ПОИСК
Интервью

«Для победы у россии резервов нет, для ведения войны — есть», — Марк Фейгин

12:20 14 июня 2022
Фейгин
Путинский преступный режим, развязавший войну против Украины, обречен. Это уже аксиома. Ни у кого нет сомнений в том, что наша страна выстоит в схватке с чудовищем. Но какую цену мы заплатим за то, что спасаем мир от него, не знает никто. Она и так запредельная, а сколько всего еще предстоит… Что происходит в окружении кремлевского фюрера? Грядут ли народные бунты в россии? Кто может стать преемником диктатора? На эти и другие вопросы «ФАКТОВ» ответил российский оппозиционер, юрист и журналист Марк Фейгин.

— Марк, мы абсолютно уверены в своей победе. Рано или поздно уцелевшие россияне с позором уйдут с нашей земли. Одни эксперты говорят, что это случится в конце лета, другие — что к Новому году, недавно услышала очень убедительные аргументы, что этот ужас продлится как минимум три года. Когда и где завершится война, с вашей точки зрения?

— Вообще-то, прогнозы — вещь неблагодарная. Что касается продолжительности войны, она зависит от очень многих факторов, начиная с онкозаболевания путина и заканчивая поставками вам западного вооружения. Если допустить в этой схеме переменные и постоянные составляющие, то все, что зависит от москвы (уход путина или наступление российский войск), может продлиться недолго. Потому что потенциал для того, чтобы захватить Киев, исчерпан. Да, можно перевести все в оперативную паузу и противостоять так же, как восемь лет это длилось на Донбассе. Удерживать занятые позиции москва может, ресурса для этого хватит. Такое положение дел, когда все перейдет не в горячую, а, скажем, в чуть горячую фазу, когда не будет контрнаступления с одной и другой стороны и начнутся какие-то вялые переговоры, может длиться гораздо больше года.

Если же Киев сам решит завершить все быстрее, то есть получит вооружение, и его будет достаточно, чтобы осуществить контрнаступление и отбросить российские вооруженные силы как минимум к линии 24 февраля, вернув Херсон, Мелитополь, Мариуполь, это тоже снова переведет ситуацию в ту, какая длилась восемь лет, но с одной важной деталью — в россии начнутся процессы, которые могут все ускорить.

В общем, хочу сказать, что война завершится не только исключительно военным поражением кремля, но и тем, что дальше произойдет в россии.

21 февраля 2022 года. «Историческое» заседание совбеза россии о признании так называемых «ЛНР» и «ДНР», ставшее прологом масштабного вторжения в Украину

— С одной стороны, «вторая армия в мире» выдыхается, она деморализована, с другой — у нее полно незадействованных сил и ресурсов.

— Истощение очевидно. Если его не было, чего тогда отвели войска от Киева, Чернигова, Сум? Почему сейчас они двигаются активно только на одном направлении — в районе Северодонецка и прилегающих к нему населенных пунктов? А в других местах все как-то вяло, даже на запорожском направлении, которое интересно для москвы. По причине нехватки этих самых ресурсов.

Читайте также: «Для кремля мирная договоренность будет промежуточным шагом, а для Украины — концом государства», — Роман Безсмертный

Какие ресурсы точно есть у москвы? Прежде всего людской ресурс. В 140-миллионной стране можно найти, наскрести, заставить идти на фронт 10−20−50 тысяч человек даже без всеобщей мобилизации. Сопоставим ли резерв российского личного состава с украинским? Наверное, да, потому что Украина тоже не маленькое государство. Нельзя сказать, что невозможно в 40-миллионной стране поставить под ружьем две сотни тысяч мобилизованных. Но их надо чем-то вооружать. Причем эффективным оружием, а не трехлинейками Мосина или автоматами АКМ.

На войне все зависит от наличия техники. У россии есть комплекс ВПК, который, в отличие от украинского, никто не бомбит и не обстреливает. Он может бесперебойно производить снаряды, артиллерию и прочее. Но в производстве более сложной техники сейчас, говорят, проблемы из-за отсутствия иностранных комплектующих. Сроки изготовления тоже вопрос. Например, производство танков — процесс не быстрый. Тем не менее какие-то расходные вещи для ведения войны у россии, конечно, имеются. Украина не может сравниться с ней по количественным параметрам. Но есть важная разница — вам помогает Запад, хоть и с проблемами, а вот москве-то никто не помогает. Кто союзники россии? У нее их нет.

Так что ситуация уравновешивается за счет поставок ваших европейских союзников и американского ленд-лиза, который скоро заработает. Наверное, можно будет сопоставить эти потенциалы. Если Украина получит, например, РСЗО МRLS, если Запад даст самолеты, и в таких количествах, которые позволят ситуацию уравнять, тогда у вас будет перевес.

Однако пока ни с российской, ни с украинской стороны мы не увидели того, что окончательно переломит ход войны. Поэтому могу сказать одно: для ведения паритетного противостояния у сторон есть возможности, при этом для победы у россии резервов нет, для ведения войны — есть.

— Ведение боевых действий требует колоссальных средств. Журналист Аркадий Бабченко недавно написал: «Не может быть ситуации, когда у путина не будет денег на войну». Это правда?

— В чем прав Бабченко? В том, что россия, на которую оказывается чудовищное давление (санкции, экономическая изоляция, продолжающаяся геополитическая сегрегация) переводит экономику на милитаристские распределительные рельсы, то есть превращает ее в мобилизационную. У путина другого выхода не остается. Иначе договоры, компромиссы и попытка отступления.

Если называть это «деньгами на войну», то они у путина есть. Он, как фюрер, готов погубить и принести в жертву российскую экономику, социальную сферу, потребительский мир, в котором живет русский человек, готов превратить россию в Северную Корею. Просто это будет специфическая Северная Корея.

Путина некому остановить, потому что россия — это деспотия и тирания. Сколько в таком режиме могут просуществовать страна и ее население — загадка. Не решился бы сказать, что ресурс терпения людей бесконечен. А вот для путина ресурс расходования россии не имеет границ. Разве он об этом думает? Как найти результирующую между этими двумя ресурсами — путинским и народным — вопрос открытый.

Читайте также: «Что-то радикальное и серьезное должно случиться до конца лета», — Владимир Ельченко о Рамштайне, ленд-лизе и ходе войны

— При этом в многочисленных пропагандистских репортажах с улиц москвы, других крупных городов и даже глубинки люди говорят, что готовы терпеть лишения во имя великой цели. Может ли случиться «бессмысленный и беспощадный российский бунт»?

— Тут надо отличать нюансы. Возмущения и выступления возможны только в качестве бунта. Говорить о революции (это ведь тоже бунт, только политически организованный) не приходится, потому что пока некому ее организовать — нет той цементирующей силы и идеи, которые могли бы объединить людей. Она ни в чем не выражается. Чтобы что? Чтобы прекратилась война с Украиной? Такой идеи нет. Она не является всеобщей, не заставит людей рисковать, если им придется в этот бунт вовлекаться. Тем не менее социальные бунты возможны. И они могут быть даже искусственно вызваны. Если критическая масса в окружении путина захочет изменить ситуацию, они могут стимулировать такие бунты.

Но они точно не будут связаны с требованиями прекратить войну в Украине. Этого побудительного мотива (что украинцы должны жить самостоятельно) мы не увидим. А вот ухудшение жизни в результате войны, гибель значительного числа россиян (это ведь невероятный демографический удар по населению) — вот тут мы можем что-то такое увидеть. Но для этого должен быть какой-то очевидный стимул.

Когда все будет доведено до края, русские могут начать бунтовать. Экономические меры, предпринимаемые Западом (газовое и нефтяное эмбарго, изоляция финансовых институтов, отключение от SWIFT подсанкционных банков, уход крупных компаний из россии), безработица, задержка пенсий и остальное могут сложиться в единое целое и стать основанием для протестов. Нельзя исключать и того, что это может быть подхвачено кем-то во власти, чтобы совершить дворцовый переворот. Не будем забывать, что путину 7 октября исполнится 70 лет. Поговаривают, что у него рак. Если он вдруг умрет (будем надеяться на это, да?), это однозначно может вызвать подобного рода процессы.

— Кто может стать престолонаследником?

— Здесь дело даже не в персоналиях. Кто-то называет его младшую дочь екатерину тихонову, которой он доверяет. Возможно, в ближайшее время мы увидим ее возвышение — появление в правительстве или в чем-то подобном.

«Кто-то называет в качестве престолонаследника младшую дочь путина екатерину тихонову, которой он доверяет. Возможно, в ближайшее время мы увидим ее возвышение – появление в правительстве или в чем-то подобном», - говорит Марк Фейгин

Есть традиционная мобилизационная группа — Патрушев и спецслужбы. Есть некая армейская среда. Она более слабая, потому что там нет политического представительства (если не считать шойгу). Они тоже могут на что-то претендовать.

Безусловно, есть формальное лицо — это мишустин. Согласно конституции, в случае отсутствия путина глава правительства три месяца исполняет обязанности президента, затем проводит выборы.

Есть путинские агенты влияния. Например, очень близкий его друг олигарх Ковальчук, который как раз и лоббирует младшую дочь в качестве преемника. Он связан и со старшей дочерью путина воронцовой.

То есть групп достаточно. Самые главные — в спецслужбах, частично в армии и в правительстве. Их борьба между собой — это не только борьба за наследство путина. Например, сейчас они выясняют, кто виноват в провале первых недель войны. Вину же надо на кого-то возложить. Сегодня она возложена на военных, потому и меняют руководителей «спецоперации».

Мы же не видим активной роли главы генштаба герасимова. Он в опале. А спецслужбы отводят вину от себя: «Это армия. Армия же воюет, не мы». То есть на самом деле война идет за то, чтобы не стать крайним. Что, кстати, всегда очень важно в аппаратных играх.

Идет война и за сокращающиеся ресурсы. Посудите сами. Они все под санкциями. У всех арестованы и заморожены авуары (активы. — Авт.) на Западе. Кормовая база уже ограничена, так что воюют за деньги, за должности, за позиции. И за влияние на самого путина, разумеется.

Проявления этой борьбы разные. Вот сейчас объявили реформу ФСБ и МВД. Но мы же не понимаем, что будет в результате. Директору ФСБ генералу бортникову тоже за 70. Говорят, тоже пережил рак, но вроде бы лечение было удачным. Так что и в этой структуре идет борьба за то, кто какие кабинеты займет. Коллегию ФСБ постоянно трясут. В канун войны убрали первого зама бортникова, очень влиятельного 72-летнего генерала смирнова.

Процессы-то идут, но, разумеется, непублично. Прорываются какие-то периферийные вещи. Как, например, заявление, опубликованное 31 января бывшим сотрудником генштаба рф (возглавлял международное направление) генерал-полковником Ивашовым от имени общероссийского офицерского собрания. Многие склонны считать, что это не была его самостоятельная инициатива, что, возможно, он это сделал по просьбе коллег из генштаба, которые понимали, что «спецоперация» провалится. Смотрите, сколько российских генералов погибло за это время. Они что, стремились оказаться на войне с Украиной, чтобы там просто полечь?

Читайте также: «Думаю, на Донбассе все началось, там все и закончится», — военный эксперт назвал ближайшие планы рашистской армии в Украине

Есть совершенно амикошонские попытки того же медведева. Вспомните, как он пытался изображать себя умеренным либералом, когда с 2008 по 2012 год занимал пост президента. А теперь он самый радикальный обскурант. Правда, эти пертурбации произошли давно.

Посмотрите, как ведет себя кадыров, критикуя то пескова, то участника переговоров с Киевом мединского. Это можно считать проявлением такой борьбы? Отчасти, конечно.

Так что борьба продолжается. Пока она без внятной цели. Если бы знать, что путин умрет ровно через полгода, можно было бы оценить, кто предпринимает самые активные усилия. Но мы с вами этого не знаем. Если он действительно еще лет десять-пятнадцать проживет, это один вариант. Если он болен и ему предстоят какие-то операции, — другой. Поэтому сложно судить.

— Кроме борьбы за близость к телу, идет еще и борьба башен кремля — «ястребы» против «голубей». Недавно первый заместитель администрации путина кириенко заявил, что «включение Херсонской области в состав россии будет полноценным по аналогии со вхождением Крыма», а пресс-секретарь путина песков объяснил, что Херсонская и часть Запорожской области входят в переговорный трек. То есть мы услышали взаимоисключающие высказывания равных по рангу персон. «В товарищах согласья нет»? Кириенко очень активизировался последнее время. Где его место в этой иерархии?

— Кириенко заменил козака в качестве куратора «украинского направления». Путин поручает ему все щекотливые политические вопросы. Кириенко занимался президентскими выборами 2018 года, до этого — референдумом по продлению полномочий путина. Его традиционно используют для оформления подобного рода дел.

Понятно, что никто не будет голосовать за присоединение к россии ни в Херсоне, ни где-то еще. Но нужно все провести так, чтобы сказать: «Нет, сто процентов проголосовали». Вот такое и поручают кириенко. Это его работа — изображать для публики какое-то народное волеизъявление. Эту задачу он будет решать, используя медиа, спецслужбы, политические институты, аналитические центры и местных руководителей-коллаборантов.

Кириенко с молодости связан со спецслужбами, не чужой этой системе человек (был первым секретарем горьковского обкома комсомола). Он сохраняет высокую лояльность режиму, пользуется доверием у путина. Наверняка он укрепил это доверие за последнее время. Насколько он влиятелен в этой системе? С моей точки зрения, он не может стать преемником.

«Путин поручает кириенко все щекотливые политические вопросы», - объяснил Марк Фейгин

— Кто реально руководит «спецоперацией»?

— Путин.

— Да какой из него военачальник?

— Вы же спросили, кто является реальным руководителем. Сейчас они по неподтвержденным данным поменяли дворникова на жидко, но это ни о чем не говорит. Только означает, что это заменяемые элементы. Сегодня один, завтра другой. Нет кого-то одного, как когда-то был «гениальный полководец» Жуков. Зачем это путину? Он будет их ротировать и тасовать в той необходимости, какая вызвана политическими обстоятельствами. Потому что никто кроме него не может быть «маршалом победы».

А непосредственным руководством занимается какая-то группа генералов из генштаба, которая находится в зоне боевых действий, предполагаю. Но, безусловно, все совещания с ними проводит путин. Не думаю, что он способен руководить операцией напрямую. «Наступайте здесь, остановите наступление там, подтяните технику сюда, а не туда» — согласитесь, это маловероятно. Но главные решения о том, что к каким срокам и датам должно быть захвачено, думаю, он берет на себя.

— Путин очень любит даты. 12 июня день россии. Наверняка устроит нам очередную гадость.

— Послушайте, кремль уже использовал все средства, какие только можно. Мне сложно судить, на что он сподобится. Может ли устроить какой-нибудь теракт в Киеве? Конечно. Однако 12 июня для путина не такая уж сакральная дата.

Вопрос в другом — что может предпринять кремль, чтобы заставить Киев сесть за стол переговоров. Мне кажется, он может действовать шире. Не обязательно замыкаться на Украине. Не исключал бы какие-то действия в Европе, чтобы та со своей стороны более жестко потребовала от Зеленского начать переговоры и прекратить ожидающиеся контрнаступления в случае получения оружия. А Украина и так воюет. Уже чего только не было — и Буча, и Мариуполь, и далее по списку.

Читайте также: Сергей Гайдай: «Худший сценарий — это вывод российских войск и восстановление территории в границах, которые были до 24 февраля»

— Своими действиями путин добился обратного эффекта — НАТО расширяется, Запад сплотился, в Украине небывалое единение. Понимают ли россияне, что они изгои цивилизованного мира на много поколений, что их дети и внуки обречены жить в стыде и изоляции? Когда-то Бабченко сказал в интервью «ФАКТАМ»: «Чего вы от них хотите? У них нет причинно-следственных связей».

— Основная масса россиян (тут Бабченко прав) действительно перезомбирована. Пропаганда за время, что путин находится у власти, добилась своего — у народа проблема с рациональным восприятием действительности. Они считают, что это все происки НАТО, что виноват во всем не путин, а НАТО, которое хотело напасть, а он сумел защитить страну. Всю эту аргументацию нет смысла обсуждать. Тем не менее она работает.

При этом есть какая-то часть населения, которая непосредственно пострадала уже сейчас. По разным оценкам до десяти процентов россиян бывали за границей. Они-то понимают, что потеряли эту возможность именно в результате войны. За рубежом теперь не принимают их карточки Mastercard и Visa, нет работы в «Макдональдсе», нельзя приобрести иностранный автомобиль и нет сервисного обслуживания импортной машины, не купить девайсы в сети App Store или в фирменных магазинах Apple. Это же все случилось с ними. Они теряют свои потребительские возможности и права.

Будут ли они что-то делать? Вот с этим большие сомнения. Мы возвращаемся к вопросу о бунте. Он должен возникнуть от голодных, а не от тех, кто чуть утратил свою сытость. Поэтому больше надежда на этих перезомбированных. Их жизнь должна превратиться в ад уже окончательно, чтобы они попытались эту ситуацию как-то поправить. Но повторю, что они будут руководствоваться не тем, чтобы помочь Украине прекратить войну, а каким-то образом защитить себя.

«Пропаганда за время, что путин находится у власти, добилась своего - у народа проблема с рациональным восприятием действительности», - считает Марк Фейгин

— Как думаете, эти люди после смерти путина тоже станут заверять: «Мы же не знали, что он творил, нас обманывали», как это было, когда развенчали культ сталина?

— А кто это знает? Видимо, какой-то процесс начнется. Но при этом наверняка точно так же, как и после сталина, останутся путинские приверженцы и это поклонение будет продолжаться из поколения в поколение. Нужны перемены такого масштаба, чтобы возникла потребность в развенчании этого культа.

— Реально Украине получить от россии компенсации за содеянное?

— Считаю, что да. Потому что, в отличие от советских лет, когда СССР сначала отказался платить даже за ленд-лиз в период Второй мировой войны, а потом тянул с этим, все российские авуары находятся за границей. Однако пока Запад не решается начать конфискации и реквизиции разного рода. Но это вопрос времени. Рано или поздно это придется сделать. Ценные бумаги, которыми россияне владеют за пределами страны, собственность олигархов — это все должно пойти с молотка для уплаты обязательных репараций, которые пойдут и на восстановление инфраструктуры Украины, и на компенсации семьям убитых, раненым, беженцам, и на оплату всех поставок западных вооружений. По разным оценкам у россиян на Западе до полутора — двух триллионов долларов. Вот заморозили 350 миллиардов Центробанка в ценных бумагах. Почему бы их не изъять? Логично?

— Почему культура, которой россияне так гордятся, воспитала таких нелюдей? Знаю, что вы сейчас ответите, что те, кто грабил и убивал людей в Буче, не читали Пушкина с Достоевским.

— Мы имеем дело с болезненной безликой массой. Эти люди абсолютно бесправны у себя в стране, понимаете? Нет ничего хуже рабской психологии, когда человек готов в любой момент поступить так, как поступают с ним, с еще более зависимыми от него другими людьми. Это и произошло в Украине. Придя туда, они стали угнетателями. Хотя всю жизнь пребывали в качестве угнетаемых.

«Война завершится не только исключительно военным поражением кремля, но и тем, что дальше произойдет в россии», - такой прогноз дал Марк Фейгин

— Большой друг Украины российский журналист Виктория Ивлева сказала, что мы не представляем дремучести этих людей.

— Они и правда очень дремучие, потому что живут в совершенно отсталом архаичном мире, где иерархия очень жестко определена. Кто начальник в глубинке, все очень хорошо знают. Любой участковый имеет над ними большую власть, чем кто бы то ни было. Поэтому, вдруг ощутив свободу насилия, они тут же к нему прибегли. Они удовлетворяли свою преступную похоть, убивали людей, чтобы забрать их вещи. Это к издержкам войны никак не отнесешь, это уже сознательные целенаправленные действия.

Часто говорят: «Человек, который был в рабстве, сам хозяином не станет». Это не так. Рабство и бесправие развращают и тех, кто владеет людьми, и подневольных. Вот так это происходит.

Да, этих людей заставляли в школе читать Пушкина. Только это не сильно помогло. Я вижу проблему в том, что русской культурой очень долго подменяли религию. Это метафизический вопрос. Может, у этих людей вообще не хватает христианского начала, где табу на убийства и прочие преступления. То, что происходит, напоминает трайбалистские общества. Мы убиваем представителей другого племени, только потому, что они другие. Ни по какому другому признаку. То, что мы видели в Буче и в других местах. «Наше племя всегда право» — это же дикие языческие представления о мире.

— Такая лютая ненависть к украинцам…

— Конечно. При том, что они же с вами никак не сталкивались. Зачем ты приезжаешь в другую страну? Чего хочешь? Что украинцы тебе сделали? Где ты с ними встречался? Почему решил, что они тебя ждут, что ты должен что-то тут устанавливать, кого-то денацифицировать? Они не задают себе такие вопросы.

— Одноклассник недавно написал мне, что «россия вынуждена работать ассенизатором».

— Да вы что? Скорее тогда не в роли ассенизатора, а в роли г… на.

Вот они говорят: «Мы вас избавим от нацистов». Хорошо, а если страна хочет жить с нацистами (я сейчас безотносительно говорю), что дальше? Почему вы решили взять на себя миссию кого-то от чего-то избавлять? Кто вы такие? Вас Украина об этом просила? Вас мир об этом просил? Вот погодите. Когда китайцы придут убивать русских, все будут есть попкорн и радоваться: «Так им и надо». Вот как такое обычно возвращается. Надо просто знать историю.

— Мы с вами разговаривали в апреле прошлого года. Вы предупреждали, что большая война — дело времени, и к ней нужно основательно готовиться. О чем мы с вами будем говорить через год?

— Наверное, мы увидим проблески выздоровления и надежды. Думаю, именно сейчас мы проходим самый пик ада. Уже произошло то, на что так долго решался путин и чего мы ожидали.

Сложно случиться большему из того, что уже случилось. По многим причинам. Потому что мы увидели, что возможности россии вести войну все равно уже на пределе. Очень маловероятно ворваться снова в Киев и в Бучу. Это приведет только к большему и более быстрому процессу обрушения россии. Потому что начнутся другие процессы и со стороны Запада, да и Украина может по-другому себя повести. Если они еще раз двинутся на Киев, кто даст гарантии, что снаряды ваших РСЗО не полетят на Курск, Брянск, Севастополь и что ВСУ не пойдут, например, в какой-нибудь Белгород. А что терять? Чтобы повторить Ирпень и Бородянку еще раз?

Так что, по-моему, наш диалог будет гораздо более оптимистичным. Возможно (даже скорее всего), мы будем все еще обсуждать войну — прошедшую или идущую. Но, думаю, через год это точно будет последний диалог о войне.

Читайте также: Филлип Карбер: «Успехи Украины привели к тому, чего никогда не было в истории»

5892

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Instagram

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров