ПОИСК
Интервью

Министр юстиции рассказал о том, что будет с олигархами после принятия закона Зеленского

14:10 28 июня 2021
Малюська
В первой части эксклюзивного интервью с министром юстиции Денисом Малюськой «ФАКТЫ» узнали об изменениях, которые ждут медиарынок в случае принятия закона о деолигархизации, кто в Украине работал над текстом этого документа и предоставила ли свои выводы к нему Венецианская комиссия.

В продолжении беседы Денис Малюська рассказывает, действительно ли отстранили от процесса деолигархизации народных депутатов, кто и как будет отслеживать контакты влиятельных чиновников с богачами, что им грозит за сокрытие общения с ними и почему главным борцом с олигархами определили СНБО.

«Вопрос о том, отобрать или нет какой-то актив у олигарха, — действительно новый для СНБО»

— Представление о признании определенного лица олигархом может делать правительство, член СНБО, НБУ, СБУ или Антимонопольного комитета. Однако окончательное решение — за СНБО, который возглавляет президент. Почему аж такие полномочия предоставляются этому органу?

— Вопрос о том, отобрать или нет какой-то актив у олигарха, — действительно новый для СНБО. Безусловно, он очень важен. СНБО институционально более соответствует характеристикам органа, который будет вносить людей в реестр олигархов. Прежде всего, это должно быть коллективный орган, куда входят различные по своим характеристикам госструктуры. Чтобы понять, что тот или иной человек является олигархом, нужно собрать информацию по медиарынку о политической активности, в частности партии, стоимости активов (данные из реестров, деклараций, налоговой). Это комплексная задача, соответственно координировать и управлять в этом случае должен орган, который занимается комплексными вопросами.

Другой аспект — это должен быть настолько влиятельный орган, чтобы там не боялись принимать решения. Поскольку найти одного человека, некоего условного руководителя органа исполнительной власти, который бы включал олигархов в соответствующий реестр, непросто. Это не компьютерная игра, и жизнь у людей одна, поэтому вряд ли кто-то захотел бы под такое неблагодарное задание подписываться. СНБО по дефиниции — самый бронебойный орган, члены которого по идее не должны бояться.

Читайте также: Деолигархизация Украины: кто автор законопроекта и чей опыт брали за основу

— Какие санкции предусмотрены для тех, кто попадет в реестр олигархов?

— Речь идет не о санкциях, а о последствиях. Прежде всего, они связаны с тем, что человек должен стать более прозрачным для общества. В частности, подавать электронную декларацию. Так, как это делают, например, все чиновники. Чтобы всем была ясна структура бизнеса такого лица. Речь о понимании, какие компании, принадлежащие олигархам, зарабатывают на госбюджете или медиа. Соответственно, должны быть и последствия, в частности за ложь в декларации. За это у нас уже будет предусмотрено лишение свободы.

Другое последствие тоже важно и связано с прозрачностью — контакты. То есть любой чиновник, который встречается с олигархом или его представителем, должен такую встречу задекларировать. Иначе говоря, немедленно публично сообщить о месте, времени и содержании этой встречи. Другие два ограничения, о которых я уже упоминал, — запрет на участие в большой приватизации, недопущение прямого или косвенного финансирования политических партий. Эти последствия не являются сокрушительными в том смысле, что олигарх не потеряет имущество и свои активы, но достаточно болезненны, чтобы он не хотел попасть в этот реестр. В первую очередь из-за возможных репутационных потерь. Международных компаний, которые захотели бы иметь дело с человеком, включенным в реестр олигархов, мало. Скорее всего, на процедуре проверки бизнес-партнера, так называемой compliance, эти контакты будут блокироваться. Как следствие, олигархи потеряют доступ на мировые рынки или не смогут иметь бизнес-отношения с ведущими западными компаниями. Конечно, каждая компания решает это самостоятельно, но такие риски есть и они существенны.

— Кто будет отслеживать контакты чиновников с олигархами?

— Любой человек. Мы не хотим создавать какой-то правоохранительный орган, сотрудники которого будут бегать и следить, кто, где, когда и с кем встречается. Деятельность топ-чиновников и без того в значительной степени прозрачна. За нами уже следят правоохранительные органы, журналисты, активисты. И делают они это достаточно часто. Встретиться с кем-то так, чтобы об этом никто не узнал, — крайне сложно. С другой стороны, сейчас еще нет прямого запрета на подобные встречи, но после вступления в силу закона — это станет поведением, которое не должно оставаться без последствий.

Что до ответственности, то она будет или дисциплинарной или политической. Дисциплинарная — увольнение. Для топ-чиновников, которых просто так лишить должности невозможно, мы дополняем исключительный перечень причин для увольнения. Речь идет о непредоставлении декларации и несообщении о встрече с олигархом.

Если речь идет о политических должностях, то благодаря этим изменениям также появляется основание для увольнения. Например, чтобы меня уволить с должности министра, достаточно просто решения ВРУ. Поэтому моя ответственность политическая. А вот для увольнения главы НАПК, нужны какие-то основания. Одним из них может быть непредставление декларации.

По словам Дениса Малюськи, если топ-чиновник не сообщит о встрече с олигархом, его уволят

— Оппоненты этого законопроекта говорят, что в нем может быть и эгоистичный интерес президента лишить ныне влиятельных олигархов медийных инструментов, а самому приобщиться к ним.

— Не приобщится. Если руководствоваться такой логикой, тогда вообще не надо никого трогать. Получается, что посадил бандита в тюрьму — и сам начнешь вместо него грабить? Забираешь актив у олигарха — сам их начнешь контролировать? Задача гражданского общества следить, кто покупает те или иные активы, и не является ли это взращиванием новых олигархов. У власти таких намерений точно нет. Контроль возлагается на гражданское общество.

Читайте также: Некоторые СМИ могут закрыться: кому это грозит и почему

— О переделе медиарынка в этом законопроекте не говорится.

— Безусловно, нет и речи! Опять же вопрос наличия репутации у владельцев активов не является новеллой, придуманной этим законопроектом. Это давно имплементировано в банковском деле. Уже действует требование о том, что у владельца коммерческого банка должна быть безупречная репутация. Прошла целая серия реформ банков, когда их переоформляли из «офшорок» на реальных владельцев. В связи с этим перераспределение рынка не произошло.

«Председатель ВРУ как член СНБО может подавать кандидатов на внесение в реестр»

— Как можно понять из анализа законопроекта, депутатов отстранили от процесса так называемой деолигархизации. Ведь они не смогут инициировать представление в СНБО относительно того или иного подозреваемого в олигархии. Почему?

— Не отстранили. Глава ВРУ как член СНБО может подавать кандидатов на внесение в реестр. Каждый член СНБО наделен таким правом. Ну и то, о чем я уже говорил: для представления какого-либо кандидата в реестр нужно иметь огромный массив информации, который есть в распоряжении, как правило, либо у исполнительной, либо у правоохранительной власти. У депутатов нет необходимых доказательств того, что лицо подпадает под критерии, определенные законом. Поэтому включать их в этот процесс было нецелесообразно. Если депутаты очень сильно захотят это делать, можно внести соответствующую поправку в законопроект.

Читайте также: Кто крупнейший владелец земли в Украине: рассказал министр агрополитики Лещенко

— Вы действительно считаете, что за этот законопроект проголосуют депутаты, многие из которых, как говорят в кулуарах ВРУ, находятся на содержании все тех же олигархов?

— Прекрасный повод оценить деятельность депутатов и понять, кто из них на кого работает. Это в своем ролике хорошо отметил президент. Ожидаем на критику процесса деолигархизации. Очевидно, олигархи будут сбивать законопроект, не говоря напрямую об этом, а придумывая всевозможные отговорки и вкладывая их в уста народных депутатов или других экспертов. Однако, думаю, законопроект будет принят ВРУ.

— Не ожидаете, что те, кого внесут в список олигархов, впоследствии пойдут в ЕСПЧ за получением компенсаций?

— Пусть обращаются. Удачи! Мы их там встретим и будем защищать интересы Украины.

Читайте также: Сергей Фурса: «В законопроекте „об олигархах“ я увидел только одно — дешевый популизм»

1777

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров
 

© 1997—2021 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины.

Материалы под рубриками «Официально», «Новости компаний», «На заметку потребителю», «Инициатива», «Реклама», «Пресс-релиз», «Новости отрасли» а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер.