ПОИСК
Интервью

«Это секретная информация. Если ее обнародовать, то, вероятно, уже никого спасти не удастся»: как бабушка вызволила внука из оккупированного Донецка

12:20 2 июня 2024
Саша Радчук с бабушкой Людмилой Сирык

- Недавно я сопровождала в ООН троих украинских детей, которым выпали страшные испытания из-за войны, — рассказала «ФАКТАМ» адвокационный менеджер кампании Where Are Our People? общественной организации PR Army Кристина Шкудор. — Одного из этих детей Сашка Радчука ранило в левый глаз во время осады российскими оккупантами Мариуполя. А через несколько недель они разлучили мальчика с мамой. Он ищет ее уже 2 года. «Помогите найти мою маму», — попросил он ооновских дипломатов. Когда он произнес эти слова, дипломаты (их было на встрече с украинскими детьми около ста человек) не смогли сдержать слез.

На днях состоялся обмен пленными, в результате которого удалось вернуть 75 наших военных и гражданских, включая четырех женщин. К сожалению, мамы Саши, Снежаны Козловой, среди них нет. Ранее «ФАКТЫ» писали о том, что спасение жизни защитников Мариуполя продолжается и через два года после их сдачи в плен.

«Мне было очень страшно без мамы»

- Саше и его бабушке недавно сделали хирургические операции, — продолжает Кристина Шкудор. — Из-за ранения зрение на раненом глазу у мальчика сильно ухудшилось. Сейчас продолжается лечение в «Охматдете» (ведущая государственная детская клиника Украины — Авт.). Судьба Сашиной мамы до сих пор неизвестна. Поэтому он сейчас живет с бабушкой. Она спасла внука от попадания в детский дом в россии. Бабушка отважилась на поездку в оккупированный Донецк, в одной из больниц которого находился Саша, и увезла его оттуда.

Читайте также: «Мы не знаем ни имен, ни возраст»: почему россия отказывается возвращать тысячи похищенных украинских детей

— Как ей удалось добраться в Донецк?

РЕКЛАМА

- С помощью Офиса Президента Украины, вице-премьер-министра — министра по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Украины Ирины Верещук, компетентных органов. Деталей организации таких гуманитарных миссий вам никто не раскроет, потому что это секретная информация. Если ее обнародовать, то, вероятно, уже никого спасти не удастся. А детей много находится в оккупации, их нужно выручать. Так что пока скажем так: бабушка поехала и забрала внука — без подробностей.

- Добавлю, что такие миссии очень дорого стоят, — дополнила для «ФАКТОВ» исполнительный директор правозащитной организации «Центр общественных свобод» Александра Романцова.

РЕКЛАМА

В Мариуполь Саша с мамой Снежаной и сводной сестрой Викой переехали в 2021 году, потому что в этом городе служил муж Снежаны. Мальчик пошел в школу, его маленькая сестренка — в детский сад. Когда началась полномасштабная война, Сашин отчим находился в армии, вывезти семью из Мариуполя возможности не имел. Снежана с детьми самостоятельно уехать не смогли. Им пришлось укрываться от обстрелов и авиационных ударов в подвале двухэтажного дома, в котором они жили. Очень тяжело было с водой, запас продуктов постепенно заканчивался, приходилось быть максимально экономными. Прожили вместе с соседями в подвале месяц.

Саша верит, что оккупанты, наконец, отпустят его маму. На фото Саша с мамой Снежаной

РЕКЛАМА

Случилось так, что 24 марта Сашу ранило в глаз: он находился во дворе у мангала (готовили еду на улице), когда начался очередной российский обстрел. Саша испугался за сестренку Вику, которая тогда находилась в квартире на втором этаже, побежал к ней. Только поднялся на второй этаж, как в их дом попал тяжелый боеприпас (снаряд или мина). Мальчик почувствовал сильную боль в левом глазу. Побежал к маме. В то время найти в Мариуполе гражданских врачей было безнадежным делом. Поэтому Снежана оставила дочь родителям мужа и пошла с Сашей к украинским военным. Те отвели их на завод Ильича, где в подземном бункере был обустроен госпиталь. В тех условиях провести операцию было практически невозможно. Так что врачи делали то, что было в их силах: промывали глаз, делали уколы. Саша с мамой помогали другим раненым.

А через две недели, 9 апреля, враг окружил завод Ильича. Бойцам пришлось сдаться в плен. Вместе с ними — и гражданским. Сашу с мамой и военнопленными отвезли в Сартану, загнали в ангар. На следующий день гражданских отправили в фильтрационный лагерь в селе Безымянном, недалеко от Мариуполя, поселили в палатках. Маму отвели в отдельную палатку на допрос. В тот же день за Сашей приехали люди, представившиеся сотрудниками Новоазовской службы по делам детей. Они сказали мальчику, что забирают его от мамы. Лгали, что ее скоро отпустят. Мальчика отвезли в больницу в оккупированный Донецк. Саша жил надеждой, что вскоре к нему привезут маму. «Мне было очень страшно без нее», — сказал он в одном из интервью. Донецкие врачи по какой-то причине не сделали хирургическую операцию на раненом глазу.

В Мариуполе мальчика ранило в глаз. На фото Саша в киевской больнице «Охмадит»

В той больнице Саша подружился с мальчиком Егором, у которого тоже была травма глаза. Егор дал ему свой телефон, и Саша позвонил по вайберу бабушке Людмиле.

«Душой я чувствовала, что ребенок ищет меня, — рассказала в интервью Deutsche Welle Людмила. - Я не знала, что с дочкой и внуками. Вдруг (в начале июня) долгожданный звонок — на связь вышел внук. Спрашиваю, где мама: „Не знаю“, — отвечает. Сказала, чтобы позвал к телефону врача. Я записала на листочке, где находился Саша».

Бабушка под диктовку врача из Донецка записала, где находится внук

Вскоре женщина отправилась в Донецк. Добиралась кружным путем — через Польшу, Литву, Латвию и россию. Дорога заняла четыре дня. Внука она смогла забрать, а внучка Вика осталась в оккупации. Заветная мечта Саши — найти мама и сестренку. Для этого они с бабушкой обращались ко многим структурам. В 2023 году мальчик рассказал свою историю на Всемирном экономическом форуме в Давосе, пообщался там с бывшим премьер-министром Великобритании Борисом Джонсоном. А прошлой зимой — в ООН. Но преступный путинский режим пока никаких сведений о Снежаной Козловой не предоставил.

В прошлом году на Всемирном экономическом форуме в Давосе Саша рассказал свою историю, сфотографировался с Борисом Джонсоном

«Как правило, гражданским невольникам оккупанты не предъявляют каких-либо обвинений — их просто держат в неволе в ужасных условиях»

«То, что россия делает с гражданскими людьми на оккупированных территориях полноценно не описано в международном гуманитарном праве, — рассказала на пресс-конференции в Киеве исполнительный директор правозащитной организации «Центра общественных свобод» Александра Романцова. — Как правило, гражданским невольникам оккупанты не выдвигают каких-либо обвинений — их просто держат в заключении в ужасающих условиях. Важно, чтобы их родственники обращались в Координационный штаб по вопросам обращения с пленными. Можно обратиться и к нам, в правозащитную организацию «Центр общественных свобод». Мы поможем зарегистрировать обращения во всех структурах, которые могут помочь найти захваченного российскими оккупантами родственника: Национальное информационное бюро, Международный комитет Красного креста и т. д.

Читайте также: «Депортированные украинские дети должны вернуться к родителям»: в ООН прозвучал эмоциональный призыв к международному сообществу

Точное количество гражданских украинцев, незаконно заключенных оккупантами, неизвестно. Поэтому называются разные цифры. Вполне возможно, что реальное количество таких людей — около 60 тысяч. Путинский режим игнорирует запросы украинской стороны по поводу незаконно заключенных гражданских. Поэтому очень важно, чтобы родственники, друзья, знакомые людей, похищенных захватчиками, сообщали об этих фактах в соответствующие украинские структуры. Это дает государству понимание, за кого конкретно (фамилии, имена) оно должно воевать на политических и дипломатических фронтах. Даже когда Силы обороны Украины освободят все наши территории, все равно придется продолжить борьбу за наших людей, потому что большую часть украинских пленников оккупанты вывезли в рф и в беларусь.

Следует понимать, что Украина не захватывает гражданских россиян, поэтому не может организовать обмены с рф гражданскими по принципу «всех на всех». Так что, когда при обмене военнопленными российская сторона возвращает еще и кого-то из гражданских, то это в известной степени неожиданно".

Ранее «ФАКТЫ» писали о детях, которых спасла координатор проекта «Окупація очима підлітків» Наталья Лютикова. Наталья с мужем взяли в свою семью пятерых детей вывезенных с оккупированных территорий.

На фото в заголовке Саша с бабушкой Людмилой Сирык

1750

Читайте нас в Facebook

РЕКЛАМА
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров