ПОИСК
Интервью

«На моих глазах россияне забили до смерти украинского военнопленного»: рассказывает бывший узник Еленовки

10:20 11 августа 2022
Колония после взрыва

Представителей Международной миссии «Красного креста» так и не пустили в колонию в Еленовке, в которой погибло более 50 украинских военнопленных, среди которых были и защитники «Азовстали». В американской разведке уже сообщили, что россияне пытаются сфальсифицировать доказательства о взрыве в этой колонии.

«ФАКТАМ» удалось пообщаться с бывшим узником «Еленовки» — мариупольским волонтером Константином Величко, который в заключении провел почти сто дней. Волонтер испытал на себе все прелести содержания в этой колонии, рассказал о том, как там встречали «азовцев», а так же о том самом злополучном ангаре, куда перевели часть защитников «Азовстали» буквально за два дня до взрыва. Константин Величко так же утверждает о том, что ранее представители «Красного креста» уже были в этой колонии. Но пробыв там всего десять минут, уехали оттуда, не найдя ни каких нарушений.

«На нас просто наставили автоматы и пригрозили: «Будете препираться — расстреляем на месте»

- Война меня застала в Мариуполе, — вспоминает волонтер Константи Величко. -- В первый же день мне и моим друзьям удалось вывезти свои семьи в Запорожье. Вернуться назад уже не получилось. Из Мариуполя постоянно приходила тревожная информация — гибли люди, со знакомыми, которые там остались — начала пропадать связь. Те, кому удавалось вырваться оттуда — рассказывали страшные вещи. В городе не было питьевой воды. Людям приходилось растапливать снег. Почти весь Мариуполь жил в подвалах. Из продуктов — в основном лишь картошка, у кого она еще оставалась с осени.

Читайте также: «То, что я видел в драмтеатре Мариуполя до и после его уничтожения, не отвечает выводам российского „расследования“ этой трагедии»: свидетельство очевидца

Хотелось быть полезным своей стране, потому я и еще несколько ребят начали заниматься волонтерством. Возили горючее, гуманитарку, помогали людям, тем, кто хотел выехать из Мариуполя и других городов, которые находились, либо в осаде, либо оккупированы, чем могли. Либо сами вывозили их, либо искали для них попутный транспорт.

До войны Константин Величко работал в IT-компании

- Вас же задержали россияне на блокпосту в районе Мариуполя, когда вы с товарищем ехали на бусике за очередной партией людей, желавших выехать на мирную территорию? Смотрю, на вашей странице в Facebook перед трехмесячным перерывом, последняя запись была сделана 28 марта. Вы тогда написали: «Автобусы из Бердянска сегодня будут на Бердянском кольце забирать людей на Запорожье». После этого записи на вашей странице прерываются более чем на три месяца. Вы же тогда так и не доехали до места назначения?

- Да. Именно в этот день меня и моего товарища арестовали. Мы еще только ехали забирать людей. Раньше спокойно проезжали через этот блокпост и нас никогда не трогали, и даже не проверяли очень сильно. Мы же вывозили только женщин и детей. Но в этот раз что-то пошло не так.

Нас остановили для проверки документов. И тут нас начали обвинять, что мы, будто бы, вывозим людей за деньги. Кроме того, мы, якобы, еще и вывозим бойцов украинской армии. Мы пытались объяснить, чем мы занимаемся на самом деле, но на нас просто наставили автоматы и пригрозили: «Будете препираться — расстреляем на месте». Пришлось сесть в автобус и ехать с ними в Никольское.

- После ряда допросов вы попали в печально-известную колонию в Еленовке — ту самую, где россияне ночью 29 июля подло в одном из помещений этой колонии было убито 53 украинских военнопленных, среди которых были и «азовцы». Можете рассказать о том периоде? Что из себя представляла эта колония?

Еленовка. Колония

- Это бывшая Волновахская исправительная колония, которая была предназначена ранее для отбывания наказания сотрудниками правоохранительных органов. Колония несколько лет назад была законсервирована. Сейчас там держат, в том числе, и украинских военнопленных.

Помещения колонии, в которых содержат пленных, представляют собой жуткое зрелище. Все в таком плачевном состоянии. Бараки буквально разваливаются, в половине помещений не было даже окон. Канализация не работает, воды нет. Даже электричества до недавнего времени не было.

- Опишите камеру, в которую вас поместили?

- Меня поместили в так называемый дисциплинарный изолятор. Это такой себе каменный мешок, рассчитанный на четверых, максимум — шестерых заключенных. В той камере, где держали меня — одно время находилось до сорока человек на 12 квадратных метрах! И плюс — здесь же был еще и туалет.

- Так это же, все равно, что в маршрутке в час пик! Как же вы там все умещались? Как спали?

- Да кто как сможет… Кому повезло — мог сидеть возле стены. А в основном — стояли все время. Спать ложились в несколько смен — не больше трех часов за один раз. Ложились на полу, как селедки в банке, подгибали коленки, упираясь в соседа, и не шевелились. Потом, через три часа спать в таком же положении ложилась другая партия заключенных.

- Сколько времени вы провели в этой камере?

- Около двух недель. За все это время нас ни разу не выводили на прогулку.

«Первые четыре дня давали по стакану воды на человека и корочке хлеба на сутки»

— Чем вас кормили в колонии?

- Первые четыре дня давали по стакану воды на человека и корочке хлеба на сутки, — продолжает свой рассказ Константин Величко. — Потом в рацион добавили клейстер из макарон и «овощной суп», где в тарелке могло плавать пару капустных листов и что-то похожее на морковку.

Через две недели мне и моему товарищу Стасу удалось выбраться из этого каменного мешка… за взятку.

- У вас были с собой деньги?

- Нет. Наши друзья-волонтеры смогли найти человека в Донецке, который смог подвести в Еленовку два ноутбука и принтер. За это меня и Стаса выпустили из изолятора и поместили в барак. Такая сделка обошлась каждому из нас в тысячу долларов.

Кстати, те бараки, в которые нас перевели, мы же должны были и ремонтировать. Опять же, за свои собственные деньги.

- Арестованных в колонии избивали?

- Нас били на этапах. Очень сильно избивали при приемке в колонию. Били чем не попадя, и палками, и арматурой… Одного арестованного буквально забили до смерти на моих глазах.

- Как это произошло?

- Тогда в автобусах в колонию привезли очень много арестованных — 844 человека. Арестованного буквально выбивали из автобуса ногами на землю и его прогоняют сквозь строй. Слева и справа — по ряду конвоиров. У кого в руках ремни, у кого — дубины, у кого черенки от лопат. И вот через этот ряд прогоняют военнопленного. Люди падают, а их бьют, пока они не встанут. Так вот, один парень до конца этого строя не добежал. Не знаю, кто это был. Обыкновенный военнослужащий.

Прием тогда шел почти сутки. Арестованных в автобусе держали штабелями, воды не давали. Когда их выкидывали из этих автобусов, то у ребят просто не было сил бежать. Многие просто на карачках доползали.

- Это все ужасно. Интересно, «Красный крест» допускали в колонию, чтобы те могли посмотреть на условия содержания пленных?

Константин Величко: «В Еленовке одного из командиров Азова - Волыну - ломают как морально так и физически»

- За три с лишним месяца я всего лишь один раз видел представителей «Красного креста». Как раз к тому времени туда начали доставлять защитников «Азовстали», а мы успели отремонтировать два барака «9−10» и «1−2». Начальник колонии произнес чудесную речь о том, как они заботятся о людях. Представители «Красного креста» пробыли там буквально минут десять.

- То есть, они не просили им показать остальные помещения, где содержатся арестованные, а удовлетворились лишь тем, что им показала администрация?

- У меня создалось впечатление, что это им было вообще не очень интересно. Куда их привели — то они и посмотрели. Их все устроило. А то, что по соседству здания стоят полуразваленные, и там, в ужасных условиях находятся люди — никого не волновало.

«Одного из командиров „азовцев“ — Волыну очень сильно ломают в колонии. В том числе и морально»

- Как в Еленовке принимали «азовцев»? Их тоже прогоняли сквозь строй?

- Нет. Сквозь строй их не прогоняли. К ним было поначалу совсем другое отношение. У ребят даже не сразу забрали мобильные телефоны. Говорили о том, что существует какой-то определенный договор, по которому защитникам «Азовстали» обещали сохранность жизни. За два дня до того, как «азовцев» привезли в Еленовку, в колонию прибыли российские военные, российский спецназ.

Читайте также: «Под обстрелами пообещали себе, что если выживем, то заберем всех, кто остался»: супруги из Мариуполя спасают земляков из оккупированного города

Но уже недели через две-три, россияне начали проводить у «азовцев» плановые проверки. У ребят начали изымать все: и телефоны, и лекарства. Начали искать предлоги, чтобы провести допрос с пристрастием. Потом человека отправляют в дисциплинарный изолятор — тот самый, в котором я провел первые две недели. И вот там, под громкую музыку, чтобы не было слышно криков, с «азовцами» начинали работать представители, так называемой «зондер-команды» — бригады по выбиванию показаний. Помню, там среди них был такой товарищ, которого звали «Куртик», который ходил с большим мачете — от пояса до колена. Он принимал самое активное участие в выбивании показаний из «азовцев». Вот те интервью с защитниками «Азовстали», где они рассказывают о том, что их, будто бы бросила украинская власть — результат как раз такой работы. Ребят серьезно ломали.

- А где содержат командиров «Азова»?

- Они были в Еленовке, буквально, в течение первых двух дней. Например, Редиса (Дениса Прокопенко — автор) вывезли сразу в неизвестном направлении. А вот, Волыну (Сергея Волынского — автор), оставили в Еленовке. Его очень сильно ломают в колонии. В том числе и морально. В тот момент, когда меня освобождали — он находился в дисциплинарном изоляторе.

- Вы наверняка видели тот самый барак, в котором россияне взорвали наших пленных?

Колония в Еленовке после взрыва

- Это помещение не было бараком. Это промышленная зона, где раньше находились цеха. По сути, наших пленных за два дня до взрыва, поселили в нежилую зону. Это абсолютно разваленное помещение — без окон и без дверей. Этот ангар с жилой зоны не было видно. Никто из других арестованных не мог знать, что там происходит. Зачем перевели людей в абсолютно неподготовленное для этого помещение, в то время, когда большинство бараков в жилой зоне уже были отремонтированы — вопрос, наверное, риторический.

- Вы помните свой последний день в Еленовке?

- Очень хорошо помню. Нам с утра сказали собирать свои вещи. Под конвоем нас привели к воротам тюрьмы, дали по листику ксерокопии в том, что в отношении нас в возбуждении уголовного производства нам отказано, и вывели нас за ворота. Все. На сегодняшний день россияне не выпустили, почему то, только одного из нашей группы волонтеров — Сергея Тарасенко. Не знаю, почему.

Читайте также: «Мои собаки теперь на небе. И дедушка тоже»: 9-летний автор знаменитого «Мариупольского дневника» вырвался из оккупации

- Это же все происходило на территории, неподконтрольной Украине. Как же вы выбирались оттуда через многочисленные российские блокпосты? Да и местное население, мягко говоря, не очень хорошо относятся к украинцам…

- А мы и не говорили о том, что мы украинские волонтеры. Говорили по-русски, так же, как и они. Если бы мы сказали, что мы с Украины — нас тут же снова бы сдали властям, несмотря ни на что. Мы на рейсовом автобусе доехали до Донецка. Не буду говорить, где и у кого мы ночевали. Не хочется подставлять людей, которые нам помогли. Деньгами помогли представители украинского правительства. Лично я выезжал через россию, потом поехал в Прибалтику и так оказался в Европе, рядом со своей семьей. Хочу немного отдохнуть, подлечиться и сразу же вернусь в Украину.

Ранее «ФАКТЫ» писали о том, что представители «Красного креста» заявили, что не давали никаких гарантий безопасности украинским военнопленным в Еленовке .

5092

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Instagram

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров