ПОИСК
Интервью

Виталий Ким: «Главная проблема для наших фермеров сейчас — низкая цена и риски уничтожения урожая»

12:20 4 июля 2022
Виталий Ким
В Николаевской области до вторжения рашистов были сосредоточены мощный промышленный потенциал (судостроение, производство газовых турбин, глинозема, электроэнергии), развитый агропромышленный комплекс (подсолнечник, зерно, фрукты), разветвленная транспортная сеть, портовое хозяйство, многочисленные базы отдыха. Никто не знает, что уцелеет из всего этого богатства к тому времени, когда мы выгоним врага со своей земли. Возвращение наших территорий — вопрос времени, неизменно подчеркивает один из самых популярных украинских политиков — глава областной военной администрации 41-летний Виталий Ким. С первых дней войны Ким стал записывать короткие видеообращения, начиная их фразой, ставшей его визитной карточкой: «Добрий ранок/день/вечір, ми з України». Но дело даже не в этих роликах. То, что Ким на месте, признают все. Многие даже завидуют николаевцам, что у них такой глава области. Наше интервью было коротким, так как у Кима очень много работы — область постоянно обстреливают, идет уборочная страда, нужно круглосуточно координировать деятельность всех служб. Тем не менее он умудряется находить время, чтобы общаться с людьми и поддерживать их.

— Виталий, для всех украинцев 24 февраля как началось, так и не заканчивается. Уже понятно, что нам предстоит сложный, кровавый, страшный марафон. Как и чем живет сегодня Николаевщина?

— Невозможно объяснить, как живут город и область, тем, кто находится, скажем так, в мирной части Украины. Это можно понять, только приехав сюда или на передовую. Дело в том, что люди привыкают ко всему. После первоначального шока наступило привыкание. Сейчас все занимаются своими обычными делами. Мы сажаем цветы, убираем улицы, подрезаем деревья, ремонтируем и т. д. Но понимаем, что в каждую минуту может прилететь что-то опасное. У нас бывают воздушные тревоги и бывают прилеты без тревог, так как системы оповещения просто не успевают срабатывать, Крым-то совсем рядом.

— Какие убытки нанесла война области?

— Ущерб колоссальный. По состоянию на 1 июля повреждены более 6200 объектов, из них около четырех тысяч — жилые дома. Очень много разрушенной инфраструктуры (садики, школы), особенно на линии фронта. В некоторых селах разрушения достигают 70−90%, эти села восстановлению не подлежат, придется их строить заново. Экономика области в настоящее время не работает.

Читайте также: «Путин будет пытаться разрушить нашу евроинтеграцию», — Павел Климкин о войне и статусе кандидата в ЕС

РЕКЛАМА

— Николаевщина держит удар благодаря совместным усилиям ВСУ, обладминистрации, теробороны, волонтеров. В том, что Николаев не стал вторым Херсоном, заслуга многих, в том числе генерал-майора Дмитрия Марченко.

— Во всех интервью генерал Марченко всегда подчеркивает, что Николаев выступил единым огромным механизмом. Безусловно, были и дух, и единение, которые помогли нам отстоять город. Просто все встали в строй и решили: мы никуда не уходим, мы будем защищаться. Генерал Марченко отвечал за оборону Николаева и выступал координатором военного сегмента на тот период. Его заслуга в том, что город выстоял, высока. При этом силы обороны Николаева подчинялись оперативному командованию «Юг», которое отвечает за весь регион. Подразделения ВСУ стояли в Вознесенске, Южноукраинске, Баштанке. То есть свой вклад в общее дело внес каждый, кто взял оружие в руки.

РЕКЛАМА

— Почему опыт и профессионализм генерала сейчас не востребованы?

— Это вопрос для военных. У нас очень профессиональный, талантливый, молодой главнокомандующий ВСУ, который видит всю картину и знает, на каких участках какие качества военачальников будут максимально эффективны.

— Наверняка из области выехало много специалистов. Понятно, что в Николаеве ситуация с медицинскими кадрами получше. А что делается в отдаленных населенных пунктах? Скорее всего, некому оказать квалифицированную помощь людям.

РЕКЛАМА

— А вот и нет. У нас работают все 82 медицинских учреждения, в них осталось более 70 процентов персонала. Наши медики герои. Как и работники МЧС. Никто никуда не уехал, все на местах, даже в оккупированной Снигиревке остались. В первое месяцы людям приходилось работать в режиме 24/7. Это еще один ответ на ваш вопрос, как мы выстояли.

— Как обстоит дело с лекарствами?

— Нам очень серьезно помогала вся Украина и наши зарубежные партнеры. Мы получили 36 автомобилей скорой помощи, уже молчу о вагонах медикаментов, памперсов и прочих необходимых вещей. Мы сразу распределили все это по районам, обеспечив в первую очередь отдаленные и те, которые находятся на линии огня. Аптеки (их много — список на девяти страницах) работают, лекарства есть. Плюс волонтерская помощь (нашим волонтерам отдельная благодарность, они сыграли огромную роль во всей этой эпопее), которую завозят по необходимости. Бывали даже случаи, когда военные отдавали препараты назад, так как им вполне хватало.

Читайте также: «Для победы у россии резервов нет, для ведения войны — есть», — Марк Фейгин

— Как работает транспорт? Как люди добираются из одного села в другое или в райцентр?

— В местах, приближенных к фронту, это проблема. Там спецтранспорт ходит в сопровождении военных. Что касается маршруток внутри населенных пунктов, они работают. Но у нас сейчас понизился спрос на перемещения. Если говорить о Николаеве, каждый день выходят на дежурство 240−250 единиц коммунальной техники. Это и городской транспорт, и уборочная техника, и мусоровозы, и водовозки. Плюс-минус такая же ситуация в других местах, даже с учетом того, что очень много техники отдали военным.

— В середине апреля был поврежден трубопровод, доставляющий пресную воду из Днепра в Николаев. Город остался без воды. Как решаете эту проблему?

— В кранах у горожан вода только техническая — из Южного Буга. Показатели по соли этой воды превышены в семь раз. Сейчас нет технологической возможности подать потребителям питьевую воду.

— Такая ситуация во всей области или только в Николаеве?

— В основном в Николаеве. Хотя в области тоже не везде она есть. Мы ее развозим. Людям приходится заполнять емкости или покупать бутилированную, чтоб пить и использовать для приготовления еды. Но в принципе дебет питьевой воды, которую мы получаем, в два раза превышает потребление. Запас воды у нас есть.

— Недавно в новостях так называемой «ДНР» показали сюжет об огромных очередях в Николаеве. Закадровый текст был таким: «Власти Николаева прекратили выдавать населению гуманитарную помощь. Хлеб только по карточкам. Одна буханка раз в три дня. Город находится на пороге массового голода». Понятно, что пропагандисты постоянно бессовестно лгут. Что происходит на самом деле?

— Николаевцам действительно нелегко. Но как бы это правильно сказать? Если что-то дают бесплатно, люди не против взять. Нет такого, что не хватает продуктов. В магазинах есть все. Да, волонтеры раздают продукты, город выпекает хлеб. Люди приходят к открытию пунктов раздачи и выстраиваются в очередь. Но это дополнительная помощь, а не то что есть нечего. Если выйдете на нашу центральную улицу, увидите, что работают и кафе, и кальянные. Какой голод?

— Цены на продукты выросли?

— На некоторые — да, в связи с рисками по доставке и росту цен на топливо. Однако местные фермеры стараются удерживать низкие цены на основные группы товаров на рынках. Продают с почти нулевой прибылью.

— Как идет уборочная? Какие виды на урожай?

— В прошлом году собрали 3,9 миллиона тонн зерна, в этом ожидаем свыше двух миллионов, то есть почти в два раза меньше. Основная причина — неблагоприятные для озимых погодные условия. Убираем урожаем даже там, где летают снаряды. Главная проблема для фермеров сейчас — низкая цена и риски уничтожения выращенного. Крупные компании не хотят здесь работать и нести возможные убытки. То есть некому платить фермерам и некуда вывозить. Урожай люди уберут, а что дальше?

Только за один день 28 июня из-за обстрелов рашистов в Николаевской области сгорело десять гектаров озимой пшеницы

— Сейчас идет битва за Донбасс. Рашисты, к сожалению, захватывают наши территории, хотя продвигаются очень медленно и несут огромные потери. Эксперты говорят, что в ближайшее время они могут атаковать Запорожье и Николаев, который намерены сделать плацдармом для наступления на Одессу. Понятно, что за четыре месяца ВСУ и областная администрация провели серьезную работу. Готова ли область к худшему сценарию развития событий?

— Считаю, что вопрос о судьбе Донбасса абсолютно открытый. Что касается нас, безусловно, мы сейчас гораздо лучше подготовлены, чем в начале войны. Да, теоретически, если орки будут сюда стягивать силы, их наступление возможно. Однако считаю, что в ближайшие месяцы оно маловероятно.

— Как Николаевщина готовилась к вторжению? Ведь с конца октября, когда западная разведка сообщила об этом, обстановка накалялась буквально с каждым часом.

— У нас была гражданская администрация, подготовка к войне не наша задача. Для нас вся работа началась 24 февраля, когда президент издал указ о введении военного положения в Украине и создании военных администраций.

— Но тревожный чемоданчик вы собрали накануне?

— Нет, конечно.

— Каким было для вас утро 24 февраля?

— Да я спал себе спокойно. Проснулся часов в восемь и поехал на работу.

— Вы очень много общаетесь с людьми. Что вас по-хорошему поразило в земляках?

— Могу привести бесконечное количество ярких примеров. В районе Баштанки один дедушка с двустволкой взял в плен троих вражеских автоматчиков. Другой дедушка угнал их «Урал», полный боеприпасов. В одном селе жители угостили орков отравленной едой. В первый месяц было сожжено два десятка российской артиллерийской техники исключительно благодаря местным наводчикам. Наводчиками были и наши охотники. Некоторые погибли, к сожалению. У нас есть депутаты, которые взяли в руки гранатометы и стреляли по танкам. То есть вся область давала и будет давать отпор захватчикам.

29 марта ракета рашистов попала в здание Николаевской областной администрации, погибли 36 сотрудников

— Вы потеряли часть своей команды, когда 29 марта ракета попала в здание областной администрации. Какой период лично для вас стал самым тяжелым? Случались ли ситуации, когда вас охватывало отчаянье?

— Нельзя смириться только с одним — с тем, что каждый день от обстрелов погибают мирные люди, особенно дети. У нас за все это время погибло десять детей. К этому невозможно привыкнуть.

Читайте также: «Для кремля мирная договоренность будет промежуточным шагом, а для Украины — концом государства», — Роман Безсмертный

— Расскажите немного о себе. Все восхищаются вашим оптимизмом, коммуникабельностью и трудоспособностью. Как вас растили — в строгости или воспитание было демократичным?

— Меня воспитывали не строго и не демократично, а справедливо. Когда родители хорошие, обычно и дети получаются такими же. А спорт приучил к дисциплине, к режиму, к тому, что надо постоянно работать.

Виталий Ким с женой Юлией растят троих детей

— У вас две дочери и сын. Вы строгий отец?

— Я, как и мои родители, тоже придерживаюсь принципа справедливости.

— Вы друг для своих детей?

— Знаете восточную модель воспитания? До пяти лет с ребенком следует обращаться как с Богом, с пяти до тринадцати — как с рабом, а с тринадцати — как с другом.

— Британская газета «The Times» назвала вас возможным преемником Владимира Зеленского. Вы категорически отрицаете такие амбиции, хотя многие считают, что у вас есть серьезный потенциал, чтобы занять высшую должность в стране.

— Всегда отвечаю на этот вопрос одинаково. Я пришел в политику исключительно потому, что видел: Зеленский будет менять страну и он это хочет делать. Многому у него учусь. Если пригласят на какую-то работу, чтобы я был полезен стране, это обсуждается. Но если я с человеком в команде, всегда иду за ним. Это моя твердая позиция.

Читайте также: «В Офисе президента есть люди, которые готовы и хотят пойти на компромисс с россией», — военный эксперт Олег Жданов

— Не жалеете, что взвалили на себя такую ношу и колоссальную ответственность, став губернатором? Занимались бы себе спокойно бизнесом.

— Нет, не жалею. В теории иерархии потребностей человека, которую мы знаем как пирамиду Маслоу, сказано, что у каждого из нас наступает стадия, когда надо стать полезным обществу. Считаю это своим долгом. Поэтому доволен, что избрал эту стезю (Ким занимает должность губернатора с 25 ноября 2020 года. — Авт.).

— О чем мы с вами будем говорить через год? Что будет основной темой нашей беседы?

— Известно, что человек предполагает, а Бог располагает.

— Вы верующий человек?

— Конечно. Даст Бог, будем обсуждать наше развитие и восстановление страны.

Читайте также: «Мы почти каждый день узнаем, что кто-то согласился сотрудничать с оккупантами», — жительница Херсона

4041

Читайте нас в Facebook

РЕКЛАМА
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров