осмаева, который сидел в СИЗО по обвинению в подготовке покушения на Владимира Путина. Амина выходила на проукраинские митинги с плакатами в поддержку Адама. Она была заметной фигурой: красивая мусульманка в хиджабе. На нее трудно было не обратить внимание.

Наша первая встреча произошла на Майдане. Кто-то из знакомых сказал мне, что Амина работает там медиком. Мы встретились у ее медицинской палатки, которая стояла сразу за сценой. У Амины было тогда очень много работы, она была уставшая, измученная и отказалась фотографироваться. В то время я работала на Майдане как журналистка и снимала все и всех. Я сфотографировала ее уже во время нашей следующей встречи там же, на Майдане. Та фотка облетела все средства массовой информации в Украине и России. Амина позировала мне в полувоенной одежде с каской через плечо и противогазом.


*Елена Белозерская: «Я думаю, покушались на обоих — и Адама, и Амину. Хотя в первую очередь — на нее»

— Тогда на Майдане уже пролилась первая кровь?

— Мы познакомились с Аминой незадолго до того, как начались бои. Потом встретились после событий на улице Грушевского. Она рассказала, что успела даже немного повоевать. На самом деле оказалось, что Амина сама искала встречи со мной. Она знала, что у меня есть контакты в «Правом секторе», и хотела, чтобы я порекомендовала ее для вступления. Ей казалось, что «Правый сектор» — самая действенная революционная и антироссийская организация. Понятно, что всю жизнь она была настроена очень антироссийски. Тогда Амина говорила проукраинские, но очень радикальные вещи.

— Они вас испугали?

— Скорее, я не была готова их услышать. Амина заявляла, что врагов Украины надо убивать… Это было еще до того, как на Майдане пролилась первая кровь и между малознакомыми людьми не были приняты столь резкие высказывания. Честно говоря, я засомневалась, могу ли ее рекомендовать, решив узнать об Амине побольше. В основном о ней писала русская пресса. Понятно, что этой информации верить нельзя. Я встретилась с Аминой и спросила, что из написанного правда, а она усмехнулась: «Как всегда в российских СМИ, около десяти процентов».

— Писали, что она вовсе не чеченка.

— Амина не скрывала, что ее мать полька, а отчим — русский. При рождении ее назвали Анастасией. Амина чеченка по отцу. Я предполагаю, что он до сих пор жив, но сведений о том, где находится, нет. Зная, какие порядки в кадыровской Чечне, понятно, что больше мы ничего о нем не узнаем. К тому времени, как я разобралась, что Амина за человек, она уже успела вступить в «Афганскую сотню».

Время от времени мы поддерживали отношения, а после Майдана я познакомила ее с представителями комитета освобождения политзаключенных. Я знала этих ребят еще со времен Януковича, занимаясь правозащитой. Они составляли списки политзаключенных, по которым после Майдана их освобождали и реабилитировали. Амине удалось убедить комитет в том, чтобы Адама внесли в эти списки. В результате, через несколько месяцев после Майдана, Адам был освобожден. Это произошло в середине 2014 года, уже вовсю шла война на Донбассе. Адам освободился и сразу поехал на фронт, в Чеченский батальон, которым тогда командовал бригадный генерал Ичкерии Иса Мунаев. К тому времени Амина уже давно была на фронте. Помню, она рассказывала, когда начались события в Крыму, связалась с кем-то из крымских татар и собиралась ехать к ним воевать. Она очень этого хотела, но не сложилось.

— В медицину Амина возвращаться не собиралась?

— После Майдана говорила, что в медицину больше не вернется, чем очень расстраивала маму. Она была милитаристски настроенным человеком. Одной из первых, еще на Майдане, надела военную форму. Причем денег у нее не было ни копейки, а форма была хорошая. Оказалось, ей как медику в палатку на Майдан волонтеры приносили разные вещи. Однажды принесли маленький телевизор, который она обменяла на военную форму и рюкзак. Форма отличная, расцветки a-tacs.


*Эта фотография Амины с Майдана, сделанная Еленой Белозерской, облетела все средства массовой информации в Украине и России

«Никогда не прикасалась к посторонним мужчинам. Они не могли с ней даже поздороваться за руку»

— Рассказыва­ют, Амина даже на фронте строго соблюдала законы ислама.

— Это правда. Весь пост месяца Рамадан она ничего не ела и не пила от рассвета до захода солнца. Лишь однажды Амина нарушила нормы ислама. Будучи женщиной, не имела права идти на фронт без сопровождения мужа или родственника. А она пошла. Это продолжалось до того времени, пока Адам не вышел из тюрьмы. После этого они стали неразлучны. Знаете, у них была не просто любовь, а огромная дружба, партнерство. Они безгранично доверяли друг другу. Помню, мой муж, познакомившись с Адамом, сказал мне: «Лена, Адам без памяти любит Амину». Это чувствовалось сразу. Можно только представить, как ему будет сейчас без нее тяжело. К тому же, я полагаю, что Адам — следующая мишень. Надеюсь, государство предоставит ему защиту.

— Говорят, Амина была очень хорошо физически подготовлена.

— И она, и Адам регулярно тренировались. У Амины была спортивная, крепкая фигура. Адам регулярно заставлял ее упражняться с пистолетом. Видимо, это и помогло ей отстреляться от киллера во время первого покушения на них. Помню, Амина признавалась, что больше всего не любит бегать, после трех километров сходит с дистанции. Зато она делала много силовых упражнений, приседаний с грузом, придерживалась специальной спортивной диеты, которая помогала набирать мышечную массу.

Амина была реальным снайпером, у нее была дорогая, хорошая винтовка. Умела «работать» на полтора километра. Это довольно большая редкость — я, например, так не могу. Можно было удивляться ее психологической стойкости. У меня она тоже есть, но по сравнению со мной Амина — королева. От нее просто отскакивали потоки грязи, которыми ее поливали. Она была абсолютно убеждена в собственной правоте.

— Амина всегда ходила в хиджабе?

— Я ее без него не видела. Она соблюдала предписания ислама и никогда не прикасалась к посторонним мужчинам. Они не могли с ней даже поздороваться за руку. По словам Амины, она не снимала хиджаб с тех пор, как приняла ислам. Ей исполнилось тогда лет 18. Мне было всегда интересно, какие у Амины волосы — длинные или короткие. Однажды я об этом у нее спросила, она ответила: «Очень короткие. Какой смысл отращивать, если их все равно никто не видит?» У нее были удивительно красивые яркие голубые глаза. В обычной жизни она практически не красилась. Только для фотосессий. Первые годы войны она вообще ходила только в военной форме. Никогда не носила одежды, открывающей тело, кроме лица и кистей рук.

— Амина рассказывала, как познакомилась с Адамом?

— Она в то время жила в Одессе, а Адам туда приехал и искал квартиру. Познакомились через общих друзей. Амина говорила, что сначала это была дружба, которая переросла в супружеские отношения. Они заключили брак по исламским законам. Расписались, когда Адама выпустили из тюрьмы. Детей у них не было. У Амины есть сын-подросток от первого брака. В одном из интервью она сказала, если Адам захочет иметь детей, то возьмет себе вторую жену — в исламе это допускается. Но все откладывалось до мирной жизни. Они вообще не расставались, все делали вместе. Адам был командиром батальона, а Амина — его душой! Ближе друг друга у них никого не было…

— О чем она мечтала?

— Не думаю, что у нее были какие-то личные мечтания. И уж точно Амина не думала о покупке машины или новой мебели. Все подарки, которые им дарили, были связаны с войной. Их дом был больше похож на походный лагерь. Они оба собирались воевать, пока будут идти боевые действия. Амина всю себя посвятила политической цели: свободе Украины и Ичкерии. Мечтала поехать когда-нибудь с Адамом в Чечню, которая будет освобождена.


*Амина и Адам все делали вместе, не расставались они и на войне

— Вы говорили с Аминой после нападения на них с Адамом?

— Одно время она была недоступна: у нее отобрали телефон. Потом мы созвонились, я была рада, что ребята остались живы, восхищалась Аминой, защитившей себя и мужа. Амина прекрасно понимала, что они с Адамом по-прежнему остаются мишенью. Но она была мусульманка и говорила: «На все воля Аллаха. А я со своего пути не сойду». Она принимала какие-то меры защиты, носила скрытый бронежилет. Ей выдали новое наградное оружие — лучше, чем было раньше, — пистолет Глок. Кстати, у Амины был черно-белый кот, которого тоже звали Глок.

— Вы принимали участие в проекте Амины Окуевой «Современные сказки Украины».

— Этот проект она придумала сама. Воин или волонтер был представлен как сказочный персонаж, и о нем написана сказка на новый лад. Я предстала в образе Золушки. Имя главного злодея всех сказок было еще не определено. Амина выбирала между Путлер и Путанец. По сути, проект был завершен на 80 процентов. Надеюсь, найдутся люди, которые его завершат. Кстати, все сказки придумывала сама Амина.

— Она тоже стала героиней сказки?

— Это сказка о ней и Адаме. У них измененные имена, они представляют маленький свободолюбивый горный народ, который борется против дракона. Это была их реальная жизнь на сказочный лад. Сказка заканчивается тем, что один дракон — Янук — изгнан, а с самым главным борьба продолжается.

— Когда вы виделись с Аминой последний раз?

— Это было на съемке «Сказок», 6 октября. Мы тогда проговорили несколько часов и дали обещание друг другу видеться чаще. Но это оказалось очень сложно. Большую часть войны Амина служила в батальоне «Киев-2», относящемся к МВД, и, поскольку полицейские подразделения убрали с первой линии, выезжала на фронт неофициально. Это боевые выезды на позиции и в серую зону. Мы несколько раз собирались поработать вместе, но не сложилось. Сколько лично она уничтожила врагов — не знаю, никогда не задавала ей такой вопрос, у снайперов это не принято. Но, думаю, немало.

— Напугать Амину было невозможно?

— Абсолютно. Она открыто говорила о свободной Ичкерии и не скрывала своего отношения к Кадырову и Путину. Конечно, она была неудобна для них. Я думаю, покушались на обоих — и Адама, и Амину. Хотя в первую очередь — на нее. У киллера была возможность добить Адама, но он этого не сделал. А может, у него просто сдали нервы. И, думаю, не обошлось без предателя, который выдал киллеру маршрут, где можно было подстеречь супругов. По сути, Адам и Амина были телохранителями друг друга. Теперь он остался совершенно один…

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Лекарства так подорожали, что скоро их впору будет дарить друг другу на Новый год.

Версии