ПОИСК
Украина

«На протезе я могу вполне профессионально выполнять свою работу в штурмовой группе», — герой «ФАКТОВ» Роман Кашпур

12:20 25 сентября 2022
Роман Кашпур
Роман Кашпур — один из защитников Украины, для которого отсутствие конечности не стало поводом не идти защищать Украину. Хотя он имел законное право выехать с женой и двумя маленькими сыновьями за границу, но, признается, даже мысли такой не было. О мужественном и сильном духе бойце «ФАКТЫ» уже рассказывали нашим читателям. В 2019 году неподалеку от Еленовки Донецкой области Роман подорвался на мине и потерял ногу. Впрочем, не сокрушался, а решил вопреки всему жить полноценной жизнью. В Харькове в госпитале боец с позывным «Скиф» встретил свою любимую — волонтера Юлию, женился и сразу же отправился в спортзал. И вскоре победил в соревнованиях «Игры героев» и даже установил невероятный рекорд, протянув 16-тонный самолет Ан-26 на аэродроме в Чугуеве. После полномасштабного вторжения Роман вместе с такими же храбрецами, как сам, отправился защищать ставший родным для него Харьков…

«Родители и жена отпустили на войну, поскольку знали, что меня не убедишь»

— Хорошо, что 23 февраля из Купянска в нашу квартиру в Харькове приехали родители жены, это им посоветовали сделали пограничники, потому что в течение нескольких суток не утихал гул российской техники, — рассказывает Роман Кашпур «ФАКТАМ» о начале полномасштабного вторжения. — А уже на следующее утро меня разбудил тесть со словами, что слышны взрывы. Недолго думая, мы все собрались и решили ехать в безопасное место. Сутки провели в пути из-за ужасных очередей. Наконец достались моего родного города Хмельник Винницкой области.

Роман с женой Юлей и младшим сыном

По приезде я позвонил ребятам-военным, спросил кто где был на тот момент. Расспросил о ситуации на фронте. И решил, что нужно возвращаться в Харьков, потому что с логической, географической и стратегической точки зрения понимал: если удастся выбить или отбросить россиян из Киевской области, то от Харькова это будет сделать очень сложно и займет много времени, ведь он вблизи границы с рф.

Там, в Харькове, меня уже ждали друзья, с которыми мы хоть раньше и не воевали, но после полномасштабного вторжения они без колебаний взяли в руки оружие. Еще в Хмельнике я случайно встретил волонтера Артема, который привез семью и должен был возвращаться в Харьков с гуманитарной помощью. Он охотно взял меня с собой в город. Родители и жена отпустили, потому что знали, что если я что-то решил, меня не убедишь. Особенно в вопросах войны — здесь я непреклонен.

Роман Кашпур с Валерием Залужным, женой Юлией и младшим сыном Александром

По дороге я уже определился, в какое подразделение буду ехать. Списался со своим другом и побратимом Виталием Билоусом, у которого тоже протез на ноге, а он уже был в Харькове. Поэтому отправился к нему, тем более вдвоем и на протезах будет точно веселее.

В то время на защиту города собралась достаточно мощная группа ветеранов, среди которых были и те, кто раньше получил тяжелые ранения на передовой. Но никто даже не сомневался, что нужно защищать родную Украину от врага. То, что у всех имелся боевой опыт, это тоже большой плюс. 1 марта я уже был на Салтовке… Поскольку наше подразделение формировалось как добровольческое и должностей никаких не было, то работал из того оружия, из которого это получалось наиболее эффективно. А дома любимая Юля делала все возможное и сверхвозможное, чтобы обеспечить наше подразделение всем чем только можно для успешной борьбы с врагом.

Роман Кашпур на позиции в Салтовке с побратимомв

— Расскажите о пережитом на фронте, ведь Салтовка — район Харькова, который обстреливали и продолжают обстреливать чуть не каждый день.

— Сначала наша задача как штурмовой группы была ждать в засаде колонну врага, которая снова могла зайти в город после того, как ее выбили. Потом началась война с артиллерии… Из Салтовки мы отправились на боевые позиции. 25 марта состоялся один из первых результативных штурмов возле Харькова — это было село Ольховка. Много моментов не могу рассказать, потому что пока это тайна, но нам удалось освободить населенный пункт от рашистов с минимальными потерями. Было много пленных со стороны врага, знаю о минимум 20.

На следующий день туда зашла пехота, закрепилась и через довольно короткое время территория была полностью под контролем ВСУ. В конце апреля в нашем подразделении вместо семи человек было уже 30, их набрал командир в учебках, и мы стали полноценным взводом. Соответственно, нужно было бойцов обучать, потому что они никогда в руках не держали оружие. Поэтому меня назначили инструктором. Поскольку у меня классификация по разведке, то проводил разного рода занятия — от инженерных коридоров, перебежок до обращения с оружием.

— И никто из тех, кого учили, не обращал внимание на то, что вы на протезе?

— Наоборот, ребята говорили, что я им невероятно поднимаю дух… Скажу больше — в свободное время я еще снимаю и мотивационные видео, которые потом планирую передать в реабилитационные центры, чтобы вдохновлять других бойцов с ранениями не сдаваться.

— Насколько мне известно, вы воевали на так называемом купальном протезе, приспособленном для того, чтобы мыться и немного ходить. Расскажите об этом.

— Среди протезов есть определенная классификация. К примеру, обычный — это для повседневной жизни, на нем я и устанавливал рекорд Украины. А есть спортивный и купальный. После рекорда у меня не было возможности быстро отремонтировать свой обычный протез, я подал все документы в Фонд защиты инвалидов, но ответ пришел слишком поздно. Поехал на войну на том протезе, который имел — купальном. Для меня открытием стало, что на нем я даже мог быстро бегать и вполне профессионально выполнять свою работу в штурмовой группе. Видимо, сказывалось и то, что находился на определенном адреналине. Это действительно достижение.

«После победы вернусь в спорт. И очень хочу на рыбалку с сыновьями»

— Было ли предчувствие, что после тяжелого ранения придется снова идти защищать страну от российской армии?

— Одной из ключевых причин вернуться на фронт стало то, что я увидел, как бомбят дома, больницы, роддома. То есть происходило планомерное уничтожение всего украинского. Эта война — ради защиты наших детей. Чтобы страна выстояла и дети выжили, это сейчас основная задача.

— Но ведь были люди, которые вас отговаривали, мол, не место вам сейчас на войне с протезом, уже навоевался…

— Такие и сейчас есть. Я привык. Просто нужно понимать, зачем ты воюешь. Когда есть цель — нет ничего невозможного. Недавно был момент, когда меня хотели комиссовать, но командир встал на защиту и четко сказал: «Этот человек мне нужен. Он играет очень весомую и активную роль и на фронте, и в тылу».

— Чем сейчас занимаетесь?

— Кроме инструкторской работы я работаю в волонтерском направлении. Общаюсь с огромным количеством людей в боевых подразделениях и точно понимаю, что им нужно. А поскольку моя любимая Юлия тоже волонтер, вместе находим такие дорогостоящие вещи, как прицелы, машины, квадрокоптеры, тепловизоры, дальномеры. Также возвращаюсь к ветеранскому фронту. Одним словом — занимаюсь всем чем только можно ради победы.

— Что вдохновляет вас бороться за Украину?

— Моя семья, это мой стимул, тыл. Мои дети. Младшему Саше год и 9 месяцев, Ивану семь, и он уже понимает, что папа на войне. После 24 февраля я законно мог поехать за границу, потому что у меня есть и группа инвалидности, и все документы, что к службе непригоден. Но убежать можно от всего, только не от совести. И перед тем, как ехать на войну, у меня в голове был один вопрос: «Зачем ты все тогда, Рома, начинал, чтобы сейчас просто убежать?!» Нужно делать все возможное для победы. И потому несколько месяцев подряд без отдыха я участвовал в боевых действиях. Теперь деллюсь своими знаниями с другими и буду рад, если они станут людям ценными и помогут в той или иной ситуации.

"Я борюсь за Украину ради своих детей", - говорит Роман

— Сколько в вашем подразделении бойцов на протезах?

— Начинало двое — я и Виталий Билоус. А сейчас приехал Дмитрий ГержанТритон»), с которым когда-то служили в одном батальоне. Он во время моего ранения помогал меня эвакуировать, а потом сам подорвался во время спецоперации по Цемаху. Из-за того, что Тритон киевлянин, он сначала освобождал родную область, а потом уже присоединился к нам. Так что мы теперь снова вместе.

"В нашем подразделении воевать на протезах начинали двое - я и Виталий Билоус. А сейчас еще приехал Дмитрий Гержан", - рассказывает Роман.

— Что сделаете в первую очередь, когда победим врага?

— Вернусь в спорт однозначно, буду заниматься еще активнее, приобщать детей, потому что они наше будущее. И очень хочу на рыбалку с сыновьями.

Читайте также: «Когда рашисты спросили у мамы, страшно ли ей, она ответила, что не боится их»: история военного медика Натальи Фиаловой, которая полгода находится в плену

Фото предоставлены Романом Кашпуром

840

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Instagram

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров