ПОИСК
Интервью

Андрей Джеджула: "Продюсер нашего фильма находится в розыске, поскольку присвоил большую часть денег"

8:30 3 октября 2015
Андрей Джеджула
В прокат выходит первый украинский мистический триллер «Затерянный город», в котором известный шоумен сыграл главную роль

Как признался Андрей Джеджула, актерство было мечтой всей его жизни. Даже когда готовился к поступлению в Институт международных отношений и после его окончания работал в Министерстве иностранных дел. Ради профессии актера он, оказывается, работал на радио, телевидении, вел вечеринки и устраивал шоу. Закончив актерские курсы при Киностудии имени Довженко, начал играть в театре и сниматься в небольших ролях в кино. И вот 37-летнему шоумену улыбнулась удача — он получил первую главную роль в большом кино. Скорее, не получил, а выпросил у режиссера. В этом Андрей признался в интервью «ФАКТАМ», которое дал во время небольшой паузы после презентации фильма. Актер ездит по разным городам страны, представляя картину. Гривну с каждого проданного билета создатели фильма решили перечислять на закупку медикаментов для бойцов АТО.

«Затерянный город» рассказывает о параллельных мирах, случайно созданных человечеством в результате неудачного научного эксперимента. В некой зоне после техногенной катастрофы исчезают люди. Главные герои картины — мародер, женщина, потерявшая семью, и осужденный обществом ученый — волей судьбы оказываются в городе из параллельной вселенной, где реальность подчинена необычным и странным законам… Фильм покажут в 71 кинотеатре 23 городов Украины.

— Правда, я, мягко говоря, был удивлен, что ивано-франковские конотеатры не взяли его в прокат. Казалось бы, в такое время как раз и нужно поддержать кино, снятое отечественным режиссером, с нашими актерами, на украинском языке.

— Андрей, как вы из шоумена превратились в актера?

— Это моя первая большая роль в полнометражном фильме, до этого было только участие в эпизодах. Заполучить роль мне помогли друзья, актеры Валентин Касьян и Валерий Скавронский. Они много снимаются, и не только в Украине. Валентин и Валерий знали, что я мечтаю о кино, поэтому договорились вместе со мной ходить на кастинги. Если шел кто-то один, то обязательно показывал на пробах портфолио других. Были ребята и на пробах «Города». Не прошли. Но уговорили режиссера посмотреть меня.

После проб режиссер Виталий Потрух был настроен скептически по поводу моей кандидатуры, а все члены съемочной группы и вовсе были против. Они по очереди подходили к режиссеру и говорили: не бери его, это же шоумен, зачем он тебе нужен, проблем потом не оберешься.

Мне пришлось уговаривать Потруха, приводя в качестве аргументов метафоры и философствования на тему существования разных миров: кино и телевидения, шоу-бизнеса и театра. Одним из доводов было: «Это же ваш первый полный метр? До него вы снимали исключительно короткий. А для меня это первая главная роль. Поэтому, как вы будете рвать и метать, так и у меня земля будет под ногами гореть. Никто из известных актеров так стараться не будет. Если возьмете звезду приглашенную, и фильм не пойдет — скажут, что режиссер г… но, актеры же прекрасны. Будет классный фильм — скажут, что это заслуга актеров. А так я беру на себя всю ответственность!»


*Андрей Джеджула с удовольствием ездит по разным городам Украины, представляя фильм «Затерянный город» (фото из «Фейсбука»)

— Что оказалось самым сложным?

— Доказать, что я актер. Ведь снимали на Киностудии имени Довженко, где по коридорам ходят такие мастера, которые вместе с самим Леонидом Быковым работали. У этих людей свои, десятилетиями установленные взгляды на кино, на актеров… Признаюсь, иногда чувствовал себя неловко рядом с ними. Ощущал, что за мной пристально наблюдают, присматриваются. Я старался изо всех сил.

Самым сложным для меня оказалось ждать. В большом метре в день снимается минута-полторы материала, в Голливуде, например, могут снять и четыре минуты. Это очень круто. Мы снимали примерно полторы минуты. Использовалась качественная пленка, поэтому старались экономить, тщательно готовились, чтобы делать поменьше дублей. Бывало, за день скажешь одно предложение — и все. Произносишь реплику, а тут уже свет менять надо, фильтры, камеры… И так каждый раз минут по 40. За это время можно любой текст выучить, еще и выспаться. К тому же память у меня очень хорошая. Режиссер давал свои указания прямо перед выходом в кадр. Активной работы у меня было мало. Я привык к более насыщенному графику, опыт ведь имеется большой — работа на телевидении и радио, на театральной сцене. И все это время я шел к своей главной мечте — стать актером.

— Столкнулись с обратной стороной медали этой профессии?

— Это отдельная история, которая тянется с того момента, как Госкино дало деньги на фильмы. Произошло это в конце 2012 года. Тогда запускалось пять проектов, и на каждый из них выделили примерно по шесть миллионов гривен. В итоге четыре проекта куда-то испарились. Когда мы принесли в Госкино готовый фильм, там очень удивились, что мы что-то сделали. Мне кажется, это было настоящее отмывание средств. Кстати, продюсер нашего фильма до сих пор где-то в бегах, находится в розыске, поскольку присвоил большую часть выделенных денег. Нам досталось только 30 процентов выделенной суммы. Но мы выкрутились. Главным было качественное оборудование, камеры, пленка. Экономили на бытовых условиях. Удивила меня киношная кухня. На обед принесли какой-то привокзальный пирожок, даже без чая. Я уж не говорю о гримерках, потому что переодевались в обычном пазике, а в туалет бегали в школу, находившуюся возле съемочной площадки. Тем не менее я получал удовольствие от съемочного процесса.

— И трюки сами выполняли?

— Изначально пригласили каскадера. Но он оказался на голову ниже меня. Я подумал: ну как потом все это монтировать, клеить? И решил все делать сам, тем более, что это было не сложно — забрался на стену, а потом эффектно прошелся по монорельсу на высоте 12 метров. Рельс был достаточно узкий, на нем только ступни ног и помещались. Пройтись оказалось не так уж сложно, только я попросил, чтобы внизу тетечки из съемочной группы не издавали громких звуков и не причитали. Проблемой было слезть оттуда. У меня ведь даже страховки не было.

Еще мы снимали в соляной шахте на глубине 150 метров. Находились там по 7−8 часов ежедневно на протяжении двух недель. Это было в Стебнике, недалеко от Трускавца. Выезжали и в Славутич. Но большая часть съемок проходила на Киностудии имени Довженко.

— Считаете свой дебют успешным?

— Этот вопрос нужно задавать зрителю. После съемок в этом фильме успел сняться еще в нескольких картинах. Ведь фильм два года пролежал на «полке». Мы запустились в не самое удачное время…

— Зачем вам это нужно? Ведь вы успешный человек — известный шоумен, владелец ресторана и турфирмы?

— А как же мечта? Только сейчас начинает реализовываться то, к чему я так долго шел. Перед поступлением я практически год не выходил на улицу, сидел за учебниками, чтобы стать студентом Института международных отношений. Выучился и стал дипломатом, четыре года проработал в МИДе. Родители поставили условие: ты должен иметь приличную профессию, вон актеры на рынках стоят. Я, наивный, думал, что работа в МИДе — это такая романтика: постоянные командировки, встречи с интересными людьми. Живи и радуйся! Но работа оказалась обычной, рутинной.

Я занимался правами человека и расовой дискриминацией. Побывал во многих странах, во всех штаб-квартирах ООН, был в Нью-Йорке. Правда, суточных едва хватало на то, чтобы нормально поесть. Но наши люди умудрялись экономить, везли с собой сало, консервы, пакетики с концентратами. Я понял, что начинаю превращаться в типичного чиновника. Через четыре года пришло время ротации. Мне нужно было решать — ехать в Сербию или бросать дипломатическую службу вообще. Тогда я уже подрабатывал на радио, вел шоу в престижном ночном клубе. Утром бежал на службу, потом — до десяти вечера на радио, а с одиннадцати и до четырех утра — в клубе. Спал по три-четыре часа в сутки. Родители и друзья, естественно, советовали дипломатическую службу. «Ты что, всю жизнь клоуном хочешь быть?» — говорили мне. Но клоуном я чувствовал себя, получая зарплату 69 гривен 82 копейки в месяц.

А потом я посмотрел американский фильм, в котором показана семья, где отец был очень авторитарен, хотел, чтобы его сын стал боксером. Напротив спортзала находилась балетная студия, и парень часто засматривался на танцоров. Герой фильма захотел стать одним из них. Стал тайком от родителей заниматься танцами. Когда же об этом узнал отец, он пришел в ярость и выгнал сына из дома. Несмотря ни на что, парень продолжал заниматься любимым делом, стал звездой балета, открыл собственную студию. На премьеру он пригласил отца, который в финале ленты пускает скупую мужскую слезу.

Эта картина вдохновила меня сделать выбор в пользу любимого дела. И я оставил дипломатию. Стал работать на радио, получая приличные деньги. Больше не нужно было объяснять друзьям, почему не могу пойти с ними выпить кофе. Ведь у меня тогда не было денег не то что на напиток, но даже на проезд. Часто в транспорте ездил «зайцем». Считаю, что сделал правильный выбор. Об этом говорит и моя татуировка: «Желающего идти судьба ведет, не желающего — влачит». Это стало и лейтмотивом фильма.

2496

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Instagram

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров