ПОИСК
Интервью

«Завидую Джеффу Безосу»: глава Google Сундар Пичаи о будущем Интернета и квантовых компьютерах

14:10 20 июля 2021
Сундар Пичаи

Сундару Пичаи 12 июля исполнилось 49 лет. Он родился в городе Мадурай в Индии в семье, которую трудно назвать богатой. С 2004 года работает в компании Google. Начинал с должности менеджера в подразделении, которое занимается различными инновациями. А в начале 2016 года стал генеральным директором компании. В декабре 2019 года Пичаи возглавил корпорацию Alphabet, которая объединяет в себе все подразделения Google.

Согласитесь, это невероятный карьерный рост! Между прочим, рыночная капитализация Alphabet составляет сегодня 1,7 триллиона долларов. Именно за годы, когда Пичаи находится во главе компании, ее акции выросли в цене почти втрое!

В июле Сундар дал интервью корреспонденту BBC Амолу Раджану. Вопросы были самые разные. Говорили о будущем Интернета, развитии новейших технологий и искусственного интеллекта, квантовых компьютерах. А еще о штрафах и налогах, которыми облагается деятельность Google. Кроме того, Пичаи приоткрыл завесу тайны, которая скрывает его личную жизнь. Он женат, воспитывает с супругой двоих несовершеннолетних детей. Увлекается крикетом и футболом.

«ФАКТЫ» предлагают сегодня наиболее интересные фрагменты из этого интервью.

«Большая часть данных о пользователях, которые собирает Google, хранится на серверах нашей компании, и они никому дальше не продаются»

— Скажите, когда вы поставили перед собой цель работать в Кремниевой долине?

— О, еще подростком. Я был очень увлечен технологиями, постоянно читал про них. Возможно, это покажется удивительным. Ведь в детстве у меня ничего подобного не было. Моим единственным развлечением был крикет, в который мы играли с мальчишками прямо на улице. Крикет очень популярен в Индии. Может быть, даже больше, чем бейсбол в США.

Еще подростком Сундар был очень увлечен технологиями (фото из семейного альбома Сундара Пичаи)

— У вашей семьи был скромный достаток?

— Скажу так, мы были небогаты. У родителей, правда, был личный транспорт — мотороллер Lambretta. Раз в месяц отец возил нас всех на нем в ресторан. До сих пор не понимаю, как мы на нем все помещались. Водопровода у нас дома не было. Воду носили из колодца. Когда родители захотели провести телефон, ждать пришлось пять лет — стояли в очереди. Это был обычный телефон с наборным диском. Но нам он казался чудом техники. Возможно, с него и началось мое увлечение различными технологиями. Каждый раз, когда мне в руки попадало новое устройство, оно оставляло во мне отпечаток. Когда я узнал о существовании Кремниевой долины в США, чудесном месте, где люди изобретают компьютеры, телефоны и прочую технику, а также создают программное обеспечение к ней, я ясно понял, что хочу работать только там.

— Но в Индии вы пошли учиться на инженера-металлурга…

— Да, но, заметьте, в технологическом институте. Полученный там диплом позволил мне отправиться в США и продолжить образование. В Америке я окончил Стэнфордский университет и Университет штата Пенсильвания. У меня была четкая цель, и я шел к ней.

— Я разговаривал с вашими подчиненными. Они отзываются о вас как о мягком руководителе.

— Для меня вопросы этики в бизнесе и в офисе имеют первостепенное значение.

— Основателей Google Сергея Брина и Ларри Пейджа называют революционерами. О вас такого не говорят.

— Ларри и Сергей действительно много рисковали. Иначе было нельзя. Но времена изменились. Интернет тоже стал другим. И Google вместе с другими IT-компаниями должен жить по новым законам. Если политики сегодня в основном озабочены распространением фейковых новостей, то простые люди беспокоятся о том, насколько безопасен Интернет. Их волнует сохранность личных данных. А это как раз и есть основа всего, что делает Google. Право на сохранность личных данных — одно из важнейших прав человека. Я рад, что наше общество занимается регуляцией прав на личные данные в контексте цифровой эпохи и в условиях цифровой экономики, в которой мы живем. Не думаю, что мы смогли бы делать то, что мы делаем, если бы пользователи не доверяли нам в важные моменты. Мы это понимаем. Мы понимаем, что это доверие нужно поддерживать постоянно. Мы считаем себя наместниками в управлении личными данными. Мы даем пользователям контроль, даем им выбор, но это возможно только при условии доверия.

— Однако многие пользователи уверены, что Google продает их личные данные рекламодателям и богатеет на этом. Что скажете?

— Скажу, что большая часть данных о пользователях, которые собирает Google, хранится на серверах нашей компании, и они никому дальше не продаются. Если говорить о рекламе, то нам нужна очень ограниченная информация. Если вы будете искать в Google цифровые фотоаппараты, то мы понимаем, что вам нужен фотоаппарат, следовательно, мы должны предоставить вам коммерческую информацию. Также нам может понадобиться информация о вашем местоположении, чтобы через год мы снова смогли давать вам релевантную информацию. Это и есть то, чего ожидают пользователи. Но люди неправильно это понимают. Кроме того, пользователи сами решают, сколько времени будут храниться их данные. Они сами могут это легко регулировать в настройках своих аккаунтов. Параллельно Google начинает больше работать над сервисами, которые позволяют нашим алгоритмам учиться у пользователей, например, новым словам и фразам, но не сохранять при этом их данные. Поймите, в наше время информация генерируется постоянно. Как только пользователь заходит в сеть и начинает там производить какие-либо действия. Поэтому вокруг информации должна быть выстроена четкая система принципов. Мне очень приятно видеть, что сделали в Европе, когда приняли Общий закон о защите данных. Он дает пользователям систему координат, дает компаниям систему, в которой они могут действовать, давая пользователям гарантии безопасности. Мне кажется, в будущем нужно будет больше таких вещей, как этот закон.

С другой стороны, сложившаяся модель свободного и прозрачного Интернета может быть уничтожена. Поэтому мы должны ее защитить. Свободный и открытый Интернет стал очень мощной силой, которая используется во имя добра, и мне кажется, мы это не ценим. Посмотрите, какие страны стали ограничивать доступ к информации? Я не буду называть их, но это атака на демократию. Google всегда стояла на страже свободы самовыражения и свободного обмена информацией, однако именно эта модель подвергается атаке. Я думаю, мы слишком к ней привыкли.

С будущей женой Сундар познакомился вскоре после того, как приехал в США (фото из семейного альбома Сундара Пичаи)

«Искусственный интеллект и квантовые компьютеры в ближайшие 25 лет могут преобразить нашу жизнь»

— Многих уже сегодня беспокоит проблема искусственного интеллекта. Одних его возможности вдохновляют, других — пугают.

— Искусственный интеллект и квантовые компьютеры в ближайшие 25 лет могут преобразить весь IT-сектор и нашу повседневную жизнь, я в этом уверен. Однако сейчас человечество только начинает учиться с ними обращаться. Мы находимся в самом начале разработки искусственного интеллекта, но я считаю, что он может стать самым важным изобретением человечества. Необходимо все сделать так, чтобы он принес пользу обществу. Я считаю, что, когда придет время, искусственный интеллект будет играть огромную роль в нашей жизни — в образовании, в здравоохранении, в производстве, в потреблении информации. Лично я выделяю три главных изобретения в истории человечества. Человек начал пользоваться огнем, потом электричеством, потом изобрел Интернет. Использование искусственного интеллекта будет еще важнее. Это станет как новое электричество.

Читайте также: Илон Маск и Джефф Безос стали еще богаче: пандемия помогла толстосумам из США увеличить капитал на 1,2 трлн долларов

— Сейчас искусственный интеллект уже делает большие успехи в шахматах и го. Он справляется с некоторыми видами задач лучше человека. Это порождает опасения, что он может стать опасным оружием. Вы так не думаете?

— Уверен, человечество справится с вызовом искусственного интеллекта. Любое революционное изобретение всегда сопровождалось страхами. Но это не остановило прогресс. В поляризованных демократиях многие хотели бы, чтобы большие технологии замедлились. Но это невозможно, поскольку современная жизнь постоянно ускоряется, и это норма. Сейчас ускоряется сама история.

— Вы упомянули квантовые компьютеры. Что это такое?

— Это еще одно потенциальное революционное направление. Если классический компьютер, к которому все мы уже привыкли, работает на базе битов, а это значит, что он принимает значение 1 или 0, то квантовый компьютер использует кубиты, которые имеют значение оба этих значения, а также любое промежуточное значение между ними. Квантовые вычисления могут дать огромные возможности. Они, мне кажется, будут работать не везде. Уже сегодня есть вещи, для которых всегда будут лучше традиционные методы. Однако есть и такие сферы, в которых квантовые вычисления откроют целые новые категории решений.

— Google участвует в этих исследованиях?

— Конечно. Мы пытаемся создать стабильный квантовый компьютер. Кубиты в естественных условиях очень нестабильны. И это сегодня главная проблема.

Google пытается создать стабильный квантовый компьютер (фото Google)

— Google за последние годы столкнулась с повышенным вниманием налоговых и антимонопольных властей в разных странах. В 2018 году Еврокомиссия оштрафовала компанию на рекордные 5 миллиардов долларов за злоупотребление доминирующим положением на рынке Android-устройств. В этом году французский антимонопольный регулятор обязал Google выплатить штраф в 220 миллионов евро за злоупотребление монопольным положением в сфере интернет-рекламы. Американские конгрессмены в прошлом году обвинили Google, Amazon, Apple и Facebook в том, что они превратились в «монополии, каких мы не знали со времен нефтяных баронов и железнодорожных магнатов».

— Я уже несколько раз выступал в Конгрессе США. Давал показания и делал разъяснения. И сегодня хочу подчеркнуть, что Google предоставляет свои услуги всем простым пользователям бесплатно. При этом мы не единственные на рынке. У пользователя есть выбор. Он может пользоваться нашими услугами, а может выбрать другую компанию. Вряд ли это похоже на классическую монополию.

— Но вы же не станете отрицать, что Google и другие IT-компании сегодня получают огромные прибыли. Вы действительно стали крупнейшими в мире компаниями. Поэтому вас и сравнивают с монополиями.

— Не всегда крупная компания — это плохо. Именно большие компании оказались способны, например, быстро разработать и начать производить вакцину против коронавируса. Ценность у таких компаний точно есть. И мы рады вниманию, которое на нас сегодня обращают правительства разных стран. Мы работаем в экосистеме, в которой еще много игроков с разными взглядами. Как компания, мы хотим принимать лучшие решения для своих клиентов, но мы также хотим, чтобы другие люди смотрели на то, что мы делаем, и одобряли это. Мы хотим конструктивного диалога, потому что так мы получаем представление, как именно регулятор хочет, чтобы мы действовали.

Читайте также: Рада приняла закон о «налоге на Google»: кого касается и каких изменений ждать

— Вы хотите сказать, что не возражаете против решения стран «Большой семерки», которое затем поддержали многие другие государства, ввести единый налог на IT-компании?

— Я думаю, это правильная постановка вопроса, и мы поддерживаем глобальное обсуждение в рамках Организации экономического сотрудничества и развития того, как лучше всего распределять налоги. Этот вопрос — за пределами компетенции одной компании. Google — один из самых крупных в мире налогоплательщиков. Если посмотреть на последнее десятилетие, мы в среднем платили больше 20% налогов. Большую часть налогов мы платим в США, где разрабатываются наши продукты.

— Однако именно Google в 2017 году вывела более 20 миллиардов долларов через голландскую подставную компанию в банк на Бермудах!

— Мы отказались от подобных схем.

— Обычно вы не рассказываете о своей личной жизни. Могу ли я все же задать несколько простых вопросов на эту тему?

— Я не возражаю.

— Разрешаете ли вы своим детям-тинейджерам пользоваться YouTube?

— Да, разрешаю.

— А сколько часов в день им можно проводить у монитора?

— Этому поколению необходимо привыкать к технологиям. Они будут играть все большую роль в их жизни. Я подталкиваю их к тому, чтобы они сами себя ограничивали. И это уже упражнение в личной ответственности.

— Многие люди жалуются, что технология уничтожает способность детей творить и строить отношения в реальном мире…

— Я думаю, в какой-то степени данное беспокойство уместно, и я рад, что эксперты занимаются вопросами психического здоровья и тому подобного. Но я также скажу, что на протяжении всей истории новые технологии вызывали у людей беспокойство.

— Ваша домашняя «умная колонка» от Google постоянно включена?

— Да, я ее не выключаю. Но я точно знаю, что она слушает меня только тогда, когда я к ней обращаюсь. Так что все в порядке.

— Часто меняете пароли?

— Я сам пользуюсь двухфакторной аутентификацией и всем советую поступать так же. Тогда пароли приходится менять не очень часто, потому что у меня несколько слоев защиты.

Читайте также: Придется доплатить: с 1 июня изменены правила пользования сервисом Google Фото

— Сколько у вас телефонов? Наверное, не меньше двадцати?

— У меня не очень много телефонов одновременно. Точнее, я постоянно их меняю. Пробую все новые телефоны, смотрю, что появилось интересного.

— Вы индиец или американец?

— Я гражданин США. Но Индия живет глубоко во мне. Это большая часть моей личности.

Сундар с женой Анжали Пичаи (фото Google)

— Диккенс или Шекспир? Кто для вас важнее?

— Диккенс.

— Ларри или Сергей?

— Ларри и Сергей.

— Вы едите мясо?

— Нет.

— Тогда ваше любимое блюдо?

— Доса.

— Объясните, что это? Не все знают.

— Это индийские блинчики. Очень тонкие и хрустящие. Их пекут обычно из чечевичной и рисовой муки. Используют при этом круглую чугунную сковородку.

— Какая у вас машина?

— Tesla.

— Демократы или республиканцы?

— Я держу свои политические взгляды при себе.

— Джефф Безос летит в космос, а вы бы полетели?

— Я ему немного завидую. Хотелось бы увидеть Землю из космоса.

- Кого вы уважаете из ученых?

— Алана Тьюринга (английский математик XX века. — Ред.)

— О чем жалеете?

— Жалею, что не успел встретиться со Стивеном Хокингом.

— Когда вы в последний раз плакали?

- Когда смотрел на то, что происходит в Индии с коронавирусом.

— Что бы вы посоветовали людям, которые хотят с нуля построить успешный бизнес?

— Я всегда считал, что нужно не прислушиваться к тому, что говорит ваш ум, а понять, что радует ваше сердце. Это, по сути, путешествие. И когда вы найдете свое дело, вы поймете. Когда люди находят такое дело, обычно все получается.

Подготовил Игорь КОЗЛОВ, «ФАКТЫ»
(оригинал Amol Rajan / BBC Two)

993

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров
 

© 1997—2021 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины.

Материалы под рубриками «Официально», «Новости компаний», «На заметку потребителю», «Инициатива», «Реклама», «Пресс-релиз», «Новости отрасли» а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер.