ПОИСК
Интервью

«Мои жена и дочери находились в мариупольском драмтеатре, когда на него сбросили 500-килограммовые бомбы»: удивительная история спасения семьи журналиста

12:24 16 октября 2022
мариупольский драмтеатр
— Когда началась большая война, мои жена Галина и обе дочери Галина и Мария (дочери уже взрослые) находились дома в Мариуполе, а я — в Киеве, — рассказал «ФАКТАМ» председатель ОО «Страна успеха» журналист и боец территориальной обороны Сергей Кутняков. — В первый же день войны я по телефону попросил их эвакуироваться, но они отказались, сказали, что город активно готовится к обороне. Ситуация в Мариуполе с каждым днем становилась все более опасной и невыносимой. Когда 15 марта самая инициативная в семье младшая дочь Мария (ей 30 лет) включила телефон (электроснабжения не было, поэтому заряд батареи приходилось экономить) и каким-то чудом дозвонилась ко мне (в городе почти нигде не работала мобильная связь), я узнал, что мы бомжи: ракета разрушила подъезд и квартиру. Сказал, чтобы она с мамой и сестрой шли в драматический театр — туда должны приехать эвакуационные автобусы, которые вывезут людей в Запорожье. На следующий день, 16 марта, жена с дочками добрались до драмтеатра, едва не погибнув по дороге от выстрела российского танка. А через несколько часов российский самолет сбросил на драмтеатр две очень мощные 500-килограммовые бомбы. Это чудо, что все трое моих девочек выжили в том аду. Сейчас они находятся в безопасности в Литве.

«Температура в квартире с выбитыми окнами держалась на отметке 0 градусов, вода ночью замерзала»

— С 10 марта оккупанты начали обстреливать жилую застройку в районе, в котором жили мои жена и дочери, одна из ракет попала в их подъезд, — продолжает Сергей Кутняков. — В это время они находились дома. Очень сильно испугались, но главное, что остались живыми и невредимыми. Уцелела и кошка Мышка. К сожалению, убило соседа, молодого человека, который во время «прилета» был в парадном на лестничной клетке. Его еще живого с пробитыми лёгкими занесли в нашу квартиру. Сделать это было не просто: взрывной волной входную дверь сорвало и перекосило. Их ели отодвинули.

Еды и воды у моих родных не осталось — запас продуктов хранился на кухне, а ее полностью разрушило, потому что она примыкает к парадному — месту попадания ракеты.

— Ваши родные ушли из квартиры?

РЕКЛАМА

— Не сразу — через несколько дней. Их приютили соседи, квартира которых пострадала меньше нашей. Россияне почти постоянно обстреливали жилые дома или сбрасывали на них бомбы. Поэтому моя семья несколько дней провела в квартире соседей. Ради безопасности приходилось все время находиться в коридоре. А он очень маленький. Дочь Мария рассказывала, что длина того коридорчика где-то 2 метра, ширина — 1,5. Места, чтобы свободно лежать, там не было. Температура в квартире с выбитыми окнами держалась на отметке 0 градусов, вода ночью замерзала.

В один из тех дней возле дома увидели украинских солдат. Моя жена сказала одному из бойцов, что им совсем нечего есть. Так парень принес ей несколько пачек галетного печенья «Мария». Мои родные и соседи, которые их приютили, распределили печенье — по шесть штук каждому в день. Это был весь их суточный рацион: по два галетных печенья на завтрак, обед и ужин, плюс — кружка холодной воды на весь день.

Надо было выбираться из Мариуполя. Как я уже говорил, 15 марта дочь Мария включила телефон, смогла дозвониться мне, и я посоветовал идти в драмтеатр.

РЕКЛАМА
Младшая дочь Сергея Кутнякова Мария

— Как получилось, что по дороге туда по ним открыл огонь российский танк?

РЕКЛАМА

— Не понятно, какую угрозу представляли для россиян женщины в пуховиках и пожилой мужчина-сосед. Но они лупанули по ним из пушки танка. Расскажу по порядку: мои женщины вместе с соседями, которые их приютили, то есть вшестером утром 16 марта, положив в переноску кошку, пошли к драмтеатру. Когда подходили к перекрестку проспектов Строителей и Мира, у площади Свободы, увидели российский танк с буквой «Z» на борту. Российские танкисты внимательно посмотрели на них, но ничего не сказали.

Читайте также: Бегство из ада: украинец проплыл 4 км в ледяной воде, чтобы выбраться из блокадного Мариуполя

Мои родные с соседями зашли за магазин «1000 мелочей» и встретили бойца ВСУ. Тот спросил: «Где эти п***сты?» Соседка не поняла: «Кто, кто?» А моя жена ответила: «За этим домом». Прошли еще полквартала и снова оказались в поле зрения российских танкистов: тот Z-танк, который наши обстреляли, уже ехал по проспекту Мира. Командир, накануне внимательно присматривавшийся к моим родным, приказал повернуть в их сторону башню танка. Через несколько секунд раздался выстрел! Снаряд пролетел мимо женщин и разорвался где-то не слишком далеко. Они забежали в разрушенную больницу, потом помчались дворами. Наконец благополучно добрались до драмтеатра.

Мария рассказывала о впечатлении от того, что они там увидели: «Будто вдруг оказались на райском острове: много людей, некоторые из них ходят вокруг театра, есть вода и продукты». Мои родных угостили чаем, который они не пили много дней, сказали, что скоро будет горячий обед. Никаких военных там не было.

«Из-за падения конструкций поднялось очень густое плотное облако пыли. Чтобы не задохнуться, жена натянула на голову свитер и куртку»

— Волонтеры сообщили, что людей в театре очень много, нужно самим искать себе место, — продолжает Сергей Кутняков. — Мои нашли свободный уголок на третьем этаже на балконе. Старшая дочь Галина осталась там с вещами. А младшая Мария пошла к дяде Павлу (ему 71 год), живущему за пару кварталов от драмтеатра. Возле его дома есть родник с чистой водой.

— Когда российский самолет сбросил две 500-килограммовые бомбы на драмтеатр, Мария еще туда не вернулась?

— К счастью, нет. Она набрала родниковую воду дяде и себе. Забрать его с собой не могла — он едва ходил (к счастью, Павел выжил, сейчас за границей). Мария отправилась обратно в театр. По дороге услышала гул самолета, прижалась к стене. Сразу же после этого почти одновременно прогремели два очень мощных взрыва. То, что увидела, в первый момент показалось галлюцинацией, но это была реальность: в парке возле театра и вокруг фонтана лежало много людей. Раненые кричали от боли. Крыши театра не было, везде валялись обломки конструкций.

На драмтеатр в Мариуполе российский самолет сбросил две 500-килограммовые бомбы

— Где во время бомбардировки театра находились ваши жена и старшая дочь?

— Дочь Галина была на третьем этаже. А жена Галина (они тезки) — в районе черного входа в тыльной части здания. Она как раз стояла в очереди к волонтерской аптечке. Когда на театр упали и взорвались авиационные бомбы, жена находилась у колонны под опорной балкой — сознательно выбрала безопасное место. Именно эта балка спасла ее — выстояла, не упала. Жена рассказывала, что во время взрыва мгновенно развернула стопы ног на 90 градусов. Если бы не успела — стопы раздавило бы строительными конструкциями, рухнувшими рядом на пол. Из-за падения конструкций поднялось очень густое плотное облако пыли. Чтобы не задохнуться, жена натянула себе на голову свитер и куртку, дышала через них как через фильтр. Впоследствии, когда сняла вещи с головы, увидела вокруг горы обломков, которые по высоте были на уровне ее плеч. Многие находившиеся рядом погибли.

Читайте также: «Трупы на деревьях и земле, куски человеческой плоти, братские могилы», — врач-интерн об аде в Мариуполе

Среди выживших был один студент, который в драмтеатре стал волонтером. Он взял инициативу на себя: «Все, что устояло, может обрушиться в любую секунду. Поэтому выжившие выбираются вместе на улицу». Но дверь черного входа была завалена строительными конструкциями. Всех выручила моя жена: раньше она занималась театральным искусством, играла в народном театре, какое-то время ее мама работала в этом драмтеатре. Сказала: «Под сценой есть помещение. Через них можно пробраться к боковой двери. А через эту дверь — попытаться выйти на улицу».

Волонтер поддержал ее план: «Хорошо, я иду первым, включу фонарик на смартфоне. Выстраивайтесь друг за другом, кладите руку на плечо стоящего впереди и трогаемся за мной. Я буду искать проход, а вы, когда дорогой будете видеть людей, подтолкните их — может, кто-нибудь жив и мы попытаемся их вывести».

Благополучно достались до бокового выхода, но и он оказался заваленным. Жена говорит: «С другой стороны есть еще один выход». Добрались и до него, но дверь не поддавалась — была завалена с противоположной стороны — с улицы. Решили звать на помощь — может, снаружи кто-нибудь услышит и разблокирует дверь. Начали стучать в них и кричать.

Читайте также: «То, что я видел в драмтеатре Мариуполя до и после его уничтожения, не соответствует выводам российского расследования этой трагедии»: свидетельство очевидца

В это время моя старшая дочь Галина, которой посчастливилось остаться невредимой, спустилась с кошкой на улицу, услышала, что кто-то кричит из-за боковых дверей. Как раз тогда ее нашла младшая сестра Мария.

Мария вспоминала: «Находившиеся на улице люди разгребали завал у двери. Сестра Галя воскликнула: «Где моя мама?!» и из-за двери подвала, как из-под земли, раздалось: «Я здесь!» Наконец завал разобрали, мама с дочками бросились обнимать друг друга. Когда немного успокоились, забрали свои вещи с третьего этажа и решили идти в филармонию.

«Пришлось идти пешком по заминированному побережью»

— Как им удалось выбраться из Мариуполя?

— В филармонии, куда они пришли, была активистка (кстати, как впоследствии оказалось — сепаратистка), которая за деньги (1000 гривен с пассажира) организовывала вывоз людей из города. Мои девчонки ухватились за эту возможность. На следующий день на микроавтобусе с еще десятыми мариупольцами выехали в направлении курортного поселка Мелекино на берегу моря. Денег на дорогу у моих не было — пришлось занимать у соседей, с которыми они выбирались.

Активистка-сепаратистка провезла людей всего 2−3 километра до первого дээнэровского блокпоста на окраине города и заявила: «Добирайтесь до поселка пешком». Она общалась с сепаратистами, как со своими, подробно рассказывая им, где в городе размещаются украинские подразделения.

Пассажирам автобуса пришлось идти по заминированному побережью. Когда увидели первые мины, стали как вкопанные. Мария вывела всех из оцепенения: «Что, так и будем стоять и смотреть на мины? Может, пойдем обратно в Мариуполь?» Осторожно двинулись в сторону поселка.

Семья Кутняков планирует вернуться в Мариуполь после его освобождения от оккупантов. На фото: Сергей Кутняков с женой и старшей дочерью

— Там вашей семье было где поселиться?

- Когда добрались до школы, где находились сотни беженцев и было электричество, смогли зарядить телефоны. Позвонили знакомым, у которых неподалеку от того места (на Белосарайской косе) есть дача. Хозяева разрешили в ней пожить и брать продовольствие, которое там было. Когда дочка позвонила мне, я был на седьмом небе от счастья — они выжили в драмтеатре и выбрались из города!

Мария связалась по телефону с друзьями. Сначала один из них, а затем другой попытались приехать на ту дачу и вывезти моих в Бердянск, а потом, возможно, в Запорожье. Но у обоих «отжали» машины на дээнэровских блокпостах. Тогда Мария обратилась по телефону ко мне: «Папа, выручай, найди перевозчика, который нас отсюда заберет».

На мой пост в «Фейсбуке» с просьбой помочь с перевозчиком откликнулись многие, были сотни перепостов. Благодаря этому я нашел водителя, который доставил мох в соседний поселок Ялта. Оттуда на микроавтобусе за 1000 гривен с человека они со своими мариупольскими соседями добрались до Бердянска. Разместились там в вестибюле спортзала. Мария позвонила мне и между прочим сообщила: «В морской порт Бердянска едут огромные колонны военной бронетехники с буквой Z. Это не дээнэровцы, а россияне — десантура. Грузятся на корабли — нам все это хорошо видно, потому что находимся на холме неподалеку от порта». Это готовился десант в Мариуполе, скорее всего на городской пляж.

На следующее утро, 24 марта, было приятно узнать и увидеть видео, как в Бердянском порту наша ракета «Точка-У» поражает вражеский десантный корабль БДК «Саратов» (сначала его ошибочно называли «Орск»), еще два корабля бегут.

— Как семья смогла добраться до Запорожья?

— Это целая история, как я искал таксиста. Наконец Мария узнала, что на подъезде к Бердянску оккупанты задержали на одном транспортном кольце колонну эвакуационных автобусов и не пускают их в город. Я выяснил у знакомого дальнобойщика, с которым дежурил на блокпосте (мы оба в теробороне), где это место. Сбросил Марии карту, где оно обозначено. Мои девчата наняли такси, добрались до автобусов. К подконтрольной украинским властям территории ехали больше суток (до войны это расстояние проезжали за два часа). Пережили позорные проверки оккупантами на десятках блокпостах, но, к счастью, добрались. Когда, наконец, доехали до первого украинского блокпоста, пассажиры со слезами кричали бойцам: «Родненькие! Скорее приходите, освободите нас и наши дома! Освободите Мариуполь!»

В Запорожье мои девчата арендовали квартиру, впервые за четыре недели смогли принять душ. В волонтерском центре им предложили поехать в Ивано-Франковск, потому что осада российскими войсками Киева еще продолжалась. Вышло так, что поехали во Львов. Там они познакомились с волонтерами из Литвы и при их содействии переехали жить в Вильнюс. Мария говорит, что после освобождения Мариуполя вернется домой. Всей семьей и мариупольской общиной готовимся к деоккупации и возвращению. Обязательно победим!

Читайте также: «Были болваны, у которых российские бомбы уничтожили дом, а они рисовали „Z“ и делали селфи», — советник мэра Мариуполя Петр Андрющенко

3772

Читайте нас в Facebook

РЕКЛАМА
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров