Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 587 тысяч 610 человек (данные MMI Украина)
лицо под балаклавой

История любви

«Возьмите с собой на войну! Я буду шить, варить, стирать, раны перевязывать...» (фото)

Ирина КОПРОВСКАЯ, «ФАКТЫ»

22.08.2014

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Переодевшись в камуфляж и спрятав лицо под балаклавой, 19-летняя девушка-сирота из Черкасс «зайцем» поехала за любимым на фронт и уже месяц помогает бойцам батальона «ОУН». В ближайшее время пара планирует обвенчаться

Невероятную историю любви и преданности, растрогавшую даже закаленных в боях солдат, поведал на своей страничке в «Фейсбуке» заместитель командира батальона «ОУН». «Случилось это то ли две, то ли три недели назад, — написал Борис Гуменюк. — На войне время летит стремительно: день идет за год. В общем, история уже давняя».

«Да пусть уже едет с нами, — попросили бойцы. — Девушка хорошая. И любовь у них»

Колонна грузовых микроавтобусов ехала из Киева в Днепропетровскую область: спешили на базу. Бойцы сидели на полу, обливаясь потом и крепко сжимая в руках автоматы и ящики с гранатами. В грузовом отсеке окон нет, и, спасаясь от духоты, солдаты в буквальном смысле разделись до трусов. Один парнишка всю дорогу спал, устроившись между мешками с амуницией. Глядя на него, хлопцы удивлялись: «И не жарко ему в форме?»

*Володя и Мальвина познакомились на Майдане. И сразу же понравились друг другу

Первую остановку сделали перед Кременчугом, — рассказывает «ФАКТАМ» заместитель командира батальона «ОУН» Борис Гуменюк. — Ребята обрадовались: рядом водоем — можно освежиться, а потом и по бутерброду перехватить. Но сначала, как водится, шуточная команда: «Мальчики — налево, девочки — направо!» Хотя, понятно, что женщин среди нас нет. Гляжу: один побежал направо. Ну, кто его знает. Может, стесняется, а может, есть другая причина. Бойцы искупались, сели на травку перекусить. Я достал фотоаппарат, захотелось сделать снимок на память. «Так, становитесь здесь, — командую. — А ты чего в балаклаве? А ну снимай! Снимай, говорю! Это приказ!»

Хлопец неохотно стянул балаклаву, и мы разом ахнули — девка! Стоит, краской залилась, по плечам волосы рассыпались… Ой, да это же наша Мальвина! Позывной у нее такой. Прошла с нами весь Майдан. «Ты что здесь делаешь?! — спрашиваю. — Кто разрешил?» Она в ответ лепечет: мол, это я сама. Спряталась между мешками и всю дорогу притворялась спящей. «За женихом поехала, — объясняет. — Мы недавно обручились. Я без него жить не могу». И глазками так клип-клип. «Ну и что теперь делать? — говорю. А сам аж закипаю от злости. — Из-за тебя одной всю колонну на Киев разворачивать?! Где твой Ромео?» А он уже стоит с ней рядом, ошарашенный. Явно не знал, что невеста за ним хвостом ехала.

*В батальоне Мальвина всеобщая любимица, и бойцы относятся к девушке с теплотой

Володя (позывной Леннон) хлопец путевый. Коренной крымчанин, воюет за Украину. Лезет под пули, когда не нужно. Приходится хватать его за штаны и затаскивать обратно в окоп. Одним словом, настоящий герой. Я его называю «навіжений». Потому что во время боя он становится агрессивным. Да я и сам такое состояние переживаю. Адреналин зашкаливает, кажется, сердце вот-вот выпрыгнет из глотки. От переизбытка эмоций орешь во все горло…

Стоит, значит, Леннон возле своей Мальвины, оба головы так покаянно опустили. А я возьми и выпали: «Ромео и Дездемона, блин!» Потом понял: что-то я не то сморозил, и сам же расхохотался. Бойцов тоже смех разобрал. Это разрядило ситуацию. Посмеялись и давай совещаться: что делать с «зайцем»? Точнее, зайчихой. Решили, что оставим ей денег на обратную дорогу. Пусть ловит попутку и добирается домой.

И тут Мальвина как запричитает: «Ой, не высаживайте меня, пожалуйста! Возьмите с собой на войну! Я буду шить, варить, стирать, раны перевязывать… И не буду вам мешать, честное слово! А не возьмете — брошусь под трамвай!» — «Где ты, дитя, в поле трамвай найдешь?» — «Нет трамваев — утоплюсь!» Вижу, дело серьезное. Эта и впрямь готова идти за любимым сквозь огонь, воду и медные трубы. Снова стали совещаться. «Да пусть уже едет с нами, — просят бойцы. — Девушка хорошая. И любовь у них». «Ладно, — говорю. — Только придется за ней присматривать. А то вот так, „зайцем“, в бой полезет». А Мальвине строго-настрого приказал: «И чтобы больше без этих „коников“! Забудь о передовой! Будешь сидеть на базе».

Пока что слушается, сидит… Мне хлопцы доложили, что на днях ей исполнилось девятнадцать лет, а на вид не больше шестнадцати. Личико детское, и по натуре она чистый, добрый ребенок. Бойцы ласково зовут ее «снежинкой». В основном у нас воюют члены Организации украинских националистов, отсюда и название батальона. Но есть и молодые, беспартийные ребята, например, наш «Ромео» Леннон. Большинство добровольцев — седовласые мужчины (самому старшему, кадровому офицеру, семьдесят лет) относятся к Мальвине с отцовской теплотой: буквально пылинки с нее сдувают.

А она, всеобщая любимица, бросается всем помогать. На базе много мужчин, значит, много забот. Одному надо подстричь бороду, второму — зашить порванный в бою китель, третьему рану перевязать. Четвертый просит набрать на мобильном сообщение детям, потому что не умеет пользоваться телефоном… И Мальвина везде поспевает, носится по базе с утра до ночи. Я даже не знаю, когда она спит.

«Когда Россия забрала Володину родину — Крым, он сказал: «Иду воевать. Не хочу, чтобы Украину рвали на части»

База батальона «ОУН» расположена в двухстах километрах от зоны активных боевых действий. Отсюда отряды солдат постоянно выезжают на спецзадания. Поэтому влюбленные видятся только в коротких перерывах между боевыми задачами.

— У меня праздник, — искренне делится своей радостью Мальвина. Девушке нравится ее позывной, и она просит называть ее именно так. — Вчера Леннон вернулся с задания! Привез мне букет полевых цветов.

— А родители знают, где вы находитесь?

— Я сирота. Подруга моей покойной мамы взяла меня под опеку. Потом я поступила в училище, выучилась на повара. Жила в Черкассах — там у меня есть квартира. Прошлой зимой приехала в Киев, чтобы поддержать митингующих. Пришла на Майдан и растерялась: палаток много и людей много, а куда идти? Никого ведь не знаю. В это время рядом проходили двое мужчин: «Ты что, потерялась?» Ну, я им объяснила. «Пойдем к нам, — говорят. — Переночуешь, а утром что-то придумаем». И привели меня в палатку «ОУН».

Там как раз ужин готовили: варили картошку. Я попросила разрешения помочь. Быстро сделала поджарку, смешала ее с картошкой, и получилось рагу. Мужчины мое блюдо нахваливали. А я почти ничего не слышала. В углу палатки сидел голубоглазый парень. Я поймала на себе его взгляд, улыбнулась в ответ, и все — пропала.

— Это был он, Володя?

— Тогда я не знала ни его имени, ни кто такой и откуда. Почему-то решила, что у такого красивого парня наверняка есть девушка. Еще подумала: «Почему так несправедливо? Вот если бы он был свободен…» Потом Леннон сам подошел ко мне. Познакомились, разговорились, но о личном ни слова. Тогда на Майдане была тревожная обстановка: ожидали «зачистки». Все разговоры были только об этом.

В общем, я осталась на Майдане в палатке «ОУН». Там собрались замечательные люди, истинные патриоты. Я готовила для них еду, помогала по хозяйству. А мужчины меня опекали, как родную дочь. По сути, обитатели палатки стали моей большой семьей. Никто и никогда так обо мне не заботился…

— Когда вы узнали, что ваши чувства к Леннону взаимны?

— Через неделю после знакомства. Однажды вечером сижу в палатке, переписываюсь по телефону с подружкой в социальной сети «ВКонтакте». В это время Леннон нес дежурство на баррикаде. Вдруг выскакивает от него сообщение: «Ты мне нравишься». «Это взаимно», — отвечаю. А он: «Давай встречаться!» Я написала, что такие вопросы онлайн не решают. Он извинился и потом, когда закончилось его дежурство, пришел ко мне и, глядя в глаза, предложил быть вместе.

Майдан победил, и мы ненадолго расстались. Я вернулась в Черкассы, а Леннон задержался в Киеве. Когда Россия забрала его родной Крым, Леннон позвонил мне: «Иду воевать. Не хочу, чтобы Украину рвали на части».

— В Интернете есть трогательный снимок. Вы стоите рядом, оба в камуфляже, и он ладонью смахивает с вашей щеки слезу.

— Володя как раз принял присягу. Сразу после этого они с ребятами должны были возвращаться на базу. До этого Леннон уже был в зоне АТО, воевал с террористами. Я тогда страшно переживала за него, чуть с ума не сошла. И вот он приехал на несколько дней в Киев. Я примчалась, чтобы хоть немного побыть вместе, а тут снова нужно провожать на фронт. Момент прощания был очень болезненным…

«В Мальвине есть все, что должно быть в женщине. Она красивая, ласковая, хозяйственная…»

— Вот тогда я и решила: поеду за ним! — продолжает Мальвина. — Камуфляж на мне уже был, а балаклаву выпросила у знакомых ребят. Говорю Леннону: «Я с тобой!» А он: «Ты что, рехнулась? Нельзя!» Ладно, думаю, поеду тайком. В суматохе, когда все начали прощаться с провожающими, я незаметно пробралась в багажное отделение и спряталась за мешками.

После того как меня разоблачили, по приезде на базу устроили еще одну выволочку. Я понимала, что поступила нехорошо, раскаивалась. Просила, чтобы никого, кроме меня, не наказывали. Но меня тоже не наказали. Думала, буду работать на кухне. Только здесь уже трудится бригада поваров. Поэтому мне поручили отвечать за стирку и разные мелкие хлопоты. Немного помогаю по медицине, хожу на стрельбище. Вчера из 10 выстрелов у меня было девять попаданий! Инструктор сказал, что это хороший результат и, возможно, однажды меня возьмут на неопасное задание.

— Да кто же тебя отпустит?! — вклинивается в беседу 25-летний жених Мальвины.

— А ведь не уследили, когда Мальвина в микроавтобусе спряталась.

— Да я сам был в шоке! — признается Володя. — Она говорила, что поедет со мной, но я не думал, что это серьезное заявление. Хотя, зная характер Мальвины, можно было предположить такой поворот сюжета. Когда все собрались фотографироваться и она сняла балаклаву, у меня глаза стали размером с железный рубль. «Как ты здесь?» — спрашиваю. «Куда ты, туда и я», — отвечает.

— Теперь на ваших плечах большая ответственность: из-за вас девушка приехала в зону боевых действий. Придется оберегать ее от возможных рисков.

— Она постоянно рвется поехать со мной на задание. На всякий случай перед тем, как выезжать, тщательно проверяем машины. Вчера только вернулись из зоны АТО. Через два дня новый боевой выезд. А Мальвина снова за свое: «Можно с вами? Буду медиком. Лишь бы рядом с тобой».

— Помните старый советский фильм «Гусарская баллада»? Там девушка тоже подалась вслед за любимым на войну и стала настоящим героем.

— Подобное случается, наверное, раз в сто лет. Такой поступок женщины говорит об искренности ее чувств лучше всяких слов. Сейчас Мальвина в безопасном месте — на базе, но я все равно очень за нее переживаю. Находясь на задании, бывает, бегаю по лесу, ищу место, где ловит мобильный, чтобы позвонить и узнать, все ли у нее нормально.

— Слышала, вы уже сделали любимой предложение.

— Для мужчины предложение руки и сердца — достаточно серьезный шаг. Разумеется, я хорошо его обдумал. Мальвина полностью мне подходит. В ней есть все, что должно быть в женщине. Она красивая, ласковая, хозяйственная… И я безумно ее люблю.

— Леннон сделал мне предложение еще в Киеве, — поясняет Мальвина. — Это произошло за два дня до того, как я отправилась, так сказать, в незапланированное путешествие. Был вечер, мы грелись компанией у костра. И вдруг любимый встал передо мной на одно колено и предложил обвенчаться. На глазах у всех ребят! От неожиданности я онемела. Потом расплакалась, обняла его и говорю: «Да, согласна!» Решили, что, если все будет нормально, в начале сентября приедем в Киев и там обвенчаемся.

Фото со страницы Бориса Гуменюка в «Фейсбуке»

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Новости партнеров
Загрузка...

Загрузка...

- Получила зарплату и решила побаловать себя морепродуктами. Купила кильку в томате, морскую капусточку...