ПОИСК
Украина

Почему предпринимателей и фермеров могут обвинить в коллаборационизме за работу в оккупации: рассказал эксперт

12:22 24 мая 2022
трактор в поле

В украинских зернохранилищах в настоящее время хранится более 20 миллионов тонн зерна, которое невозможно продать из-за полномасштабной войны, развязанной россией. Глава продовольственной программы ООН Дэвид Бизли заявил: всемирная продовольственная программа охватывает около 125 миллионов человек и 50% зерна закупается в Украине. ООН неустанно призывает россию разблокировать порты, чтобы появилась возможность вывезти зерно и таким образом не только уберечь людей от голода, но и освободить место для нового урожая.

К сожалению, это далеко не единственная проблема, с которой сегодня сталкиваются аграрии: нехватка и дороговизна топлива, невозможность доставить семена на оккупированные территории, чтобы засеять поля, нехватка средств и т. д. Однако если эти проблемы фермеры понемногу решают, то есть вопросы, на которые они не могут влиять. Речь идет о работе на оккупированных территориях. Многие предприниматели не бросили на произвол поля, фермы и остались, чтобы как-то работать. Они прекрасно понимают: вывезти такой бизнес невозможно, как и оставить, поскольку россияне сразу же все национализируют и разворуют. Поэтому хочешь сохранить дело — оставайся. Но в таком случае эти люди попадают под действие украинского закона о коллаборационизме. Ведь желающих обвинить того или иного предпринимателя в условной работе на врага уже хватает.

О проблемах аграриев на освобожденных и оккупированных территориях в эксклюзивном интервью «ФАКТАМ» рассказал глава ГС «Аграрный союз Украины» Геннадий Новиков. Также эксперт высказался, как защитить фермеров от рейдерских захватов, пытающихся замаскировать под благие намерения.

«Невозможно через маленькое отверстие отправить то, что отгружалось через 4 порта»

— Геннадий Владимирович, наша страна всегда была краем земледельцев. В условиях войны всем очень сложно выживать. Все же с какими проблемами сталкиваются аграрии? Ведь от них зависит, будет ли хлеб на столах украинцев и не только у них.

— Все зависит от территории. Там, где ситуацию контролируют украинские власти, главная проблема — реализация переходной прошлогодней продукции. Нарушена логистика и все пути, через которые происходила ее продажа. Я уже не говорю о существенном снижении цен из-за дорогостоящей логистики и невозможности реализации, но и по этой стоимости хоть что-то продать — крайне тяжело. Невозможно через маленькое отверстие отправить то, что отгружалось через 4 порта. Это огромная финансовая проблема.

— Сейчас в условиях войны что-то делать очень сложно. Как в Украине прошла посевная кампания?

— Не могу сказать, что легко. Однако правительство разработало программу кредитования аграриев и таким образом поддержало посевную. Хотя и здесь есть проблемы, потому что маленькие хозяйства не были подготовлены к работе с банками: до них тяжело доходили эти кредиты.

Сегодня дополнительные ресурсы нужно тратить на удобрение, топливо, а оно не только дорогое, но еще и в дефиците. Разными способами люди пробуют решать эту проблему. Уверен, Украина завершит посевную практически в плановом режиме. Единственное, немного изменится структура посевов: увеличится количество сои, ведь это менее затратная культура, уменьшится — кукурузы. Сложность в том, что малые предприятия пооформляли портфельные гарантии, выделенные правительством под эти кредиты, но кончились средства.

Аналогичная ситуация и на недавно освобожденных территориях, особенно в Сумской области. Находясь под обстрелами, люди не могли подавать документы на кредиты, после освобождения области выяснилось, что деньги закончились. Также есть банки, которые не предоставляют кредиты, в частности, предпринимателям из вышеупомянутой области. Пока эта территория под контролем украинской власти, но в некоторых банках ведут свое зонирование страны. По их данным, Сумщина — это «красная зона», поэтому они отказывают в кредитовании. Надеюсь, в ближайшие дни проблема будет решена.

— Какова ситуация на территориях, где все еще продолжаются боевые действия. Удается ли там что-нибудь посадить или высеять?

— Люди откликнулись на призыв президента засеять поля, потому что собирать урожай будет Украина. Там, где была возможность, уже закончилась посевная кампания. Предприниматели это сделали, несмотря на ужасные сложности с семенами, так как фирмы не могли его поставить, даже по предоплате. Сейчас работаем, чтобы вернули средства, если невозможно доставить товар. Соответственно, поля засевались недостаточно кондиционными семенами: люди выходили из ситуации, как могли. Необходимо рассчитаться по паям, сохранить работу для людей, особенно в этом тяжелом году.

Знаю, предприятия хоть и закрыли офисы, но выплачивают зарплату, поддерживая работников, чтобы они могли пережить этот период.

В общем, проблем на оккупированной территории много, в частности, есть сложности с водой. Одни говорят: поливайте без оплаты. Но возникает вопрос: как это в будущем будет расценено? Ведь есть закон о коллаборационизме. Надо понимать, что на юге есть культуры, которые в принципе не растут без орошения.

«После победы будет очень много желающих обвинить людей в коллаборационизме»

— Получается, фермеры оказались, как говорят, между двух огней: с одной стороны, им советуют засевать поля, ведь урожай будет собирать Украина, с другой, поля необходимо поливать водой, которую приходится брать у оккупанта, и это может быть расценено как коллаборационизм.

— У земледельца есть обязанность формировать продовольственную безопасность государства. Люди высеяли семена, сейчас нужно выполнять работы по уходу за ними. Есть и фермы в этих регионах, где ежедневно необходимо ухаживать за животными. В этой ситуации в разных регионах возникают разные проблемы. К примеру, в Луганской области нужно перерегистрировать предприятие в «ЛНР», а, согласно украинскому законодательству, это опять же коллаборационизм. Если этого не сделать, предприятие национализируют, то есть банально заберут и, вероятнее всего, разрушат. С одной стороны, предприниматель положил свою жизнь, чтобы создать и развивать ферму, и пытается ее хоть как-то сохранить, с другой, когда Украина вернет эти территории, какие последствия будет иметь попытка выжить и спасти бизнес?

В настоящее время эти предприниматели, фермеры, хозяева выкручиваются для сохранения ферм и выплачивают своим работникам гривни. Таким образом, своей ежедневной работой и гривневыми выплатами они борются с введением рублевой зоны. Но уже есть опасения, что их могут обвинить в предательстве интересов Украины.

Читайте также: В Украине острый дефицит соли: почему ее нет в магазинах и скоро ли появится

— Слышала упреки, мол, можно вывезти агропредприятие в другой регион. Правда, так могут говорить только люди, далекие от сельского хозяйства и животноводства. Как можно провести релокацию, например, поля?

— Вывезти сельскохозяйственное предприятие во многих случаях просто невозможно. Поэтому необходимо учитывать особенности выживания аграриев в этих сверхсложных условиях. После победы будет очень много желающих обвинить людей в коллаборационизме. Одни будут делать это из зависти, другие — из мести, а некоторые — из банального желания нажиться. Подозреваю, что будут злоупотреблять этим так называемые «парижские патриоты», которые в первые дни войны все бросили и уехали. Находясь в спокойном регионе Украины или за рубежом, легче всего давать советы.

Однако выжить и не потерять бизнес в оккупации, еще и давать возможность людям зарабатывать гривни, чтобы с приходом на эти территории украинской власти была не выжженная и разграбленная земля, а предприятия, способные платить государству налоги, — это настоящий патриотизм. К сожалению, я уже сейчас слышу, как эти «заграничные патриоты» будут рассказывать, что нужно делать, и именно они в будущем будут судить этих тружеников, которые не бросили всё, а спасали всех и вся, как могли.

— Согласитесь, есть в оккупированных регионах и настоящие коллаборанты. Они первыми бегут, чтобы пристроиться и получить какую-то денежную должность.

— Конечно. Особенно много таких среди бывших работников Госкомзема. Еще несколько месяцев назад это были патриоты, пытались что-то «крутить» с продажей земли, а с приходом захватчиков быстро, как говорится, «переобулись». Сегодня многие из них уже активно сотрудничают с оккупационными властями, являются их советниками и тому подобное. Понимаю, здесь все очевидно.

Кардинально иная ситуация, когда человек выживает. Повторюсь, у меня есть большое опасение, чтобы впоследствии не появились «расстрельные тройки». После освобождения наших территорий необходимо очень взвешенно и индивидуально подходить к обвинениям в коллаборационизме. Чтобы избежать ситуации, когда за попытку сохранить ферму и рабочие места человека накажут. Поэтому такие решения должны принимать те, кто знает реальную ситуацию изнутри, никуда не уезжал и видел, как все происходило на самом деле. Если же решение будут принимать «заграничные патриоты», мы наделаем много беды. Люди будут наказаны за добро и попытку дать возможность выжить другим.

Ранее экономист рассказал о дефиците продуктов из-за войны объяснил, почему украинцы будут вынуждены потреблять некачественную еду.

Фото в заголовке pixabay

Фото elevatorist.com

4182

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров
 

© 1997—2022 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины.

Материалы под рубриками «Официально», «Новости компаний», «На заметку потребителю», «Инициатива», «Реклама», «Пресс-релиз», «Новости отрасли» а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер.