ПОИСК
Интервью

«Хочу быть Джорджем Клуни, продающим текилу и кофе»: Бен Аффлек рассказал Мэтту Дэймону о своих фильмах и отношениях с Дженнифер Лопес

11:40 19 января 2022
Бен Аффлек

Последние несколько месяцев известный голливудский актер и режиссер Бен Аффлек находится в центре внимания СМИ. Он возобновил свои отношения с Дженнифер Лопес, с которой был помолвлен много лет назад, но пара рассталась. В декабре Бен дал интервью, вызвавшее скандал. Он, по сути, обвинил свою бывшую жену — актрису Дженнифер Гарнер — в том, что она была причиной его пагубного пристрастия к спиртному.

И вот в январе американское издание Entertainment Weekly разместило на своем сайте новые откровения Аффлека. С 49-летним Беном беседовал его лучший друг Мэтт Дэймон. Когда-то они вместе начинали свою карьеру в кино и написали замечательный сценарий, по которому был снят фильм «Умница Уилл Хантинг». За эту работу друзья получили премию «Оскар». Но потом их творческие пути разошлись. Если не считать фильм «Догма», Бен и Мэтт больше вместе не снимались — до прошлого года. Они вновь появились вдвоем на экране в исторической драме Ридли Скотта «Последняя дуэль».

Разговор по душам двух друзей в Zoom записал журналист Ли Гринблатт. «ФАКТЫ» подготовили перевод их беседы, которая началась с разговора о работе Бена в фильме Джорджа Клуни «Нежный бар».

«Мама зарабатывала 28 тысяч долларов в год. А мне за одну роль предлагали гораздо больше. И я говорил себе: «Какое ты имеешь право отказываться?»

— Помнится, Фрэнсис Форд Коппола в своей винокурне продавал небольшие сигары, названные в честь его отца. Сбоку на коробке стояла надпись: «Украдено у лучших». Я сейчас вспомнил это, чтобы задать следующий вопрос: есть ли что-то из полученного тобой опыта в работе с Клуни, что ты будешь использовать в дальнейшем сам? — поинтересовался Мэтт Дэймон у Бена Аффлека.

— Думаю, трудно переоценить степень отношения к актерам и другим членам съемочной группы, открытость, щедрость, комфорт, которые демонстрирует Джордж. Он делает это гораздо лучше меня. А еще он с невероятным уважением и пониманием относился к тому, что у меня есть дети. И есть согласованный с бывшей женой график — когда я встречаюсь с детьми, когда они живут у меня. Он не устраивал сцен, не требовал изменить этот график. Не спрашивал, почему я не могу сегодня задержаться на площадке до полуночи. Думаю, он так ведет себя, потому что у него тоже есть дети. А еще у него такая красивая замечательная жена. Он живет полной жизнью. И продает кофе…

— А еще продает текилу!

— Да, текилу и кофе, без шуток.

— Клуни с тобой и утром, и вечером!

— Я скажу тебе сейчас, кем я хочу быть. Хочу быть Джорджем Клуни, продающим текилу и кофе. Потому что этот бизнес дает ему свободу снимать те фильмы, которые он хочет!

Кадр из фильма «Нежный бар»

— Признаюсь, мне велели обсудить с тобой все фильмы, в которых ты снялся, — с самого начала твоей карьеры…

— Не бойся сбросить с себя эту тяжкую ношу, если она покажется слишком обременительной.

— Прежде чем расспрашивать тебя о том, с чего все начиналось, давай поговорим о том, где ты оказался сейчас. У водителей есть такая поговорка: он за рулем уже так давно, что просто не мог не разбить ни одной машины. Как думаешь, может быть, поэтому твои последние роли так удались? Взять хотя бы фильмы «Вне игры» и «Последняя дуэль». Они наполнены жизнью, играют всеми красками. Ты попал в самую точку.

— Спасибо. Для меня твоя оценка крайне важна. Знаешь, иногда люди говорят: «С возрастом ты стал лучше». Лично для меня это равносильно: «А ты не такой мудак, не такой идиот, как я думал»! На самом деле, среди моих первых ролей есть те, которые мне очень нравятся. Я считаю, что очень хорошо сыграл. Например, Чаки Салливан в фильме «Умница Уилл Хантинг». Мне нравится мой персонаж во «Влюбленном Шекспире», чтобы там ни говорили об этом фильме. И я по сей день чувствую связь с моим героем из картины «В погоне за Эми».

— Мне еще очень нравится «В чужом ряду». Ты там отлично сыграл.

— Да, тогда я впервые встретил Брэдли Купера. Знаешь, когда начинаешь сниматься в кино, у тебя формируется представление о том, что такое успех. У меня это было так. Моя мама зарабатывала 28 тысяч долларов в год. А мне за одну роль предлагали гораздо больше. И я говорил себе: «Какое ты имеешь право отказываться? Кто ты такой?!» Увы, в то время я не понимал истинную ценность умения отказать. С другой стороны, когда люди начинают критиковать меня за мой выбор фильмов, с уверенностью могу сказать, что я ни разу не отверг что-то стоящее ради какой-то ерунды. Иными словами, не было такого случая, чтобы я сказал Скорсезе: «Извини, Марти, но я не буду сниматься в твоем новом фильме, потому что у меня роль в «Пережить Рождество». Знаешь, наша судьба частично зависит от шанса, а в остальном — от материала, с которым мы работаем, и от режиссеров.

«Когда люди начинают критиковать меня за мой выбор фильмов, с уверенностью могу сказать, что я ни разу не отверг что-то стоящее ради какой-то ерунды», — говорит Аффлек

— Согласен полностью.

— Это важно. Кроме того, мне всегда было комфортнее играть персонажей, которые не являлись протагонистами в традиционном смысле. У тебя это гораздо лучше получается. И это не комплимент, который я задолжал. Так и есть. Я не знаю, как тебе это удается. Твои герои не получаются плоскими. Они реальны. Смотришь фильм и хочется обсуждать персонажей, которых ты сыграл. А играть главные роли всегда тяжелее. Не всем это удается. Мне кажется, что в этом сегодня идеален только Дензел Вашингтон. Кого бы он ни сыграл, ты влюбляешься в этого героя… Но хочу вернуться к твоему вопросу о возрасте. Безусловно, опыт имеет огромное значение. В этом его главная ценность и прелесть. С возрастом, если тебе повезет, перестаешь делать из себя дурака, начинаешь понимать свои подлинные чувства. Узнаешь, что такое настоящая боль. Иллюзии молодости развеиваются. И появляется ностальгия…

— Это правда.

— Я теперь точно знаю, почему провалился в фильме «Лига справедливости». Причин много. И винить кого-то еще не имеет смысла. Я расцениваю эту роль (Аффлек сыграл Бэтмена. — Ред.) как низшую точку в моей карьере. В тот период я не был счастлив. Мне был неинтересен фильм. Мне не нравилось все, что происходило на съемочной площадке. И я знаю, что больше никогда не стану сниматься в картине, если эти факторы сойдутся вновь. Я не буду больше заниматься тем, что не приносит мне радость. Другое дело — «Последняя дуэль». Я благодарен тебе, потому что ты повлиял на мое решение согласиться на эту роль. Она не была главной в картине. К тому же я играл отрицательного персонажа, злодея. Все это совершенно не соответствовало моим представлениям о том, в чем мне следует сняться, чтобы заговорили о возвращении Бена Аффлека. Но я наслаждался в итоге каждым днем работы. Вся съемочная группа была великолепной. Я и мечтать не мог о подобном. И я почувствовал вкус к работе. Сегодня я боюсь только одного — что могу потерять это чувство! Сегодня я счастлив. Я ощущаю этой каждой клеточкой. И вот ответ на твой вопрос — видимо поэтому я стал играть лучше. Плюс, конечно, возраст и опыт. Но с возрастом обычно все становятся лучше.

«Я расцениваю роль в „Лиге справедливости“ как низшую точку в моей карьере», — говорит Бен Аффлек (кадр из фильма)

— Не все. Многие так и не могут избавиться от дурных привычек.

— Если ты умен, то будешь учиться у тех, кто действительно хорош. И наша с тобой дружба лишь доказывает это. Мы всегда были честны друг с другом. И помогали друг другу. И нам везло с окружением. Вокруг были люди, которых мы уважали и любили. И мы рядом с ними становились умнее.

— Знаешь, я навсегда запомнил, как ты однажды сказал мне… Мы тогда только собирались писать сценарий к «Умнице Уиллу Хантингу». Тебе было 20, мне 22. И ты сказал: «Суди обо мне по тому, насколько хороши мои идеи, а не потому, насколько они плохи».

— У каждого есть плохие идеи. Взять Дэвида Финчера (культовый режиссер, снял фильмы «Игра», «Бойцовский клуб», «Исчезнувшая». — Ред.). Он гений. Когда я работал с ним и предлагал что-то, он отвечал уклончиво: «Ну, не знаю». Но если ему идея нравилась, он ее использовал. Если нет, просто забывал о ней, но не унижал грубым отказом или резкой критикой.

— Не могу удержаться! Расскажу, как работал с братьями Коэнами. После каждого дубля один из них подходил ко мне и протягивал записку со своими замечаниями. Потом я получал записку от другого. И их замечания и указания всегда были полностью противоположными! Я подходил к Итану и говорил: «Джоэл велел мне играть совсем иначе». И наоборот: «Итан сказал играть мне совсем иначе». И тогда второй всегда говорил: «Да? Тогда делай, как он сказал». Было смешно… Вернемся к «Последней дуэли». Классно — сидеть вот так, попивать чай, болтать с тобой и рекламировать фильм, в котором мы сыграли. Я вложил в него деньги.

— Серьезно? Внимание! Мэтт Дэймон занимается скрытой рекламой? Это мошенничество!

— А что остается? В прокате фильм провалился! Но, что интересно, сейчас он занимает первое место по скачиванию на iTunes. А это значит, что у фильма есть свой зритель. И не один. И за него платят деньги те, кто не рискнул идти в кинотеатр в разгар пандемии. И вот тут у меня возникает вопрос: может, ковид ускорил процесс, который без пандемии тянулся бы еще лет 15? Или после ковида все вернется на круги своя?

— Не хочу заниматься предсказаниями, потому что на меня это занятие всегда нагоняет скуку. Знаю только одно — «Вне игры» вышел в прокат за неделю до того, как из-за пандемии закрылись кинотеатры. И он ничего не успел собрать. Но даже до пандемии я прекрасно понимал, что фильм, в котором поднимаются проблемы алкоголизма, смерти ребенка, мучительного восстановления, вряд ли заставит взрослых зрителей идти в кинотеатр. А уж о молодежи и говорить нечего. Что сегодня смотрят люди дома и платят за это деньги? Мини-сериалы «Мейр из Исттауна», «Наследники», «Нарко: Мексика». Это удивительно, но стриминговые компании зарабатывают именно на такой продукции. Она замечательная, очень качественная. Это совсем не то телевидение, к которому мы с тобой привыкли, когда были детьми. Думаю, тогда другого и быть не могло. Вряд ли бы мой отец стал смотреть «Нарко» по черно-белому телеку с диагональю 11 дюймов! Готов держать пари, что сегодня свой фильм «Операция «Арго» я бы не стал снимать для кинотеатров. Я бы делал его для стриминговой компании в виде мини-сериала. Думаю, фильмы для проката будут становиться все дороже и насыщеннее спецэффектами и действием. Они будут рассчитаны на молодежь. На тех, кто будет кричать: «Я ушел с головой в киновселенную Marvel и не могу дождаться нового фильма, чтобы узнать, что там будет дальше!» Думаю, в год будут снимать не более 40 фильмов для кинопроката. И это все будут сиквелы с кучей компьютерной графики…

Читайте также: Со скандалами и без прямого эфира: в США впервые нетрадиционно раздали «Золотые глобусы»

«А потом фильм выстрелил. Это была настоящая бомба! Он стал культовым»

— Давай все же сядем в машину времени… Начнем с фильма «Школьные узы», потому что это был первый наш опыт совместной работы. Что ты о нем помнишь?

— Помню каждое слово из всех девяти строчек, которые я в нем произнес. Мне нравился каждый день съемок. Они проходили в Бостоне. Одни из лучших дней в моей жизни…

— Потом ты снялся в еще одной молодежной картине — «Под кайфом и в смятении». У Ричарда Линклейтера. Уже без меня…

— Линклейтер! Он был нашим кумиром. Глядя на него, у нас с тобой впервые родилась идея сделать наше кино. И мы рискнули написать сценарий. Ричард был человеком, который работал и снимал вне системы. И это вдохновляло. Также, как «Бешеные псы» Тарантино, «Клерки» Кевина Смита. Линклейтер рискнул честно показать 19-летних, которые прожигают жизнь в Техасе на бесконечных вечеринках. Я тогда познакомился с Мэттью Макконахи, Рори Кокрейном. Мы стали друзьями. Господи, конечно, Рене Зеллвегер! А потом фильм выстрелил. Это была настоящая бомба! Он стал культовым. И мне приятно осознавать, что я являюсь частью этого. Хотя я опять сыграл в нем не самого симпатичного персонажа, между прочим, единственного неприятного человека в фильме, который вызывает у зрителей приятные чувства (Смеется).

Бен Аффлек в фильме «Под кайфом и в смятении», 1993 год

— Фильм «Лоботрясы». Его снял Кевин Смит. Можем поговорить об этой картине отдельно, а можем вместе с другими фильмами Смита, в которых ты сыграл.

— Кевин снова дал мне роль парня, который всех буллит, запихивает людей в их шкафчики в раздевалке. Но мне нравится Кевин. Он с юмором, умен и обаятелен. Мы сошлись с ним.

— Кстати, именно Кевин спас «Умницу Уилла Хантинга». Я говорю это не просто так. Только благодаря Смиту фильм был снят. Мы увязли тогда по уши. Все предложения от продюсеров никуда не годились.

— Я пообещал ему, что отблагодарю, если мы получим «Оскар». Когда я это сказал, слова прозвучали как шутка. Но мы получили «Оскар», а я забыл поблагодарить Кевина. Тогда я снова поклялся. Я пообещал: «Если заработаю еще один „Оскар“, клянусь Богом, ты будешь первым, кого я отблагодарю!» И я снова обманул…

«Меня заставили пойти к дантисту и выровнять зубы. Потом погнали в спортзал. Сказали, что я нужен им «секси»

— Кевин, Гас Ван Сент (режиссер фильма «Умница Уилл Хантинг». — Ред.) и Робин Уильямс сыграли равнозначные роли в том, что эта картина состоялась. Кстати, уговорить Робина сыграть в ней помог Фрэнсис Форд Коппола.

— Господи, Робин был замечательным человеком! И таким юморным. Это был первый случай в моей карьере, в моей жизни, когда я запросто тусовался с таким знаменитым и талантливым человеком. У него за плечами уже были «Доброе утро, Вьетнам!», «Король-рыбак», «Пробуждения». И вот мы идем с ним по Бостону, и все вокруг узнают его, улыбаются и приветствуют: «Нану! Нану!»

— Да, это была его коронная фразочка в сериале «Морк и Минди». Люди его обожали. Морк! А ты помнишь, как он требовал снимать дубль за дублем, хотя сцены получались прекрасные. Но у Робина в голове тут же рождались новые идеи, и он хотел переснять, был уверен, что придумал что-то получше… А потом, после успеха «Уилла Хантинга», наши с тобой пути разошлись. Тебя взяли сниматься в «Армагеддоне». И люди вокруг говорили: «О, Бен стал звездой! Снимается в блокбастере. А Мэтт — серьезный парень». Это потому, что я попал к Спилбергу в «Спасти рядового Райана». Каждый из нас тогда отчаянно рвался к новым ролям. Мне повезло не попасть в «Армагеддон», тебе повезло не попасть в «Рядового Райана». Помню, я снимался в Италии в «Талантливом мистере Рипли», когда вышел в прокат «Армагеддон». И он стал суперхитом. Еще бы, с таким звездным актерским составом!

— Да, Брюс Уиллис, Оуэн Уилсон, Билли Боб Торнтон, Майк Дункан. Это был настоящий Голливуд. Я и не мечтал, что мне выпадет такое увидеть. Они выкопали на территории студии Walt Disney два огромных кратера! В это были вложены огромные деньги, и почему-то никого не волновало, что сама идея фильма совершенно дурацкая! Это же полный абсурд — тренировать нефтяников-бурильщиков для полета в космос! Куда проще и быстрее научить астронавтов бурить скважины! Но следование логике не позволило бы снять такой фильм. Было весело. Кстати, ты знаешь, что Уиллис хотел отказаться от этой роли? Да, Брюс поставил условие, что будет сниматься в «Армагеддоне», только если ему дадут главную роль еще в одном фильме. И они согласились. Он получил роль в… «Шестом чувстве»!

— Боже, серьезно?!

— Да! А я был тогда слишком наивен и не понимал, какое мнение обо мне формируется у всех этих голливудских боссов. Майкл Бэй и Джерри Брукхаймер (режиссер и продюсер «Армагеддона». - Ред.) сфокусировались на моей внешности. Им было плевать на мои актерские качества. «Тебе нужно походить в солярий!» — приказали они. Затем они заставили меня пойти к дантисту и выровнять зубы. Потом погнали в спортзал. Они сказали, что я нужен им «секси». Я не понял. «Как я могу стать более сексуальным?» — спросил я. «Катись в зал!» — был ответ. И они гоняли меня до седьмого пота. Но моего пота им было недостаточно. Они велели вымазывать мой торс маслом, чтобы он блестел в кадре. Короче, у Майкла был пунктик. Он хотел, чтобы я выглядел как один из тех парней, которых обычно снимают для плакатов и календарей — с голым потным торсом, среди покрышек или каких-нибудь железок. Ну, ты понимаешь. А я не мог понять. А они мне популярно объяснили. «Мы обязательно вставим кадры с тобой в таком виде в трейлер и разместим на постерах. И люди будут расхватывать билеты на фильм!» — сказали они. И оказались правы. Что тут еще скажешь? Разве то, что на деньги, которые были потрачены на «Армагеддон», можно было снять 400 прекрасных фильмов, таких как «В погоне за Эми». Но я не жалею. Забавно, но «Армагеддон» — это единственный фильм со мной, который посмотрели мои дети. И он им вроде бы понравился. Хотя они постоянно меня подкалывают теперь. Звонят: «Папа, ты где? Гоняешь на вездеходе по Луне?» Я не обижаюсь. Дети веселятся, и это хорошо. Но иногда мне хочется, чтобы они все же посмотрели хотя бы еще один мой фильм, например, «Город воров».

«Армагеддон» - это единственный фильм со мной, который посмотрели мои дети», - рассказал Аффлек (кадр из фильма)

«Мне кажется, проблема изначально была в том, что боссы в студии хотели использовать наш с Дженнифер Лопес роман»

— Мои дети тоже не хотят смотреть фильмы с их папой. Ладно, давай дальше, нам еще столько твоих картин нужно обсудить! Прости, но такое я получил задание… Хочу поговорить о «Джильи», потому что его снял один из наших с тобой любимых режиссеров — Марти Брест. Как ты сегодня относишься к «Джильи»?

— Знаешь, интересно то, что у меня тогда не было никаких сомнений, соглашаться или нет на эту роль! Выбор казался прост и очевиден. Мне очень нравился «Успеть к полуночи» с Робертом де Ниро, который снял Брест. Я обожаю «Полицейский из Беверли-Хиллз», «Запах женщины». Марти, вне всяких сомнений, талантливый режиссер, один из тех, с кем я всегда хотел поработать. И люди в съемочной группе подобрались очень хорошие. А результат? Моя дочь называет такое «уродство и позор». Я не знаю, почему так вышло. Случается. Иногда и съемочная группа послабее, и сюжет похуже, а получается что-то стоящее. Здесь все наоборот.

Но плохой опыт тоже важен… Лично я сравниваю «Джильи» с коровой, которой приделали лошадиную голову. Мне кажется, проблема изначально была в том, что боссы в студии хотели использовать наш с Дженнифер Лопес роман. О нем трубили повсюду. Журналы и газеты с нашими фото разлетались за секунду. И боссы решили: «Люди хотят видеть их вместе! Лучший для этого жанр — романтическая комедия. Снимаем!» Но это была плохая идея.

Даже триллер «Цена страха» получился лучше. А у него был определенный коммерческий успех. Но я отношу его к тем фильмам, которые мне не хочется вспоминать. А «Джильи» я вспоминаю часто. Мы пять недель потратили на то, чтобы переснять уже готовый материал. При этом все мы, включая Марти Бреста, понимали, что это ничего не даст. Но для меня это был бесценный опыт. Я видел, как Марти, прекрасный режиссер, ведет себя в подобных ситуациях. Он остается профессионалом.

А «Джильи» в прокате с треском провалился. В моей карьере было по меньшей мере пять фильмов, которые принесли еще больше убытков, чем «Джильи», но о них никто не говорит сегодня. А эту картину все запомнили. Ведь она связана с любовным романом между Беном Аффлеком и Дженнифер Лопес! А я благодарен этому фильму. Его провал научил меня не опускать голову. Тогда я впал в глубокую депрессию. Но именно это состояние подтолкнуло меня к решению самому снимать фильмы, стать режиссером. Так что в определенном смысле я получил дар в лице «Джильи». Не только в профессиональном плане. Мы с Дженнифер пережили этот кризис. Теперь мы снова вместе. Отношения с ней значат очень много для меня.

Кадр из фильма «Джильи»

— Я хорошо помню, как ты мне тогда сказал, после первого уик-энда проката «Джильи»: «Я оказался в худшем месте! Со мной можно продавать только журналы, но не фильмы!»

— Да, именно так я себя тогда чувствовал. Теперь я смотрю на это иначе. Тот провал для меня стал чем-то вроде налога, который мне обязательно следовало заплатить, чтобы продолжать сниматься и снимать кино, чтобы пожертвовать личной жизнью, личными отношениями. Самое интересное, что мне заранее был известен результат. Мы с тобой росли, когда во всех газетах истерили по поводу романа Шона Пенна и Мадонны. Потом по поводу их свадьбы. Потом развода. Мы с Дженнифер оказались вместе в период, когда журналистика превратилась в фабрику по переработке личной жизни знаменитостей. Но я почему-то надеялся, что мне удастся избежать этого кошмара. Я был наивен.

Признаюсь, я не нашел ничего хорошего в славе. Да, я могу достать пару билетов в первый ряд на любой баскетбольный матч. У меня есть возможность обедать в лучших ресторанах. Но разве это так важно? Куда важнее иметь возможность заниматься любимым делом и не зависеть от капризов боссов и нападок СМИ. Но слава научила меня одному — выходить из подобных кризисов закаленным, более сильным. Нельзя просто сказать: пошло оно все! Это не работает. Нужно что-то менять в себе после каждой неудачи. Я понял только одно: поражение учит нас большему, чем любой успех.

— Ты прав! И тебе удалось это доказать. В 2006 году ты получил «Оскар» за «Операцию «Арго» как режиссер. А это главная награда в жизни любого кинематографиста… Жаль, но мне пора сворачивать нашу беседу. Семья ждет. Уже накрыли обед, и дети смотрят на меня с упреком.

— О, я знаю эти взгляды!

— Хочу только сказать, что последние десять лет были в твоей карьере замечательными. И «Последняя дуэль», и «Нежный бар» венчают это период. Вряд ли зрители задумываются над тем, кто пишет сценарии. А ты и в этом очень хорош.

— Спасибо! Люблю тебя, мужик! Как было бы классно, если бы все интервью у меня брал только ты!

Читайте также: «Болело так, что я не могла двигаться, была прикована к постели»: откровенное интервью Дженнифер Энистон

Перевод Игоря КОЗЛОВА, «ФАКТЫ» (оригинал Leah Greenblatt / Entertainment Weekly)

Фото в заголовке с сайта ew.com

3597

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров
 

© 1997—2022 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины.

Материалы под рубриками «Официально», «Новости компаний», «На заметку потребителю», «Инициатива», «Реклама», «Пресс-релиз», «Новости отрасли» а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер.