ПОИСК
Интервью

«Настоящая история Украины может развалить россию»: документалист Аким Галимов о реальной истории Крыма

12:20 18 июня 2024
документалист и продюсер Аким Галимов

Известный украинский журналист, документалист и продюсер Аким Галимов, развенчавший в своих проектах российские мифы, снял цикл документальных программ «Справжня історія» (2+2), посвященных исследованию подлинной истории Донбасса, Юга Украины и Крыма. Все они доказывают, что россияне веками создавали фейки, готовя информационный плацдарм для войны против Украины.

В эксклюзивном интервью «ФАКТАМ» Аким Галимов вспомнил детство в Крыму, обучение в московском университете и дом, уничтоженный россиянами.

«россия в Севастополе была везде»

— Аким, вы переехали в Крым, когда вам было 9 лет. Что больше всего запомнилось из тех времен?

Читайте также: «Без Украины россия перестает быть империей. Вот они и боятся»: Руслан Шарипов о причинах ненависти россиян к украинцам

- Наша семья переехала в Крым в 1994 году, я пошел в третий класс. Конечно, тогда меня поражало все, что могло поразить ребенка. Я впервые в своей жизни увидел море, пляжи, огромные горы. Ведь Крым с его невероятной природой сильно отличался от Узбекистана, где мы с родителями жили раньше. В Крыму было много наших родственников, переехавших сюда раньше из разных уголков Узбекистана, все общались, дружили. Появилось ощущение большой семьи, которая наконец-то воссоединилась.

РЕКЛАМА

— Каково было тогда отношение к крымским татарам?

- Разным. Мне в школе повезло, я не чувствовал каких-либо притеснений по национальному признаку, у нас даже проводили конкурсы, где я играл на скрипке в крымскотатарском национальном костюме… Но вместе с тем, я видел, что показывают по телевидению.

РЕКЛАМА

Крымчанам десятилетиями насаждались негативные нарративы в отношении крымских татар. В новостях, в день депортации, траурные митинги показывали как нечто опасное. Были манипулятивные сюжеты, как крымские татары сносят православные кресты на въездах в их деревни. Информация представлялась вырванной из контекста, чтобы обострить негативное отношение к крымским татарам.

Аким Галимов с семьей

— Вы учились в филиале московского государственного университета в Севастополе. Что тогда насаждали студентам?

РЕКЛАМА

- Это была преимущественно российская программа обучения. Русский язык, русская литература, русская история, которая там называлась «история Отечества». Рассказывали, что Севастополь — город русской славы и так далее.

Частым гостем в университете был бывший мэр москвы Юрий Лужков, он был кем-то вроде посла Черноморского филиала МГУ. Нам постоянно говорили, что этот университет построен на средства мэрии москвы. Тогда я на такие вещи даже не обращал внимания. Потому что в те годы россия в Севастополе была везде и это воспринималось как данность.

Это сейчас, когда понимаешь, что уже тогда они готовили плацдарм для будущего вторжения. В Крыму было немало российских вузов, все они работали легально, то есть получали аккредитацию в Киеве. Когда я в 2006 году переехал в Киев и начал работать на канале Интер, мой диплом МГУ считался здесь очень крутым. Сейчас, конечно, хочется вычеркнуть этот пункт о своем образовании из биографии.

«Люди оказывались бесправными»

— И все же после окончания университета вы выбрали Киев, а не москву. Почему?

- В университете нам всегда говорили, что в москве больше перспектив: стажировка, практики, обмены студентами. Но несмотря на то, что я был русскоязычным крымчанином, я не ощущал какой-либо связи с россией. Да, я родился в россии, потому что папа тогда служил на Дальнем Востоке, прожил на границе с Китаем до 2 лет, потом пару лет в москве, потому что опять же папу перевели по службе туда, но потом моя семья вернулась в Узбекистан и впоследствии — в Крым.

Читайте также: «Для подрыва Крымского моста была сделана лодка из инновационных материалов»: известный документалист о секретных съемках спецопераций

Когда я уже был подростком, конец 90-х, на телевидении начали появляться популярные сериалы «Беверли Хиллз», «Район Мелроуз» и другие на украинском. Это было так интересно, погружало в другой мир. Именно из-за украиноязычного контента по ТВ немало молодежи в Крыму в то время открывали для себя украинское. С того периода, конец 90-х — начало 2000-х, Киев стал для меня ближе, чем Москва.

— К сожалению, не для всех крымчан так было.

- Да, старшее население все равно предпочитало российские каналы. Это был основополагающий канал пропаганды. Там киевские события всегда подавались через антиукраинскую призму: «бандеровцы», «нацисты». Всегда был такой ракурс, что вот в Украине вечно какой-то бардак, а в россии все отлично. Местные крымские издания часто лелеяли ностальгию по всему советскому.

— Известно, что для фильма «Справжня історія Криму» вы работали в архивах СБУ.

- Конечно. И общались с историками. Они отмечают любопытный акцент. Когда после смерти Сталина крымским татарам разрешили вернуться в Крым, люди не могли этого сделать. На всех уровнях ставились негласные препятствия: не продавали жилье, не приписывали, не принимали на работу. Соответственно, в таких условиях люди оказывались бесправными. Как говорят историки, в значительной степени это делалось с подачи крымских коммунистов, после распада союза пригревшихся в Крыму.

Читайте также: «Мой мир мгновенно рухнул»: звезда сериала «Окуповані» об испытаниях во время большой войны

«Самое сложное — чувство потери своего дома»

— Вы делали спецрепортаж об оккупации Крыма 2014 года. Что тогда было сложнее всего?

- Самое сложное — чувство потери своего дома. Когда не ощущаешь себя защищенным в родном доме. Везде были русские казаки, силы типа титушек. Они устраивали акции, были агрессивны, а милиция с украинскими шевронами МВД ничего не делала. Казалось, что тебя сейчас просто прибьют, а все, что сделают правоохранители — отведут глаза. «Беркут» уже вернулся с Майдана, и они начали обустраивать КПП на въезде в Крым. Это был откровенный саботаж крымских сил правозащиты, которые давали присягу Украине, а поддержали другую сторону.

— Ожидали, что россия может так быстро захватить Крым?

- Я в это не верил. Ситуация напоминает происходящее перед вторжением: все зарубежные партнеры говорили нам, что будет война, но кто из нас в это верил? Мы ездили тогда в Крыму нашими воинскими частями, я всю ночь провел в части наших морпехов в Феодосии, мы были там заблокированы россиянами… До последнего момента казалось, что сейчас ситуация разрешится и все будет нормально.

— Это уже не впервые в истории россия обманами, манипуляциями захватывает полуостров. Почему на самом деле Крым — не «исконно русский»?

- Россияне пришли в Крым лишь в 1783 году. До 18 века там не было ни одного россиянина. Об этом свидетельствуют, в частности, и переписи населения. Они там всего 200 лет, что в понимании тысячелетней истории — одно мгновение. О какой «изначальной русскости» можно говорить? Причем эти 200 лет в Крыму полны крови и страданий из-за россиян. «Исконорусскость» это — очередной русский, даже не лживый, а абсурдный нарратив.

Читайте также: Самая большая драка вспыхнула у дверей Верховного Совета Крыма: 10 лет назад крымские татары попытались помешать российской оккупации полуострова

— Как ваши родители восприняли оккупацию Крыма?

- Они это не принимают. После аннексии они еще несколько лет жили там, но потом перебрались в Ирпень. Но из-за войны снова были вынуждены покинуть дом. Год жили в Ужгороде, городе, который их очень хорошо принял. Моя семья тоже некоторое время там находилась, там у нас родился третий ребенок — сын. Но, как и всем украинцам, всегда хочется домой, поэтому они вернулись.

— Они восстановили свое кафе, которое было уничтожено во время войны?

- До войны они открыли киоск с кофе и выпечкой в Ирпене, его разбомбили россияне, затем они открыли новое кафе в Ужгороде и очень хорошо там работали. Теперь снова открыли киоск в Ирпене. Но дела обстоят пока так себе. Не могут получить разрешение от местных властей на установку трейлера, который отец сделал в Ужгороде. Пока работают в небольшом киоске в городском парке.

«Но дела обстоят пока так себе. Не могут получить разрешение от местных властей на установку трейлера, который отец сделал в Ужгороде», - говорит Аким

— По чему в Крыму вы скучаете больше всего?

- За своим домом, где я вырос. За огородом, с которого открывается живописный вид на гору рядом, это под Симферополем. Очень хотел бы туда возвратиться. И конечно, за своими родными, у меня немало родственников там осталось. Моей старшей дочери, которая родилась в Киеве, скоро будет 8 лет, она была в Крыму всего пару раз, когда была совсем маленькой. Младшие вообще не были, средний был раз, кажется, но младенцем. Но мы говорим дома о Крыме постоянно, они знают, что это моя родина, бабушки с дедушкой, знают, что это наша земля.

— Почему россия так усердно искажает нашу историю?

- Они искренне считают нас одним народом и это ключевая проблема. Когда они находят доказательства, что мы — не русские, не могут это принять. Поэтому просто уничтожают доказательства того, что мы — не один народ, что у нас разные исторические пути, культура, язык. Мы эволюционируем, а они деградируют. Через 20 лет, я уверен, мы будем жить в успешной европейской стране, а они будут и дальше оставаться в болоте с деревянными туалетами, и люди наконец-то могут спросить: «Почему Украина может, а мы нет?» Вот этого кремль боится. Потому что настоящая история Украины может развалить россию, и они это знают.

Ранее в интервью «ФАКТАМ» Григорий Герман высказывал мнение, что нас ждет очередной развал российской империи.

1212

Читайте нас в Facebook

РЕКЛАМА
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров