ПОИСК
Интервью

«У бурятов находили наши копейки, они думали, что это золото»: история войны защитника юга

16:50 19 февраля 2023
Вениамин Бондарчук
Одна из главных трагедий российско-украинской войны состоит в том, что в ее горне сгорает цвет украинской нации. Молодые ребята, только начинающие жить, теряют здоровье и даже жизнь из-за болезненной прихоти кремлевского диктатора с болот. В свои 20 лет виннитчанин Вениамин Бондарчук уже стал профессиональным воином, который без колебаний пошел защищать Украину, когда это стало необходимо. Это история войны обычного украинского парня, которому достаточно быстро пришлось понять, что такое быть настоящим мужчиной и защитником.

Позывной «Бритва»

Вениамин Бондарчук попал в ВСУ в апреле 2021 года, когда был призван на срочную службу. Парень оказался в элите украинского войска — 35-й бригаде морской пехоты, и получил позывной «Бритва». Почему именно «Бритва»?

«У меня есть татуировка — опасная бритва. И когда-то я перед ребятами пошутил, что буду чеченцев брить, если они мне попадутся. Так и привязалось. А позывные дают сами ребята. Это ведь не то, что ты приходишь и говоришь, что я хочу быть Конором Макгрегором», — шутит мужчина.

РЕКЛАМА

События февраля прошлого года, предшествовавшие большому наступлению россии, Вениамин помнит со швейцарской точностью.

«11 февраля мы выехали в Одесскую область на боевое дежурство, потому что в Донецке в то время начинались какие-то волнения, а на границе с беларусью россия уже стянула свои войска. Многие тогда не верили, что будет большая война, но мы знали, что будет, ведь не просто так наше командование отправило нас на Одесщину, — рассказывает морской пехотинец. — 23 февраля мы заняли позиции прямо у побережья. Нас всех разбудили по тревоге в два часа ночи, и мы подумали, что что-то началось. Стали собирать вещи, надевать бронежилеты, полностью укомплектовываться, грузить на машины боеприпасы. Только мы это сделали, командир говорит: „Все, идите спать“. Мы подумали, что тревога учебная, поэтому вернулись в свои окопы. Я позвонил товарищу, который служит пограничником под Черниговом, и он мне говорит: „Веня, мы слышим, как на той стороне заводятся российские танки и идут на нас“. Я успокоил его, сказал, что точно ничего не произойдет. Потом положил трубку, лег на подушку и… сразу же первый прилет по Одесскому аэродрому. Так для меня началась война».

РЕКЛАМА

«Сынок, сейчас тебе станет легче»

Около двух месяцев Вениамин с побратимами держали оборону в Одесской и Николаевской областях, уничтожая российские катера, пытавшиеся приблизиться к побережью, а затем отправились в контрнаступление на херсонском направлении. Там Вениамин Бондарчук и получил тяжелое ранение, когда сам спасал «трехсотых».

РЕКЛАМА

«Надо было вывозить наших ребят: раненых и „двухсотых“. Среди погибших был и мой близкий товарищ: прилетел осколок, разорвал ему печень и попал в легкие. Я пытался ему печень засунуть назад, но не получилось, он погиб очень быстро… Первый раз я вывез ребят со своими товарищами на БМП, вывезли потом вторую группу, а в третий раз уже вывозили меня: я стал на мину и еще одна мина рядом разорвалась, порубила мне левую ногу», — вспоминает Бондарчук.

Эвакуация из красной зоны стала для морпеха еще тем испытанием. Парень потерял очень много крови и еле цеплялся за жизнь.

«Ребята быстро наложили мне жгут, потому что ноги у меня уже немножко не было, и вывезли. За это время я потерял слишком много крови, около трех литров. Ехали на БМП, а у меня пальцы на ниточках сухожилия болтались и постоянно бились о дверь БМП. Меня это стало раздражать, и я просто оторвал их. Уже в больнице умолял врача, чтобы он меня как-то отключил, потому что я не мог уже терпеть, так сильно болела нога и не помогали никакие обезболивающие. Врач сказал: „Хорошо, сынок, сейчас тебе станет легче“, и надел мне маску с наркозом. Я мгновенно заснул, а когда очнулся, то увидел, что я уже без ноги», — объясняет военный.

А потом было много больниц, госпиталей, лекарств… А вот депрессии из-за потери конечности Бондарчук, к счастью, не ощутил.

«Знаете, депрессии у меня не было. И это не хвастовство, просто возле меня были мои близкие: мама, жена, они очень сильно меня поддерживали. Я просто понял, что мне нужно учиться заново жить, кроме того, есть ребята, которые потеряли все четыре конечности, поэтому могло быть и хуже», — рассказывает морпех.

На протезе в горы

При содействии волонтеров Вениамину удалось попасть на протезирование в США.

«Американцы очень уважают украинцев и в шоке от того, как мы ведем боевые действия. Они реально думали, что через три дня, через неделю нас полностью разбомбит „вторая“ армия мира, но у нас есть украинский дух и мы не сломались», — объясняет военный.

Кстати, вспоминая свой опыт противостояния «второй» армии мира, Бондарчук отмечает, что недооценивать врага все же не стоит.

«Люди, которые не знают, что такое война, думают что российская армия — это бомжи, чмобики, полные придурки. Отчасти это, конечно, так и есть. Например, у бурятов, которые там „двухсотые“ валялись, в плитоносках мы находили планшеты. То есть у них не было никакой брони, а вместо нее планшеты и ноутбуки в плитоносках. Находили у них и много мелких украинских монет по 50 копеек. Они, может, думали, что они золотые, эти монеты, что ли, — рассказывает морпех. — Кроме того, в первые дни большого вторжения россияне отправляли вперед „мясо“, чтобы им зачистить территорию. То есть „мясо“ становилось на мины, разрывалось, для того чтобы настоящие российские специалисты могли пройти. Но у россии, к сожалению, хватает людей, умеющих воевать, кроме того, у них очень много артиллерии».

Уже по возвращении из Штатов морпех решил испытать себя и… поднялся на протезе на высшую точку Украины — Говерлу.

«Я не считаю себя инвалидом. Если бы я смог получше ходить на протезе, то вернулся бы на войну. Но сейчас все еще очень сильно болит нога, и я не смогу полноценно воевать и понимаю, что просто буду для ребят балластом», — объясняет Бондарчук.

Что позволит украинцам одержать победу? На этот вопрос морпех отвечает уверенно: «У нас за спинами родители, дети, женщины. Нам есть за что воевать. Если много будет ребят, которые скажут, что не хотят воевать, это война не наша, что они боятся, то россияне просто будут по одному километру каждый раз проходить и однажды дойдут до наших домов. Из нашей бригады Виталий Скакун подорвал собой мост в Геническе. Он сделал так, чтобы россияне не прошли дальше, и им пришлось строить понтонные переправы. Этот героический поступок выиграл время для ВСУ, чтобы развалить россиян на том понтонном мосту. Если бы он этого не сделал, враг проехал бы и все было бы гораздо хуже. Поэтому у нас есть дух, сила, родные за спинами, а у них этого нет», — подытожил Вениамин Бондарчук.

Узнать больше о реабилитации воинов и пострадавших от войны в Украине, а также помощи украинцам с инвалидностью, которые получили убежище в странах ЕС, вы можете на сайте организации EnableMe Ukraine.

2627

Читайте нас в Facebook

РЕКЛАМА
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров