ПОИСК
Здоровье и медицина

Юрий Лифшиц: "Не повредив сосуды, мы извлекли из брюшной полости пациента злокачественное образование весом 9,7 (!) килограмма"

11:55 2 сентября 2016
Юрий Лифшиц
Впервые в мире специалист из Украины использовал американский ультразвуковой аппарат, предназначенный для хирургических операций, в онкологии, превратив его в уникальный скальпель, умеющий отличать опухолевые ткани от нормальных, не тронутых болезнью. При этом не имеет значения, в каком органе возникла опухоль

Пациенту предстояла шестая операция — удаление объемной злокачественной опухоли. Заболевание, которое не поддается ни лучевой, ни химиотерапии, у 45-летнего Александра обнаружили пару лет назад. Образование вырастало вновь и вновь, его приходилось убирать хирургическим путем. Человек обращался в разные клиники. Очередные снимки компьютерной томографии показали, что опухоль занимает три четверти брюшной полости…

— Оперировать обычным способом, с помощью скальпеля, не представлялось возможным, и мы решили попробовать сделать это ультразвуком, применив аппарат американской фирмы, который предназначен для хирургических операций, но до наших исследований применялся для лечения ран, — говорит медицинский директор фирмы «Борис» доктор медицинских наук Юрий Лифшиц.

Идея нового метода появилась у Юрия Зиновьевича в 2012 году, тогда же хирург начал проводить эксперименты на животных. Они оказались успешными. Затем он выполнил более 120 операций пациентам, у которых были опухоли различной локализации — молочная железа, селезенка, яичники, множественные метастазы в печени, в брюшине.

…Вместе с Юрием Зиновьевичем мы смотрим видео, снятое во время операции. Это разные этапы удаления объемной опухоли. И даже для меня, дилетанта, действия врача выглядят завораживающе: небольшим инструментом он миллиметр за миллиметром «выскребает» некую инородную ткань. Она большая, бугристая, бесформенная. Это потом образование взвесят, и окажется, что его вес — 9,7 килограмма. А вот измерить опухоль не получилось — после практически непрерывной 13-часовой (!) работы ни Юрию Лифшицу, ни другим специалистам (а это бригада анестезиологов под руководством Петра Зайченко, опытные хирурги-онкологи, инженеры, техники) просто не пришло в голову определять размеры образования. Хотя все поражались: неужели получилось?

РЕКЛАМА


*Юрий Лифшиц: «Опухоль занимала практически всю свободную брюшную полость, и решиться удалять ее традиционным путем, с помощью скальпеля, не представлялось возможным: пациент мог погибнуть от операционных осложнений на столе. После операции с использованием ультразвука Александр уже через неделю выписался из клиники» (фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»)

РЕКЛАМА

— Это была одна из самых длительных и сложных операций в моей жизни, — говорит Юрий Лифшиц. — А пациент уже через неделю попросил, чтобы мы выписали его домой. Уверял, что чувствует себя хорошо. Да и результаты обследования показали: все протекает благополучно. Конечно, мужчине необходимо периодически сдавать анализы, делать УЗИ, КТ. Но само вмешательство он перенес нормально. Не было кровотечения, удалось сохранить все здоровые ткани, не повредив ни кровеносные сосуды, ни нервы. Как это объяснить? По своим биоакустическим характеристикам здоровая ткань отличается от опухолевой, и ультразвуковой инструмент это «видит», благодаря чему удается провести максимально щадящую операцию и удалить опухоль полностью.


— То есть в ложе опухоли не остается «больных» клеток?

РЕКЛАМА

— В том-то и дело: во время обычной операции хирург буквально на глаз должен определить границы опухоли, удалить все подозрительные ткани, да еще с запасом, чтобы свести к минимуму риск того, что опухолевые клетки опять начнут делиться в этом месте. А ультразвуковые потоки (их в инструменте два) очень точно разделяют ткани по биоакустическим свойствам. Ничего субъективного! Все происходит согласно законам физики. Четкая граница между «черным» и «белым». Кстати, после операции границы удаленной опухоли исследуются, пробы тканей из ложа опухоли берутся на анализ, чтобы проверить, не пропустил ли что-то хирург. Когда беседовал с коллегой — профессором-онкологом из немецкой клиники в Кельне — она сказала: «Используя ультра­звук в диагностических целях, мы давно знали, что больные и здоровые ткани имеют разные свойства. А вот в хирургии опухолей вы впервые воспользовались этим, и попали в точку, вытащили шесть шаров из шести, что позволит сделать настоящий прорыв». Я тоже это понимаю и продолжаю изучать возможности ультразвуковых технологий на животных.

— Разработчики, видимо, сами не знали всех возможностей созданной ими технологии?

— Как выяснилось, да. Аппарат разработан и лицензирован как «устройство для хирургических операций», однако до наших исследований он применялся для лечения ран. С этой задачей он справляется блестяще — обработанные ультразвуком раны заживают гораздо быстрее. Бактерии погибают, кровообращение в тканях улучшается. Например, когда в столичном Институте сердца лечился известный актер Леонид Броневой (во время гастрольного спектакля актеру стало плохо, и кардиохирургам пришлось возвращать его к жизни. — Авт.), оказалось, что из-за диабета у него на ноге была незаживающая рана. Дважды обработав ее ультразвуком, мы получили очень хороший результат: за неделю рана зажила. Когда на востоке страны начались боевые действия, даже «ФАКТЫ» писали, что с ультразвуковым аппаратом хирургам легче было бы спасать раненых, уберечь их от инвалидности. Нескольких бойцов АТО мы пролечили в клинике «Борис», используя при этом ультразвуковые технологии.

— Как появилась идея применить ультразвуковой аппарат в онкологии?

— Трудно сказать. Захотелось проверить свои догадки. Вместе с разработчиками метода из Америки проводил эксперименты на животных в Институте хирургии имени Шалимова. Я проработал в этом лечебном учреждении больше 20 лет, считаю себя учеником Александра Шалимова. Затем восемь лет оперировал в Германии, после чего вернулся в Украину. Четыре года назад провел первые эксперименты по удалению опухолей у крыс, свиней. Результаты были поразительные. Хотелось найти научное объяснение тому, что я делаю. Общался по этому поводу с биологами, физиками. Вот что выяснилось: благодаря используемому в аппарате принципу (правильно он звучит так: двухпотоковая низкочастотная ультразвуковая кавитация) удается очень точно разделить два вида тканей с разными биоакустическими свойствами. Не имеет значения, доброкачественная это опухоль или злокачественная. Она инородная, и хирургический инструмент это «видит».

Уже углубившись в эту тему, я вспомнил случай, который произошел еще при жизни Александра Алексеевича Шалимова. Он часто устраивал встречи с молодыми сотрудниками. Ультразвуковая диагностика тогда только начиналась, и один человек из нашей компании, который первым у нас ее внедрял, главный инженер института Борис Ганелин, вдруг обращается к Шалимову: «Заставьте хирургов заниматься ультразвуком! За этим будущее!». Глаза у шефа засветились, в них был неподдельный интерес к этой теме. Но на том тогда все и закончилось. А слова оказались пророческими. Уже нет ни Александра Алексеевича, ни Бориса. Я же чувствую, что действительно за новой ультразвуковой технологией будущее хирургии. Сейчас самое время заниматься этим направлением всерьез, проводить глубокие научные исследования.


*Рассказывая об идее ультразвуковой хирургии, Юрий Лифшиц показал фото своего учителя Александра Шалимова (слева) и Бориса Ганелина, чьи слова по поводу ультразвука считает пророческими

Год назад Юрий Лифшиц сделал доклад об ультразвуковом «ноже» на съезде украинских хирургов, опубликовал статью в журнале «Клиническая хирургия». На нее обратили внимание в США. Один из самых авторитетных в мире —американский Институт здоровья нации, отслеживающий все перспективные направления в медицине, отметил технологию, разработанную украинским хирургом доктором медицинских наук Юрием Лифшицем, и опубликовал об этом материал.

…На днях на очередную консультацию к Юрию Лифшицу пришла его пациентка Наталья Ивановна.

— Восемь лет назад она перенесла операцию по поводу опухоли молочной железы в Германии, а в прошлом году возник рецидив, и я удалил образование, применив ультразвуковую технологию, — говорит Юрий Зиновьевич. — Сейчас обследования показали: все в порядке. Немецкие онкологи считали, что после этой операции понадобится облучение, возможно, химиотерапия. Но когда я продемонстрировал им видео проведенной операции, они подтвердили: злокачественных тканей после вмешательства не осталось и делать больше ничего не надо.

— После первой операции, во время которой мне удалили не только опухоль груди, но и семь лимфоузлов, понадобилось 33 курса облучения, перенести которые было нелегко, — вспоминает Наталья Ивановна. — Конечно, я очень обрадовалась, узнав, что после вмешательства с помощью ультразвука облучения можно избежать. С того момента прошел год. Пока все в порядке. В области грудной клетки, на месте опухоли, осталось лишь небольшое углубление. А сама операция проходила… амбулаторно. Через два часа после нее я ушла домой.

— Видео этой операции, а также фильмы об удалении редкой опухоли селезенки, метастазов печени, объемного забрюшинного образования весом 9,7 килограмма и другие я собираюсь представить на конференции хирургов-онкологов, которая состоится в сентябре в Германии, — говорит Юрий Лифшиц. — Кроме того, доклады приняты на конференции хирургов-онкологов, которые состоятся в Дубае, Баку, Миннеаполисе. Хочется, чтобы о нашем методе узнали коллеги из разных стран, проявили интерес, чтобы им заинтересовались биологи, физиологи, генетики. Украинские специалисты уже начали работать в этом направлении.

3840

Читайте нас в Facebook

РЕКЛАМА
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров