ПОИСК
Интервью

Иван Плачков: «Нам предстоит пройти очень сложный отопительный сезон. Запасы газа в хранилищах и угля критически малы»

6:20 27 октября 2021
Иван Плачков

В Украине очередной очень серьезный энергетический кризис. Грядет зима, а у нас полупустые газовые хранилища и мизерные запасы угля на складах, к тому же мировые цены на газ и уголь резко взлетели.

Почему сложилась такая ситуация? Какие ошибки совершила власть, готовясь к предстоящему отопительному сезону? Кто ответит, если зимой наступят проблемы с теплом и электроэнергией? Что нужно было сделать еще вчера? Об этом «ФАКТЫ» поговорили с бывшим министром топлива и энергетики, а ныне главой общественного союза «Всеукраинская энергетическая ассамблея» Иваном Плачковым.

«За энергоресурсы придется платить, причем по ценам мирового рынка»

— Иван Васильевич, власть заверяет, что отопительный сезон пройдет без проблем. Но в квартирах жуткий холод. В больницах, школах, детских садах и далее по списку то же самое. Люди боятся, что зимой будет катастрофа. Неужели паника обоснованна?

— Прошли времена, когда партийные руководители 15 октября давали команду начать отопительный сезон. И все ее исполняли. Сейчас подачу тепла включают, когда среднесуточная температура на протяжении трех суток ниже восьми градусов. Это первое.

Второе. У нас нет централизованной общегосударственной структуры, занимающейся теплоснабжением. Потребителей обеспечивают «Теплокоммунэнерго», ведомственные и частные котельные и т. д. Местные органы власти вправе издать распоряжение о подаче тепла только муниципальным теплоснабжающим организациям и в здания муниципальной собственности, находящиеся в их ведении и управлении. Что касается остальных объектов, решение о запуске тепла принимают их собственники — частные жэки и прочие организации — в соответствии с заключенными договорами.

Отопительный сезон уже должен начаться, но в многоэтажках, детских садах и больницах еще холодно. Люди боятся, что зимой будет вообще катастрофа (Иллюстративное фото ua.depositphotos.com)

К сегодняшнему дню накоплены огромные долги за потребленный ранее газ. Летом местные органы власти использовали деньги на ремонты, реконструкции, строительство новых объектов и прочее. Но с долгами не рассчитались. Поэтому позиция «Нафтогаза» выглядит следующим образом: «Бесплатного газа не будет. Закройте долги, и мы вам дадим лимиты».

Это очень сложная организационная структура и очень сложный алгоритм взаимоотношений. Мы привыкли, как в Советском Союзе: есть долги, нет долгов — дали команду, и котельные включили. Но у нас уже много лет рыночная экономика. Никто ведь бесплатно не отдает в магазинах одежду и не оказывает услуги, а мы почему-то привыкли, что тепло и электроэнергию можно получать безоплатно. И с каждым годом такая ситуация только усугубляется.

Когда «Нафтогаз» продавал газ теплогенерирующим организациям по ценам намного ниже, чем теперь, когда мы покупали в России газ по 50 долларов за тысячу кубометров, плюс могли брать из «трубы», вопросы еще как-то решались. А сейчас все — дешевого газа нет. Цена в Европе — 1500 долларов за тысячу кубометров. Во Франции, в Германии, в Англии из-за дефицита газа останавливают заводы.

Поэтому всем — и гражданам Украины, и местным органам власти — надо осознать, что вопрос уже стоит по-другому: за энергоресурсы придется платить, причем не по тем ценам, что были раньше, а по ценам мирового рынка.

— Подземные газовые хранилища накануне отопительного сезона полупустые. Почему это произошло?

— Немного предыстории. Украина в 1970-х добывала 73 миллиарда кубов газа, мы когда-то даже Москву отапливали украинским газом.

Сегодня мы реально можем добывать до 25−28 миллиардов кубов газа в год. Но за последние пять-шесть лет, к сожалению, Украина не нарастила добычу собственного газа (хотя планировала), объяснив это тем, что государственной компании «Укргазвидобування» дали лицензии на не очень хорошие месторождения (где большие затраты и длительный срок освоения). При этом в конце 1990-х — начале 2000-х лицензии раздали частным компаниям. Однако те сидели как собаки на сене, не развивая эти месторождения.

Если раньше мы покупали газа в России столько, сколько нам нужно было, то сейчас этой возможности нет. Мы отказались от закупок по политическим, экономическим и другим причинам.

Читайте также: Какой будет цена на газ, хватит ли его, а также амнистируют ли чиновники офшорные капиталы: рассказывает Евгения Кравчук

В прошлом и позапрошлом году покупали газ в Словакии (американцы лоббировали этот вопрос в Евросоюзе). Это был российский газ, который шел в Европу, а потом его возвращали к нам реверсом. Но Россия заявила словакам: «А почему вы перепродаете наш газ? Если у вас излишки, уменьшите объем закупок. Будете перепродавать — поднимем цену».

Еще же были построены «Южный поток», «Турецкий поток», «Северный поток — 1», «Северный поток — 2». Российский «Газпром» может выполнить в Европе все свои контракты, минуя украинскую газотранспортную систему. И мало того, что мы не можем заработать на транспортировке газа (а это 2,5−3 миллиарда долларов), так еще же у нас нет возможности купить газ.

Сейчас в газохранилища закачано 18,7 миллиарда кубометров газа. В принципе, его может хватить на эти шесть месяцев, все зависит от того, какой будет зима. Так что, когда «Нафтогаз» заверяет, что «мы можем благополучно пройти отопительный сезон», это правда. При условии, что будет теплая зима.

Но есть и другая правда. Сейчас, при температуре плюс 9−15 градусов, мы потребляем 100−110 миллионов кубов газа в сутки. При морозе 10−15 градусов максимальное потребление — примерно 180−200 миллионов. Где мы его возьмем, если добыча составляет 50−60 миллионов кубов в сутки? Придется брать из газовых хранилищ. При этом объем, который мы можем оттуда взять, зависит от того, сколько там газа.

Наши хранилища рассчитаны максимум на 32 миллиарда кубов. В прошлом году было закачано 28 миллиардов. При таком объеме можно брать 120−130 миллионов в сутки. А когда там 18 миллиардов, как сейчас, то только 80−90 миллионов. Хранилище — это как автомобильная камера. Когда она сильно накачана и с нее сняли золотник, оттуда идет воздух сначала под хорошим давлением, потом оно все меньше и меньше, пока воздух совсем не перестает идти, хотя нам кажется, что камера полная. Это физика.

Теперь математика. Нам необходимо 180 миллионов кубов в сутки. Из хранилища при его заполненности в 18 миллиардов кубов можем взять, положим, 90 миллионов, плюс собственной добычи — 60. Итого 150. Где возьмем остальные 30 миллионов? Необходимо иметь контракты на объемы минимум 50 миллионов кубов в сутки. Хоть реверсом, хоть аверсом — как угодно, но такой объем Украине крайне важен.

Читайте также: Почему уменьшают количество и размер субсидий, насколько уже подорожал газ для населения: посчитал Павел Розенко

При этом мы по «трубе» качаем 40 миллиардов кубометров в год из России в Европу в соответствии с контрактом, действующим до 2024 года. Отбирать газ для потребления в Украине — исключено. Это может стать весомой причиной прекращения транзита по территории Украины.

К тому же Путин на днях на заседании «Русской энергетической недели» заявил, что наращивать транзит российского газа через Украину опасно, потому что «из-за износа ее газотранспортная система может лопнуть совсем», и «Европа останется без этого маршрута». То есть он четко дал понять, что газ может пойти в обход Украины.

«Когда в стране непростая ситуация с энергоресурсами, мобилизуют всех»

— У нас некому думать о стратегических задачах.

— Надо признать, что нынешнее правительство работает в чрезвычайных условиях — война, экономический кризис, пандемия, да еще и Россия со всех сторон нас обкладывает. Да и качество работы парламента весьма низкое. Что делать? Таких нардепов мы избрали.

— Увы.

— Я еще весной говорил, что ситуация будет непростой. Чтобы понимать эту физику и математику, нужно было пройти пять-шесть отопительных сезонов, первые отключения газа в 1998 году, первую газовую войну 2005−2006 годов и вторую в 2009-м. Кто сегодня отвечает за топливно-энергетический комплекс в стране?

— Не знаю.

— И я не знаю. Когда я был министром, предприятия ТЭК (в том числе «Энергоатом», «Укрэнерго», «Нафтогаз») подчинялись министерству. Сейчас оттуда вывели эти структуры. Одни подчиняются Минфину, другие Кабмину. Затем через полгода их возвращали. Даже если министр будет суперпрофессионалом, он ничего не может сделать. Поэтому нам крайне необходим первый вице-премьер по топливно-энергетическому комплексу, который может пригласить на совещание руководство энергетической отрасли, Фонда госимущества, «Укрзалізниці», Минфина, глав обладминистраций и скоординировать их работу в такой сложнейший период.

Когда в стране непростая ситуация с энергоресурсами, мобилизуют всех. Разрабатывают общегосударственный баланс: каким объемом первичных энергоресурсов (газа, угля, нефти) мы обладаем, сколько сможем вырабатывать вторичных ресурсов и какой объем нам необходим, и определяют дефицит ресурсов, который может возникнуть при минус 10 градусах, минус 15 и т. д. После этого распределяют ресурсы по регионам и крупным предприятиям с требованием сократить потребление во время самых пиковых нагрузок. То есть составляют подробный перечень мероприятий, по которому необходимо работать. Секретарь СНБО Данилов мне сказал на ток-шоу у Шустера: «Мы это все делаем». Очень сильно надеюсь на это.

Можно ли такой план разработать и его реализовать? Вполне. Но для этого надо приложить усилия. И чтобы кто-то взял на себя ответственность и руководил этими процессами. Другого выхода нет. Я не вижу возможности покупать газ в Словакии. Политическая ситуация по отношению к Украине изменилась кардинально.

Давайте честно скажем людям: «Да, есть проблемы. Мы все должны мобилизоваться и уменьшать потребление газа и электроэнергии». Помните, Черчилль, обращаясь 13 мая 1940 года к палате общин, сказал: «Нас ждут кровь, тяжелый труд, слезы и пот»?

Читайте также: В каких случаях могут пересчитать тарифы на коммунальные услуги и на какие именно: разъяснили в Госпотребслужбе

Ведь мы потребляем энергоресурсов на единицу ВВП в три с половиной раза больше, чем в Европе. Мы же не утепляем дома, не умеем экономить воду. Яркий пример: наши мужчины, бреясь по утрам, открывают горячую воду, и она идет, пока они бреются. Так мало того, что мы расходуем эту воду нерационально, так еще же и платить не хотим за нее. Такого отношения нет нигде. Знаете, что в Украине тарифы за электроэнергию для населения самые низкие в мире? В Беларуси в два с половиной раза выше.

А у нас популизм — все решения принимаются через призму рейтингов, которые президент не хочет терять. К сожалению, его окружение говорит ему то, что он хочет услышать. Нет взрослых, авторитетных и профессиональных людей, которые могли бы прийти, взять лист бумаги с карандашом и объяснить: «Господин президент, у нас такая-то ситуация, этого делать нельзя ни при каких обстоятельствах, а вот это необходимо реализовать в срочном порядке». Как, например, история со снижением тарифов на электроэнергию для населения. Чисто популистское решение, усугубившее и так непростую ситуацию. Президента заверяют: «У нас газа достаточно. Нам 18,7 миллиарда хватит на шесть месяцев». Он же хочет верить, что это так? И его не обманывают. А то, что при минус 10 газа не хватит, ему просто не говорят.

“Наши газохранилища рассчитаны максимум на 32 миллиарда кубов. Сейчас закачано 18,7 млрд кубометров. Газа может хватить на шесть месяцев. Но все зависит от того, какой будет зима”, - объясняет Иван Плачков (Иллюстративное фото ua.depositphotos.com)

Я вам назову общую причину происходящего. Средний возраст сенаторов Соединенных Штатов 59 с половиной лет, парламентариев Японии — 68, Британии — 61.

У нас же парламентско-президентская республика. В парламенте должны работать такие, как Роман Шпек, Павел Качур, Юрий Ехануров и многие другие. Для меня идеал государственного деятеля — это Виктор Пинзеник, профессионал высочайшего уровня, патриот, принципиальный и совестливый человек. Если бы бюджет страны доверили Пинзенику, вы были бы уверены, что он никому не даст украсть. Он работал вице-премьером, министром финансов, депутатом. Вы слышали о каком-нибудь коррупционном скандале, связанном с Пинзеником?

— Нет.

— Еще раз повторю. Те, кого я назвал, любому президенту говорили о реальном положении дел и предлагали выход. А сейчас им говорить не с кем. А кто это сделал? Мы с вами, великий народ Украины. Посмотрели кино — и пошли выбирать. Ну, если мы так выбираем, то так и будем жить.

— Я вас огорчу. Перечисленных вами людей на Банковую не пригласят, чтобы услышать их советы.

— Видимо, да.

«У Путина очень серьезные экономические рычаги»

— Путин заявил, что износ нашей газотранспортной системы составляет 80−85 процентов. Это так?

— Она в удовлетворительном рабочем состоянии. Не в худшем, чем газотранспортная система России.

У Путина очень серьезные экономические рычаги. И он будет делать все, чтобы мы договаривались и покупали газ в России, причем по нормальным ценам. Если у нас будет дефицит электроэнергии, он ее тоже будет нам продавать, и тоже по хорошим ценам. Мы будем покупать, мы расслабимся. А Путин в один прекрасный момент скажет: «Больше вам ничего не дадим. Или новые Харьковские соглашения, или признавайте так называемые „ДНР“ и „ЛНР“, или откажитесь от Крыма официально». Помните, в 2005 году он сказал: «Теперь газ для Украины будет не 50 долларов, а 250»? Будет то же самое. Это же понятно.

Мы должны осознать, что наш сосед — это огромная, мощная, богатая страна, которая нас не видит самостоятельным государством.

— И понимать, что Кремль играет вдолгую…

— Причем очень квалифицированно.

Поэтому мы должны сосредоточиться и делать все возможное, чтобы выдержать этот натиск. Почему не делаем? Не надо обвинять ни Зеленского, ни Гончарука, ни еще кого-то. Себя надо обвинять. Мы думаем: да от моего голоса мало что зависит. Нет! Зависит, и очень.

Но вернемся к топливно-энергетическому комплексу. Во-первых, сегодня это не одно целое — он расхристан. Во-вторых, все решения там принимают, к сожалению, ситуативно, рефлекторно и в большинстве случаев непрофессионально. Вертикали управления почти нет.

Там работают очень умные образованные люди. Я ими восхищаюсь. Они красиво говорят, знают языки. Они знают все, но закона Ома и того, как работают газотранспортная система и электростанция, не знают.

Сейчас не хватает угля для электростанций. Его запас всего 640 тысяч тонн. В прежние времена в зиму входили с 4−5 миллионами тонн. Было на складах и 3−3,5 миллиона. Но запас меньше 2,5 миллиона тонн — это уже очень опасно. С электроэнергией та же ситуация. На тепловых электростанциях ее не будет хватать даже для регулировочного режима.

У нас два выхода: покупать (а мы можем покупать только в Беларуси и России) или сокращать потребление. Поэтому следует поставить условие предприятиям: «В пики (с 11 до 13 часов и особенно с 19 до 22) выключайте все, что можно». Иначе автоматика сама начнет отключать, причем не спрашивая никого.

Уголь надо закупать (у нас же часть шахт осталась на оккупированных территориях). К сожалению, если в прошлом году тонна угля стоила 50−60 долларов, сейчас уже 300. В Европе и в Китае — везде колоссальный дефицит угля.

«Давайте честно скажем людям: «Да, есть проблемы. Мы все должны мобилизоваться и уменьшать потребление газа и электроэнергии», - говорит Иван Плачков

Поэтому следует постоянно объяснять людям, что могут наступить такие периоды, когда придется максимально сократить потребление электроэнергии (отключить уличное освещение, какие-то заводы и прочее), чтобы не зависеть от импортной электроэнергии. Руководство страны встанет перед выбором — или веерные отключения, что есть зло, или покупать электроэнергию в Беларуси и России, что тоже есть зло.

Читайте также: Импорт электроэнергии из Беларуси: как изменятся тарифы

Предыдущие президент и премьер решили, что меньшее зло — покупать электроэнергию. Нынешние будут взвешивать, что им выгоднее, ведь оппозиция их мгновенно начнет упрекать…

Следующий момент — ситуация в ДТЭК, где около 20 процентов общей электрогенерации и 70 процентов тепловой. Компания работала, развивалась — ремонты, реконструкции, закладка новых лав на шахтах. К осенне-зимнему максимуму накапливала уголь, платила колоссальные налоги в бюджет. И вдруг появилась абсолютно надуманная проблема вокруг алгоритма ценообразования угля — так называемый «Роттердам+». И ДТЭК сделали самым большим врагом. Знаете, кто из олигархов максимально соблюдает законы Украины?

— Хотите сказать, что Ахметов?

— А вы думаете кто? Не потому что он святой, а потому что по-другому он не сохранил бы свой большой бизнес, его компании не смогли бы привлекать огромные инвестиционные ресурсы в европейских банках. В них работают менеджеры высочайшей квалификации, там профессиональный аудит, прозрачность и развитие.

И тут вдруг началась травля, суды, уголовные дела. В итоге генеральный директор ДТЭК Максим Тимченко сказал примерно следующее: «Нас два года терзали и обвиняли во всем. А мы доказывали, что надо накапливать уголь, что цена угля должна быть высокой, чтобы платить зарплату шахтерам, что нужны новые лавы и т. д. Да, мы зарабатывали. Но никто же не работает, чтобы быть в убытке. Сейчас мы готовы продать электростанции и шахты, по одной или все сразу, в том числе государству. Если считаете, что у нас были сверхприбыли, — купите. Цену определят независимые оценщики. Создайте государственную компанию, и пусть она зарабатывает».

Но мы же видим, что творится в государственной компании «Центрэнерго», где руководителей меняют через месяц. Там вообще нет угля и колоссальные убытки.

Именно ситуативная, рефлекторная, непрофессиональная политика в энергетическом комплексе привела к сегодняшнему кризису.

Как мы выходили из кризиса в 1999 году? Помните задолженности по зарплатам и пенсиям, взаимозачеты, тотальные веерные отключения? Как операторы атомных станций, не получавшие зарплату по пять-шесть месяцев, в белых халатах пикетировали Кабмин?

Ситуация была крайне сложной. В кратчайшие сроки была создана межведомственная комиссия с участием представителей силовых структур. Принимали очень неординарные, жесткие, профессиональные решения по увеличению добычи энергоресурсов, снижению потребления, решали транспортные вопросы. Все согласовывалось быстро на всех уровнях. И никаких «маски-шоу» силовиков.

Что сейчас происходит? Если принимают решение по какому-то предприятию, тут же являются «маски-шоу» из СБУ, потом НАБУ наезжает на СБУ, Генпрокуратура — на НАБУ и СБУ. И начинается карусель.

Какой же выход и что сегодня необходимо сделать?

Первое. Немедленно назначить первого вице-премьера по топливно-энергетическому комплексу. В Украине достаточно опытных профессионалов.

Читайте также: Михаил Федоров: «Мы ставим реальные цели и делаем страну для себя и своих детей»

Второе. Этот человек должен быть абсолютно политически нейтрален. Его задача — обеспечить прохождение отопительного сезона без социальных потрясений.

Третье. Ему придется решить колоссальное количество организационно-хозяйственных вопросов. При этом он должен знать, как работают все цепочки.

Например, железная дорога сейчас везет 50−60 тысяч тонн угля в сутки. А надо будет 80. Хватит ли вагонов? Вполне может быть, что уголь будет, а доставлять его будет нечем. Так вот, первый вице-премьер должен вызвать руководство «Укрзалізниці»: «Через три дня доложите мне, сколько у вас вагонов и где можете их взять, когда будет максимальная нагрузка».

И самое главное. Он должен организовать в стране эффективное использование энергоресурсов на всех уровнях и видах потребления.

— Вы сейчас теоретизируете. Говорите о том, как должно быть. Эксперты уверяют, что сегодня никто ничего не делает и что все надеются на авось. Например, на то, что зима будет теплой.

— Думаю, у власти все равно сработает инстинкт самосохранения. Может, позже они поймут, что надо что-то предпринимать. Иначе инстинкт самосохранения сработает у общества. У нас же политически очень зрелое общество. Украинский народ еще не научился избирать, но, если ему что-то не нравится, он быстро отвергает, причем жестко. Так что в любой момент может случиться всякое. Если бы вам сказали в 2000 году о том, что произойдет в 2005-м, вы поверили бы?

Читайте также: Мы уже сейчас должны понимать, что будет после того, как Зеленский уйдет со своего поста, — Евгений Магда

— Нет, конечно.

— А если бы в 2005-м, после победы Оранжевой революции, сказали бы, что Янукович будет президентом? А в 2010-м, когда «регионалы» считали, что они пришли навсегда, а через три года их уже не будет? Кто знает, что будет в 2022-м? Никто не знает…

Будем надеяться, что зима будет мягкой, будет тепло и светло в домах. Почему бы и нет? Однако что должны делать профессионалы? Говорить об угрозах и готовить страну к самому непростому сценарию. Сценарий тяжелого отопительного сезона очень уж правдоподобный. Потому что столь минимального количества угля и газа у нас не было никогда.

К тому же уже сейчас надо думать о следующем отопительном сезоне. И не только. Топливно-энергетический комплекс должен развиваться динамично, отвечать сегодняшним вызовам и обеспечивать независимой Украине максимальную энергетическую независимость.

Фото со страницы Ивана Плачкова и «Всеукраинской энергетической ассамблеи» в Facebook

Фото: https://ua.depositphotos.com/

3048

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров
 

© 1997—2021 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины.

Материалы под рубриками «Официально», «Новости компаний», «На заметку потребителю», «Инициатива», «Реклама», «Пресс-релиз», «Новости отрасли» а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер.