ПОИСК
Интервью

«Мы почти каждый день узнаем, что кто-то согласился сотрудничать с оккупантами», — жительница Херсона

12:20 2 июля 2022
Херсон – это Украина
Российских захватчиков ни в одном украинском городе, райцентре, селе не встречали цветами и хлебом-солью, что, говорят, стало шоком для кремлевского фюрера. Яркий пример — временно оккупированный Херсон, жители которого сопротивляются рашистам и каждый день доказывают, что они настоящие граждане государства, что их достоинство и упрямый характер никто не сломает, что Херсонщина всегда была, есть и будет частью Украины. Местная жительница Людмила Пономаренко (настоящую фамилию и имя нельзя назвать из соображений безопасности) рассказала «ФАКТАМ», что люди настроены продолжать сопротивление до тех пор, пока юг страны не будет окончательно освобожден от врага.

— Людмила, временная оккупация Херсона длится уже четыре месяца. Как живет сегодня город-герой? Какое настроение у людей? Что дает им силы держаться так достойно?

— Расскажу о своем видении, за всех не могу сказать. Меня восхищают, например, такие моменты. Вот ты ходишь практически одним и тем же путём каждый день. И каждый день на этом пути видишь на стенах многоэтажек, площадках, лавочках, дверях подъездов сине-желтые сердечки и надписи «Херсон верит в ВСУ», «Херсон это Украина», «Херсон несломленный». Орки эти надписи окрашивают, но сразу же появляются новые. То есть эдакое перетягивание каната. Но он все равно на нашей стороне.

На Дворце молодежи они с первых дней повесили триколор, но ночами какие-то мужественные люди эту кацапскую тряпку упорно снимали. Чтобы вы понимали, она не просто где-то у дверей висит, это уровень третьего этажа. Оккупантов это очень раздражало, так они теперь утром ее вешают, а вечером снимают. На день россии повесили уже две тряпки — триколор и красную (не советское знамя, а какой-то их бригады). Но потом увидела видео в интернете, как парень в балаклаве поджег их в парке. Это очень смелый поступок.

Скажу по секрету, что у нас до сих пор есть места, где висят наши флаги. Их никто не снял и никто не пожаловался оккупантам.

Сейчас мы отрезаны от украинских мобильных операторов, от интернета, но все равно как-то выкручиваемся, чтобы узнать новости, как живет свободная Украина, что происходит у нас в Олешках, в Новой Каховке и в других местах.

Очень вдохновляет, что мы слышим, что наши ВСУ уже где-то неподалеку. Мы понимаем, что скорого освобождения не будет, но знаем, что ребята работают, причем супер как. Люди волнуются о них.

Те мужчины, кто смог уехать отсюда, сразу же присоединяются к херсонскому тербату или к 206-му батальону «Братья по оружию». Среди тех, кто со стороны Николаева идут потихоньку нас освобождать, куча моих друзей. Это такие люди, рядом с которыми даже стоять уже честь. И каждый считает нужным написать: «Люда, вы там держитесь и не отчаивайтесь». Представляете?

Что касается настроения людей, понятно, что большинство ждет победы. Но нас очень цепляет, когда выехавшие звонят: «Мы приехали в Украину». Это обидно. Реагируем очень резко: «А мы где остались, разве не в Украине?» Иногда слышим, как кто-то рассказывает, что оставшихся здесь на свободной Украине считают коллаборантами. Когда мне такое рассказывают, спрашиваю: «Вам лично это сказали?» — «Нет, но моя соседка слышала от подруги». Считаю, что кто-то специально делает информационные вбросы, чтобы оставшиеся опустили руки и отчаялись.

Жители Херсона дают отпор рашистам и каждый день доказывают, что они настоящие граждане государства, что их достоинство и упрямый характер никто не сломает

Читайте также: «Для победы у россии резервов нет, для ведения войны — есть», — Марк Фейгин

— Кстати, о коллаборантах. Их много?

— К сожалению, мы почти каждый день узнаем, что кто-то согласился сотрудничать с оккупантами. Могу сказать о том, что знаю точно. У нас где-то семьдесят детских садов. Директора только трех согласились сотрудничать. Что касается воспитателей и другого персонала — ситуацию не знаю.

Школ у нас 56. Было три директора-коллаборанта, сейчас говорят, что уже шесть, но это не подтверждено. Например, Артем Кияновский, директор областной школы гуманитарного труда, всегда был за «русский мир». Понятно, что он в этих рядах. Директора музыкальных школ № 1 и № 3 (у нас их всего четыре) тоже согласились сотрудничать. Что касается преподавателей, насколько я знаю, если есть, то один-два на школу и все. Орки даже не смогли на 9 мая из оставшихся в городе музыкантов собрать духовой оркестр. Знаю точно, что людям звонили, приглашали, предлагали деньги.

— И какая цена вопроса?

— Не могу сказать. Но недавно оказалось, что раньше, чтобы люди выходили на 9 мая с дедами на палочках, им платили деньги. Одной женщине, которая в прошлом году выходила за двести гривен, в этом году предлагали тысячу. Но она не пошла.

У нас на днях похитили мэра Игоря Колыхаева. Вот он на самом деле коллаборант. Это не только мое мнение.

— Вы раньше намекали на это в нашем интервью от 30 марта.

— Сейчас есть еще больше доказательств. Есть люди, которые готовы подтвердить это, когда нас освободят. Мы собираем информацию по крупицам.

Написали, что с ним задержали якобы не последних людей в городе. Но кого? Извините, руководителя охраны Колихаева, работника департамента архитектуры и градостроительства Маршала, у которого раньше никогда не было проукраинской позиции, он любитель совка. Это точно не знаковые люди и они ничего не решают в нашем городе.

На днях появилась информация, что орки хотят поставить какого-то мужчину, который будет распоряжаться деньгами в городской администрации. Он даже не будет находиться в Херсоне. То есть у нашего мэра теперь заберут все финансовые потоки.

Сейчас городом руководит гауляйтер Александр Кобец. На собрании, когда его представляли (известно, что Колыхаев сам звонил людям: «Вы должны прийти»), один депутат горсовета от ОПЗЖ спросил этого Кобца: «На самом же деле мэром Колыхаев остается?» Кобец ответил: «Да». В принципе, так оно и есть. Мы не видим того Кобца вообще.

А Колыхаева видим и знаем многое о нем. Что он с Сальдо встречается, еще с одиозными персонажами. То есть его арест — это постановка. Люди просто видели кавалькаду мэрских машин, за которыми ехали орковские автомобили.

Мэрия переселилась недалеко — в двух улицах от прежнего здания. Некоторые работники там находятся по полдня два раза в неделю — какие-то вопросы решают, издают приказы и тому подобное. Накануне ареста Колыхаева им сказали: «Чтобы вас завтра здесь не было». То есть они прекрасно знали, что туда приедут орки и заберут мэра.

На прошлой неделе был ликвидирован начальник управления по делам семьи, молодежи и спорта областной администрации Дмитрий Савлученко. Вот он был знаковым. Это настоящая пророссийская сволочь, которая всегда была за «русский мир». Очень хорошо, что его задвухсотили. Пусть другие коллабранты боятся.

«Есть люди, которые готовы подтвердить, что Колыхаев коллаборант, когда нас освободят. Мы собираем информацию по крупицам», - рассказала собеседница «ФАКТОВ»

Читайте также: «Для кремля мирная договоренность будет промежуточным шагом, а для Украины — концом государства», — Роман Безсмертный

— Как себя ведут оккупанты? Как хозяева, пришедшие навсегда?

— Они заняли обладминистрацию, там у нас теперь базар-вокзал. Недалеко офис «единой россии», еще какие-то офисы. И вот они играются — там деньги раздают, там паспорта.

Россияне вселяются в пустые квартиры. Они сначала прошлись рейдом, посмотрели, где люди уехали. И типа так ласково: «Мы подпишем договор аренды. Мы люди приличные. Мы же пришли с миром». То есть пытаются показать, что они добрые и вежливые.

Если в городе заселяют в основном офицеров, то в пригороде — солдатню в частный сектор. Выбирают крайние улицы, но дома, которые получше. Хотя бы перед смертью пожить в хороших условиях. Знаю, что в Белозерке стоящие на блокпостах боевые буряты уже договорились с местными: как только наши подойдут, они сдадут оружие, а местные за это им дадут гражданскую одежду и спрячут в подвалах, чтобы они потом сдались в плен.

Что касается идейных и упорных, это в основном приехавшие из «ДНР» и «ЛНР», которые воюют уже восемь лет. А другие вояки с Донбасса, которых только что мобилизовали, недавно на вопрос одного мужчины: «Почему вы не воюете, а стоите на блокпостах?», ответили: «Нам нельзя — мы сразу руки вверх и сложим оружие». — «А что будете делать, когда наши сюда придут?» — «Бросим оружие и сдадимся».

— У вас идет принудительная паспортизация. Многие херсонцы получили российские паспорта?

— Паспорта они раздают в бывшем ЦНАПе, расположенном на центральной улице неподалеку от облгосадминистрации. Иногда мы с подругами специально проходим там пешком, чтобы посмотреть, что происходит. Видела неоднократно, что в очереди стоят человек 20−30, не больше. Кто подходит, что-то спрашивает и уходит. Люди, живущие рядом (это я вам уже слухи рассказываю), говорят: «Ой, там очередь 13 тысяч. Люди записываются, а затем каждый день проверяют, как двигается процесс. В день дают сто паспортов». Есть слухи, что в день дают 50 паспортов, а очередь в шесть тысяч. Но если у вас тысячи желающих, им нужно все равно записаться. То есть возле этого ЦНАПа должно стоять больше людей, чем сейчас.

— Кремлевские пропагандисты часто рассказывают о подготовке к проведению «референдума» о присоединении Херсонщины к россии. Но каждый раз называют разные даты. Теперь говорят, что уж точно осенью.

— Орки спешат. Тем не менее у нас о «референдуме» вообще ничего не слышно. Но они могут сделать его как в Крыму и на Донбассе.

Люди рассказывают, что главам ОСМД говорят: «Пишите списки на гуманитарку. Мы все привезем прямо домой». Это чтобы получить списки жителей. Одна глава ОСМД заказала эту гуманитарку. В доме больше сотни квартир. Пусть треть уехала (у нас вообще где-то треть города уехала, думаю, не больше). Привезли пять коробок. Это крохи. Но списки им дай обязательно.

Мой знакомый видел, как привезли три паспорта кому-то в их подъезде. То есть они их пытаются просто всучить. «Получайте паспорта», «мы вам дадим гражданство», «почему не хотите брать наши паспорта?»

Они сейчас эти паспорта дают не так, как в Крыму весной 2014-го. Тогда украинские паспорта никто не отнимал. А сейчас забирают. Чтобы человек сжег мосты. То есть они уже учли этот опыт. Но здесь попадаются те наши хитро сконструированные жители, которые хотели, чтобы у них было два паспорта. Ну что, это уже их проблемы.

Даже зеков в колонии заставляют писать заявление на российское гражданство. Там происходит ужас, знаю точно. Орки зэков из колонии № 10 в селе Дарьевка переселили в херсонскую колонию, а туда поселились русские. Зэков заставляют рыть окопы. Кто отказывается, стреляют по ногам. Лечить никто не будет.

Неделю назад в областную больницу привезли зэков с пробитыми головами, вырванными ногтями, без сознания. К ним приставили солдат с оружием, чтобы они, когда придут в себя, ничего не рассказали, что там происходило.

Еще случай. Один зек выглянул в окошко (им это нельзя), его застрелили, а что с теми, кто был в камере, никто не знает.

Сейчас есть информация, что зеков снова вернут в Дарьевку, чтобы использовать как живой щит.

Читайте также: «Что-то радикальное и серьезное должно случиться до конца лета», — Владимир Ельченко о Рамштайне, ленд-лизе и ходе войны

— Мы так скучаем по херсонским помидорам, фруктам, ягодам. Что у вас с ценами на продукты?

— Цены на фрукты-овощи нереально низкие. Это не потому, что фермеры такие благодетели. Приезжают люди из Крыма (конечно те, кого крышуют кацапы) и сбивают цену: «Я сегодня у вас черешню покупаю по семь гривен».

— Можно рассчитываться в гривнях?

— Так мы в гривнях и платим. В крупных магазинах должны быть двойные цены — в гривнях и в рублях. Но на фрукты-овощи ценники только в гривнях. Магазин «Сільпо» в центре они назвали «Сытный маркет», но внутри ничего не изменили. Даже вывески секций «бакалія», «кулінарія» и другие остались на украинском языке. Товар весь кацапский, кроме фруктов и овощей.

Теперь о ценах. Мясо очень недешевое. Кило вырезки 250 гривен. Сейчас почему-то стали рубить мясо, как в советское время, — кость вместе с куском мяса и сала. Такое продают за 160−180−200 гривен.

Кило картофеля, какая едва в руку помещается, на центральном рынке можно купить по четыре гривни. На других рынках дороже, на днепровском такой картофель по десять. Самая дешевая цена помидоров десять гривен, самая дорогая — 25, это помидоры ого-го — на полкило. Огурцы (огурчик к огучику) — 4−10 гривен. Бывают дни, когда доходит до 12.

— Да у вас вообще коммунизм. А вы еще в россию не хотите.

— Категорически не хотим.

Есть и украинские продукты: рис, пшено, крупы, мука, подсолнечное масло. Макароны «Мирошник» (завод в Новой Каховке) — в среднем 25−27−30 гривен за кило. Наш херсонский маслозавод молодцы, они открыли свои точки. В некоторых можно перебросить деньги с карты на карту или по терминалу рассчитаться, за что им спасибо. В этих точках продают масло, молоко, творог, сметану, сыры нескольких видов — мягкие и твердые, брынзу, да еще с какими-то добавками. Качество разное, твердые сыры не выдержаны. Но все равно нормальные. Покупатели стоят в очередях.

— Где люди берут деньги? Получают ли пенсии и социальные выплаты?

— До сегодняшнего дня пенсии и соцвыплаты немного с задержкой, но по крайней мере получали на карту. Почему так осторожно об этом говорю? Потому что ситуация может измениться в любой момент.

В городе работают многие отделения (не все) «Приватбанка», еще два отделения «А-банка» точно видела (их было немного). Люди с вечера записываются на следующий день, составляют списки, ночью дежурят. В зависимости от того, сколько наличных будет в банке, полторы-две тысячи могут снять. Можно обналичить на рынках, но нужно отдать за эту услугу от пяти до десяти процентов. В Голой Пристани вообще 15 процентов.

Есть некоторые магазины, где можно купить мясо, хлеб, крупу, корм для животных и оплатить по терминалу. Хотя там цена чуть повыше, но на это уже не обращаешь внимания. Наличные деньги мы приберегаем для того, чтобы покупать на рынке. С наличными реально катастрофа.

— Лекарства в аптеках есть?

— Раньше крымчане приезжали к нам даже цитрамон покупать. А теперь очень много лекарств завозят из россии. У нас сегодня «анархия — мать порядка». На рынке стоят столики с препаратами, подходи и покупай. Говорят, что где-то ближе к Крыму есть рынок вроде 7-го километра в Одессе. Там есть все, даже дефицитные лекарства.

Качество кацапских лекарств не выдерживает никакой критики. Моей подруге нужно постоянно пить таблетки от сердца, потому что у нее хроническая болезнь. Она на том рынке купила кацапские, говорит, что они не действуют.

Цены заоблачные. Такое чувство, что они в ценнике вместо рублей просто пишут гривни. Стоит триста рублей — будет триста гривен. Моя подруга недавно приобрела фурациллин за 70 гривен. Он всегда стоил копейки. Сосед купил вольтарен за 600 гривен. Немного привозят волонтеры, но это капля в море. Поэтому болеть сейчас нельзя. У знакомых сильно поранился ребенок, если бы не старые запасы, выложили бы за лечение тысячи.

Читайте также: «Думаю, на Донбассе все началось, там все и закончится», — военный эксперт назвал ближайшие планы рашистской армии в Украине

— Наверное, и больницы работают не как раньше?

— Конечно. Одни главные врачи сказали персоналу: «Пишите заявление на увольнение и на прием. Уже по новым правилам мы работаем за рубли. И вперед». Другие так: «Вы понимаете, что вам нужно кормить семьи. У вас есть три варианта. Или вы пишете заявление на увольнение и сразу на прием, и будете получать зарплату в рублях. Или заявление на увольнение. Или заявление на бесплатный отпуск». В случае отказа врачей прессуют психологически.

Знаю, что из областной больницы уехали практически все хирурги. Когда им это предложили, они сказали: «Нет». Только один травматолог согласился.

Заведующий отделением детской областной больницы говорил: «Мне все равно, кто будет, лишь бы детям было хорошо». При этом сдал рашистам все списки детей атошников с адресами.

Оккупанты приезжали к нему снимать видосик. Выгрузили перед камерой кучу коробок из «КамАЗа», вручили ему коробочку, сняли сюжет. Потом все погрузили назад, оставили только коробку, которую этот врач в руках держал. Он возмутился: «Подождите. А лекарства детям? Вы же обещали». Услышал в ответ: «Скажи спасибо, что оставили эту коробку, а то и ее сейчас заберем».

Рассказали мне такой эпизод. Когда в областную больницу привезли этих зеков с пробитыми головами, один врач спросила: «Чего они у вас сидят на подвале и ничего не делают? Везите их ко мне. Они у меня будут здесь мести, грести, траву полоть». Орки ей говорят: «Так они же убегут». — «А вы поставьте своих с автоматами. Будут бежать — пусть стреляют. Одним нациком больше, одним меньше».

Читайте также: «В Херсоне тяжелобольные заранее знают день своей смерти — это день, когда у них закончатся лекарство»: жительница Чернобаевки об оккупации

— Многие люди оказались на подвалах?

— В целом озвучено, что вроде бы на всю область 400−500 человек. Не знаю, насколько эта цифра правдива. По моим ощущениям, возможно, где-то до тысячи. Хватали многих, когда у нас были антироссийские митинги и акции. А сейчас они забирают в одном месте два человека, в другом три. Причем тех, кого могут склонить к сотрудничеству. Бывший глава Белозерского района, бывший депутат — таких. То есть сначала захватить, запугать, а потом «ты на нас работаешь». Кто соглашается, кто нет.

— Как работает местное телевидение?

— Херсонский телеканал «ВТВ плюс» перешел на сторону оккупантов и тесно сотрудничает с ними. Его руководство с самого начала вторжения вело политику и нашим, и вашим. А сейчас полностью обслуживает орков. Там Сальдо и другие часто дают интервью. На втором канале ведущая какая-то девочка-десятиклассница, а возглавляет этот телеканал уборщица.

— Это не шутка?

— Нет, правда. Потому что больше никто не согласился. Проректор нашего Херсонского государственного университета — бывший таксист. Таксисты хорошо знают, как управлять вузом. То есть у орков с кадрами реально беда.

Сальдо был три каденции мэром, затем нардепом от Партии регионов, обязанности мэра выполняла секретарь горсовета, а он держал руку на пульсе. У него была очень сильная команда. Такие — он слово скажет, они выполняют. Он их подкармливал. Он эту команду сейчас стягивает. Старые проверенные кадры, столько лет вместе работали.

Большинство депутатов Херсонского городского совета от ОПЗЖ и блока Владимира Сальдо сотрудничают с оккупантами. Пошли к ним, возглавили какие-то департаменты. Но на самом деле рашистам реально не хватает людей, чтобы сделать хорошую картинку для российского телевидения, что город работает по полной, что все процессы идут гораздо лучше, чем до вторжения.

«Рашистам реально не хватает людей, чтобы сделать хорошую картинку для российского телевидения, что город работает по полной, что все процессы идут гораздо лучше, чем до вторжения», - рассказала жительница Херсона

Читайте также: Виктория Ивлева: «Я не знаю, что еще может быть в воспаленном мозге психопата»

— Где люди сейчас работают?

— У нас вообще здесь рынок, там рынок. Люди в основном работали ФОПами, сами на себя. Сейчас немало трудятся на удаленке. Им платят какие-то копейки, но они благодарят даже за минимальные 4−5 тысяч. Многие потеряли работу. Доедают старые запасы. Кто-то получает кацапскую гуманитарку. Кому-то помогают волонтеры. Кого-то кормят ежедневно добрые предприниматели. Люди остаются людьми даже в столь сложных обстоятельствах.

Что касается гуманитарки, которую раздают кацапы. Мы как-то пошли с подругой, чтобы своими глазами увидеть все. Очередь действительно большая. Дают пакеты, на которых написано «единая россия». Видела, как одна женщина спрятала этот пакет в другой. То есть ей стыдно, что она взяла эту помощь. Некоторые приходят с детьми, чтобы дали больше. Есть и те, кто туда ходят как на работу. А потом продают на рынках то, что получили.

— Продукты хотя бы качественные?

— Не знаю. Говорят, что в основном консервы и крупы. Пакеты по размеру маленькие. У нас есть местные волонтеры, которые дают больше раза в полтора.

— Люди искренне верят, что на Херсонщине восстановится украинская власть?

— Знаю точно, что есть такие, кто говорит: «В нас же не стреляют, и слава Богу. Вам не все равно, кто здесь будет?» Но! Как-то видела, как у многоэтажки подросток с мальчиком лет десяти маршировали и громко пели какую-то украинскую песню, уже не помню какую. Они так гордились собой — носы задрали, крылья за спиной. И стало так приятно, так тепло на душе. Или иногда слышу, как дети на площадке во дворе поют: «Наша пісня, наша пісня украинська».

Если это все собрать в кучу, то становится понятно, что люди ждут наших защитников. Мы будем ждать столько, сколько нужно. Но пусть нас освобождают, иначе нам капец. А пока мы будем держаться и стараться остаться в живых.

Читайте также: «В Офисе президента есть люди, готовые и желающие пойти на компромисс с россией», — военный эксперт Олег Жданов

6213

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Instagram

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров