ПОИСК
Интервью

Фредерик Бегбедер: "Если бы все люди на свете были вежливыми, нам не потребовались бы законы"

7:45 4 октября 2016
Фредерик Бегбедер
Роберт ВАСИЛЬ, «ФАКТЫ»
Французский писатель, автор бестселлеров «99 франков» и «Любовь живет три года», побывал в Киеве на презентации четырех своих книг, выпущенных недавно в украинских переводах

Недавно в Украине побывал известный французский писатель Фредерик Бегбедер. В ходе небольшого рекламного турне Бегбедер посетил два украинских города. Во Львове писатель принял участие в Форуме издателей и дискотеке на крыше, где выступил в роли диджея. В Киеве состоялась встреча с журналистами и читателями. Она привлекла большое количество почитателей таланта Фредерика Бегбедера, которые получили возможность не только поучаствовать в автограф-сессии, но и задать свои вопросы любимому автору.

Недавно «ФАКТЫ» опубликовали интервью с Бегбедером, которое наш корреспондент взял у него во Львове. После этого редакция получила множество обращений от читателей, которые просили рассказать и о киевской встрече.

Манера поведения Фредерика Бегбедера совершенно не соответствует репутации солидного литературного мэтра. В книжный магазин, где происходила встреча с читателями и прессой, он практически влетел. Плюхнулся на стул, плеснул в стакан «Боржоми» и принялся отвечать на вопросы.

— Что вы можете сказать украинским читателям?

РЕКЛАМА

— Будьмо!!! — поднимает стакан с водой Фредерик Бегбедер. — Рад побывать в Киеве — одном из моих любимых городов. Я, как и все французы, очень хорошо отношусь к украинцам, потому что вы стойкие люди и у вас каждые девять лет революция: 2004-й, 2013-й… Это значит, что следующая революция у вас будет в 2022 году. С нетерпением жду.

— В книге «Уна и Сэлинджер» вы пишете о том, как приехали к дому писателя, чтобы взять у него интервью, но не решились позвонить в дверь. Почему?

РЕКЛАМА

— Джером Сэлинджер — мой давний идол. Заветной мечтой было, конечно, с ним встретиться. Однажды я приехал с телевизионной съемочной группой к его дому в городе Корниш в Нью-Гемпшире. Хотел сделать селфи с Сэлинджером (улыбается). Но в последний момент испугался. Даже не набрался смелости нажать кнопку звонка.

Но именно тогда, у дома писателя, возникла идея написать книгу о нем и его любви к Уне О’Нил. Я всегда считал, что лучшие истории — о несчастной любви. Мне, например, нравится «Ромео и Джульетта», потому что они оба в конце умирают.

РЕКЛАМА

История любви Сэлинджера и Уны — настоящая трагедия. Начало Второй мировой войны разлучило их всего через год. Джерри вместе с армией отправился в Европу, а Уна поехала в Голливуд, где вышла замуж за Чарли Чаплина.

Мы знаем, что Джером и Уна писали друг другу письма, но неизвестно, встречались ли они после этого. Это и есть главная интрига книги — встретятся ли они снова.

Когда меня спрашивают о том, является ли эта книга исторической, я отвечаю: «Нет!» Эта книга о сегодняшнем дне. Повсюду в мире идут войны. В том числе и в Париже, и в Украине. Эта история о двух детях: ей шестнадцать, ему — двадцать лет. И внезапно в их жизнь врывается война, разрушая привычный безопасный мир вокруг них.

— Как вы относитесь к войне, в частности к той, что идет сегодня на Донбассе?

— Я не вижу большой разницы между тем, что происходило в начале Второй мировой войны, и тем, что происходит сейчас. Мы сегодня не знаем, как будут развиваться события. Возможно, все это закончится очень печально.

Та война стала последствием мирового экономического кризиса 1930-х годов. Многие потеряли работу и обеднели. И тогда в разных странах появились националисты, предлагавшие людям простые решения.

Сейчас мы переживаем последствия мирового кризиса, начавшегося в 2008 году. Во многих странах вновь становятся популярными националисты. Это происходит и во Франции. В Британии набирает популярность Борис Джонсон, в США — Дональд Трамп. Мы должны быть очень осторожны, потому что националисты всегда рады войне.

— Однажды вы рассказали о намерении написать книгу, высмеивающую телевидение, так же, как в книге «99 франков» высмеян мир рекламы. Вам не нравится телевидение?

— Сейчас французы смотрят телевизор в среднем около четырех часов в день. Американцы — восемь часов. Поэтому телевидение дает определенную власть над людьми, но, признаюсь, это очень глупая власть.

В книге, которую я пишу уже несколько месяцев, рассказывается, как телевидение постепенно теряет свою власть, уступая ее Интернету. Внешне это почти то же — люди помногу часов смотрят в экран. Но есть и разница. Интернет вы не просто смотрите. Он тоже смотрит на вас.

— С тех пор как написан роман «Любовь живет три года», прошло 20 лет. Ваши взгляды не изменились?

— «Любовь живет три года» — всего лишь название книги. Лично я сделал предложение своей возлюбленной в третью годовщину нашей встречи. Мы женаты уже шесть лет. Надеюсь, что наша любовь продлится как можно дольше.

— Чем отличается любовь мужчины в 30 и 50 лет?

— Когда тебе пятьдесят, ты немного мудрее, чем в тридцать. Вряд ли я сильно совершенствуюсь с годами. Остаюсь все тем же негодяем, но, по крайней мере, стараюсь не повторять своих ошибок.

— Когда вы писали «Любовь живет три года», были другие варианты развязки, возможно, менее романтичные? Как бы вы сейчас закончили эту книгу?

— Мне нравится, что концовка в романе несколько неопределенная. Мы ведь не знаем точно, будут герои вместе или нет. И в фильме, снятом по книге, тоже конец не однозначен. Мы видим, что герои целуются, но на заднем плане на них надвигается цунами.

И я люблю эту неизвестность. Она хороша для любви. Считаю, что в реальной жизни единственный способ оставаться вместе — ежедневно бояться, что ваш партнер уйдет. Мы должны проживать каждый день, как последний.

— Дочь читала ваши книги?

— К несчастью, да.

— Задает ли она вам вопросы о них?

— Очень много. И мне весьма неудобно на них отвечать. Приходится объяснять, что это всего лишь выдумка. Но дочь говорит: «Я уже не маленькая. Мне 17 лет, папа. Понятно, что это твоя настоящая жизнь. Можешь не прикидываться, я знаю, что ты на самом деле принимаешь кокаин и проводишь почти каждую ночь с проститутками». Тогда я сержусь и отправляю дочь в ее комнату.

— Кого вы знаете из украинских писателей? Например, Гоголя?

— Гоголя очень люблю. Он один из первых писателей, которые начали высмеивать общество и власть. В Испании таким автором был Сервантес, во Франции — Вольтер, в Англии — Лоренс Стерн… В Германии, кажется, никто этим не занимался.

Что касается современных украинских авторов, то я, к сожалению, никого из них не знаю. В свое оправдание скажу, что их практически не переводят на французский. Так что это не моя вина, а издателей.

Правда, перед этой встречей я познакомился с украинским писателем, который использовал меня в качестве персонажа своей книги. (Речь идет об Олеге Полякове и его книге «Хроніки туманної Трої». — Авт.) Я просмотрел страницы, посвященные мне, и обратил внимание на предложение: «Бегбедер заказал водку». Это очень хорошее наблюдение. Должен внести поправку: вчера я заказывал текилу. Но в целом книга мне показалась интересной, постараюсь ее прочитать.

— Каковы ваши жизненные ценности?

— Хорошая еда (смеется).

А если серьезно, то я верю не в какие-то великие ценности, а в небольшие поступки, которые мы совершаем каждый день. Главное, чему я учу своих детей (у меня две дочери), — вежливость. Возможно, это звучит глупо, но если бы все люди на свете были вежливыми, нам не потребовались бы законы.

Так что, наверное, моей главной жизненной ценностью является учтивость. Кто-то упал — помоги ему встать. Открой дверь перед дамой. Уступи сиденье в метро пожилому человеку. И мир станет лучше.

— Как вы представляете идеальную женщину?

— Все знают фразу Достоевского «Красота спасет мир». Думаю, он неправ. Он и сам, наверное, это понимал, поскольку эта фраза встречается в романе «Идиот».

Красота в нашем мире выступает не спасителем, а скорее, диктатором. Вам повезло, потому что сегодня вся женская половина планеты хочет выглядеть, как украинские модели. Это забавно, но женщины и в Китае, и в Африке, и в Южной Америке хотят быть голубоглазыми блондинками.

— В книге «99 франков» вы критикуете мир рекламы. Но сейчас в Украине вы, в сущности, рекламируете свои книги. Нет ли тут противоречия?

— Конечно есть, вы правы!

Мы все — часть рекламного мира, хотим того или нет. Но все же между книгой и, например, йогуртом есть разница. Вы купите йогурт, съедите и получите удовольствие. А если купите книгу, она заставит вас думать. Поэтому, полагаю, книга лучше йогурта.

— «99 франков» — художественный вымысел или крик о помощи?

— Это полностью крик о помощи. Каждая моя книга — крик о помощи. Не могу написать ни единого предложения, когда счастлив и хорошо себя чувствую. Мне необходимо состояние беспокойства или даже злости. Это хорошее топливо для писателя.

— Если бы кто-то имел возможность прочесть только одну вашу книгу, какую бы вы посоветовали?

— Это так же трудно, как выбирать между своими детьми. Все же мне кажется, что с годами я стал писать лучше. Поэтому, наверное, порекомендовал бы последнюю свою книгу — «Уна и Сэлинджер». Я работал над ней более пяти лет. Начиналась она легко и весело, но со временем становилась тяжелее и темнее. И если читая ее, вы смеялись и плакали, значит, я выполнил свою работу как писатель.

— Что вдохновляет вас в Украине? Кроме женщин, конечно?

— Все!!! Пельмени с курятиной… Собор святой Софии… Сашими в ресторане «Гурамма»… А еще цвета вашего флага — синий и желтый. Желтый, как волосы девушек, а синий — как их глаза.

— Что бы вы рассказали другу об Украине, если бы вам отвели на это всего минуту?

— Это молодая страна, в которой живут красивые и добрые люди. Им нравятся литература и вечеринки — очень важные вещи в моей жизни. Эти люди не знают до конца, кто они — европейцы или русские. И мне нравится, что они не хотят быть ни европейцами, ни русскими. Они хотят быть украинцами.

А еще я сказал бы своему другу, что люди в Украине добиваются только одного — свободы.

— Как меняется природа любви с распространением Интернета? Убивает это романтику или помогает знакомству?

— Мне кажется, люди напуганы романтикой. Потому и создано множество приложений, таких, как «Тиндер», чтобы избежать романтики.

Думаю, современные технологии не помогают людям знакомиться. Ведь, переписываясь в «Тиндере», вы не можете быть уверены, что фотографии, которые вам прислали, настоящие. И вообще это как-то сложно и запутанно.

Мне представляется более простым мой путь. Я пишу книги, и это дает возможность вживую встречаться с множеством молодых красивых женщин. Поэтому полагаю, что любовь к литературе — самая великая сила во вселенной.

— Когда-то вы сказали, что работа диджея — это «очень весело и немного стыдно». До сих пор придерживаетесь такого мнения?

— Думаю, что определение по-прежнему очень точное.

Вообще, чувство вины, стыда играет важную роль и в жизни, и в моих книгах. В «Любовь живет три года» герою стыдно из-за того, что он развелся. В «99 франков» герой чувствует вину из-за работы на рекламное агентство, которое, по его мнению, уничтожает мир. В «Идеале» герою стыдно, что его привлекают юные девушки.

Так что, будь у меня рекламный слоган, он звучал бы так: «Бегбедер: веселись и чувствуй себя дерьмом!»

P. S. Когда время, отведенное на пресс-конференцию, вышло, организаторы подарили Бегбедеру на память фотоальбом и бутылку водки в сувенирной упаковке. Писатель тут же вскрыл коробку, вытащил бутылку и победно поднял ее над головой.

— Наверное, вы подарили мне эту водку, чтобы я надолго запомнил нашу встречу, — сказал он. — Но если я выпью, то полностью ее забуду. Поэтому пока воздержусь.

Фото автора

1298

Читайте нас в Facebook

РЕКЛАМА
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров