ПОИСК
Интервью

Александр Корниенко: «Зеленский самостоятельный, взрослый и ответственный политик. Он сам сообщит о решении баллотироваться на второй срок»

13:30 25 марта 2021
Александр Корниенко

По словам главы партии «Слуга народа» Александра Корниенко, на недавно прошедшем съезде партии открылись новые горизонты. Разработана новая доктрина, принят новый устав, созданы новые структуры.

Об этих нововведениях, а также о резонансных темах и скандалах, случившихся в последнее время, Александр Корниенко рассказал «ФАКТАМ».

«К сожалению, у нас только 20 процентов населения готовы вакцинироваться»

— Александр, согласно мартовскому социологическому опросу Центра Разумкова, 44 процента населения Украины готовы принять участие в акциях протеста. В ноябре таких было только 28 процентов. Вас как главу правящей партии не пугает эта тенденция и такой всплеск активности?

— Думаю, тут комплекс причин, нет какой-то одной. Возможно, в апреле цифры будут ниже. Основная причина — отголоски тарифной войны, которую развернула оппозиция против государства по сути, а не против власти, потому что в результате проиграли все. Пришлось снижать тарифы и фиксировать в том числе цены на газ из-за того, что под угрозу было поставлено само существование газового рынка и как результат — наши взаимоотношения с МВФ. Ведь один из факторов, почему МВФ прекратил переговоры с Украиной, — нарушение нами обязательств о свободном рынке газа, закрепленных не в одном меморандуме. Но мы понимали, что это надо сделать, потому что цена для людей была неподъемной. Скажу еще, что эту достаточно серьезную ситуацию умело подогревали определенные медиа. Поэтому уровень вовлеченности людей в протестные действия действительно был высоким.

До масштабных протестов, думаю, дело не дойдет. Все-таки власть не делает ничего, что не нравилось бы большинству населения. Какие-то отдельные группы будут протестовать. Кто-то из-за несогласия с экономической ситуаций, кто-то — с политической, как в последние дни.

— Последний замер рейтингов не очень утешительный. 39% респондентов заявили, что президент Зеленский вызывает у них преимущественно негативные эмоции, 47% считают, что качества его личности в большей степени не соответствуют должности, 44% оценивают результаты деятельности негативно. Да и ожидания от дальнейшей деятельности Зеленского у 41% респондентов тоже негативные. Если бы в ближайшее время проходили выборы в Верховную Раду, наибольшую поддержку избирателей получила бы партия «Слуга народа», но за нее проголосовали бы всего 18%. Это после триумфа полуторагодичной давности.

— Я говорил бы не про негативы, а про тенденцию. А тенденция сейчас такая — рейтинг партии вырос, у президента рейтинг стабилизировался, и немножко увеличилось количество тех, кто считает, что дела идут в позитивном направлении. Ни у одной власти не бывает стопроцентного рейтинга. Были какие-то шаги, которые не для всего населения оказались понятными. Возможно, люди не считают, что они полезны.

«Были какие-то шаги, которые не для всего населения оказались понятными. Возможно, люди не считают, что они полезны», - объяснил результаты соцопросов Александр Корниенко. Фото с официального сайта президента Украины

— Например?

— Много было споров и разговоров о земельной реформе, о децентрализации, о предложениях парламентского комитета по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики о ФОПах и уклонению от налогов крупного бизнеса. Но тут вопрос не столько в том, что мы делаем, сколько в том, как это коммуницируется. Наличие большого количества антигосударственных и антивластных медиа этому тоже способствует. После отключения трех телеканалов ситуация улучшилась. Рейтинги политических сил, которые были фронтменами на этих каналах, сразу упали.

— Топовая тема последних недель — «вагнергейт». Давайте предположим, что в расследовании Bellingcat будет доказано, что операцию по поимке «вагнеровцев» сорвали Демченко и Ермак, что они слили эту информацию Российской Федерации и их покрывал президент Зеленский. Наверняка вы в партии уже проговаривали такой сценарий.

— Да нет никакого «гейта». Это придумал Бутусов. Где фильм?

— Он будет. Мы знаем, что у Bellingcat доказательства всегда железные.

— Мы инициировали создание парламентской временной следственной комиссии по всем фактам (не только по этому возможному, хотя еще нет никакой информации) — и по так называемым «пленкам Суркова» (их уже огромное количество), и по дизелепроводу (указ о возвращении в государственную собственность участка трубопровода «Самара — Западное направление», проходящего по территории Украины, президент Зеленский подписал 20 февраля 2021 года; контролируют этот участок люди из окружения Медведчука. — Авт.) — СБУ и другие службы расследуют, была ли связь руководства страны с этими товарищами. Думаю, что комиссия всю эту информацию предоставит обществу.

Мы точно не будем реагировать на фильм так и в такой мере, как будем реагировать на результаты расследования СБУ и временной следственной комиссии, а также на решения СНБО. По моему мнению, любое журналистское расследование должно становиться предметом для открытия уголовных дел, но не истиной в последней инстанции. Так происходит во всем мире. В США после «Уотергейта» было сенатское расследование и лишь затем импичмент Никсона. Давайте сначала посмотрим этот сериал, обещанный Bellingcat.

— В ежегодном отчете Центра Разумкова «Украина 2020−2021: неоправданные ожидания, неожиданные вызовы» сказано, что с начала 2020 года Украину покинули более 66 тысяч врачей и медицинских работников, а более 5000 врачей специализированного звена и почти 34 тысячи медработников уволились. Это же катастрофа, причем масштабная. Вакцинация провалена, если называть вещи своими именами. Что собираетесь предпринимать? Кстати, вы сами вакцинировались?

— Я же болел сильно, мне пока, наверное, не надо это делать.

Пока правительство программу вакцинации не пересматривало, но они ее корректируют по ходу. Думаю, корректировок будет еще много. Надо максимально привлечь к внимание к кампании. К сожалению, у нас только 20 процентов населения готовы вакцинироваться. Но это все равно немало, и их надо обеспечить вакциной, чем правительство и министр здравоохранения Степанов сейчас занимаются. И дальше проводить информационную работу. Увы, аргумент об открытости мира жителям нашей страны не очень понятен, потому что 60 процентов не выезжали за пределы своей области.

— Да тут уж не до путешествий — выжить бы.

— Это нам с вами важно. А если человек против вакцинации в принципе и против вакцинации от ковида в частности, то ему не объяснишь это все. Власть же не может принудительно создать какие-то отряды вакцинации. У нас все-таки свободная страна, мы можем только призывать и обеспечивать инфраструктуру для вакцинации. Сейчас она для тех, кто вакцинируется в первую очередь (это врачи и социальные работники), обеспечена полностью. Но они отказываются.

Вот на днях прошел на Михайловской площади в Киеве огромный митинг антивакцинаторов. Это же мировая проблема, не только украинская. Не все в верят в вакцину, кто-то спорит, кто-то строит конспирологические теории. То есть тут есть информационная составляющая и есть организационная. В организационной правительству всегда будет куда развиваться и делать работу над ошибками.

Что касается общей ситуации в медицине, то мы неоднократно говорили, что нужно системно если не пересматривать, то хотя бы корректировать медреформу. Остановить ее нельзя, вот в чем проблема, она уже достаточно глубоко зашла. Запуск второго этапа и перевод на прямые отношения с НСЗУ (Национальная служба здоровья Украины) — процесс непростой и небыстрый. Но это позволит в перспективе более ответственно подходить прежде всего к социальным гарантиям медработников. Они ведь уезжают из страны не потому, что им хочется. Они вынуждены это делать, так как на Западе выше зарплата. Хотя за рубежом такая же ситуация с ковидом, как и у нас, и их медики так же отказываются работать с такими пациентами.

«Власть не делает ничего, что не нравилось бы большинству населения», - считает глава партии «Слуга народа». Фото предоставлено пресс-службой Александра Корниенко

«Мы за то, чтобы появлялись новые партии и чтобы они были успешными»

— Зеленский четко обещал, что идет на одну каденцию. Но после съезда партии, прошедшего 13 марта, глава парламентской фракции Арахамия сообщил, что партия будет просить президента выдвигаться на второй срок. Ходят слухи, что в Офисе президента уже вовсю работают над этим. Какие аргументы предъявите украинцам?

— Владимир Александрович самостоятельный, взрослый и ответственный политик. Он сам сообщит о своем решении. Уверен, что обязательно посоветуется с нами, потому что без команды выиграть выборы невозможно. Давид Георгиевич сказал правильно — нам надо как-то донести до президента мысль о том, что это надо сделать. Потому что партия и депутаты — это все-таки какое-никакое представительство народа. И если народ продолжает доверять президенту, то, наверное, надо продолжать курс, который он начал. Посмотрим через год-два.

Читайте также: Политтехнолог Сергей Гайдай: «Зеленский может и не досидеть каденцию»

— Дубинский, попавший под санкции США, где его обвинили во вмешательстве в американские выборы, пустился во все тяжкие. Почему его так долго не исключали из фракции и из партии? Процесс шел с заметным скрипом, несмотря на инициативу президента.

— Это очень просто объяснить. У нас немножко путают фракцию и партию, чем они отличаются и как управляются. Люди думают, что если Дубинского выгнали из фракции, то, значит, и отовсюду. Это не так. Потому что в партии есть некая иерархия и то, что называется умным словом «субсидиарность», то есть все решают свои вопросы на своем уровне. Поэтому пока Киевскую областную организацию не пополнили люди, имеющие другую позицию, пока они не провели конференции (мы им в этом не помогли), то все затягивалось.

Надо же понять, что Дубинский при всех его минусах и при том, что ему предъявляется, все-таки сильный харизматичный лидер, собравший вокруг себя достаточно много людей, которые, по сути, и блокировали любой ход. У меня куча писем лежит: «Наш лидер Дубинский». Пришлось потратить время, чтобы их переубедить. Когда на съезде Дубинский вошел в национальный совет общин, люди расстроились и стали переходить к активным действиям. Понятно, что его следовало исключить из партии раньше. Но произошло как произошло.

— СНБО ввел санкции против Медведчука и Козака. Ходят слухи, что готовятся санкции и в отношении Коломойского. Ваше мнение?

— Мы стараемся не комментировать решения СНБО. Там готовят их, опираясь на информацию соответствующих служб. Данилов говорил неоднократно, что если кто-то из тех четырех-пяти субъектов, которые могут предлагать санкции, предложат сделать это и в отношении этого бизнесмена, СНБО примет решение. Пока у меня такой информации нет.

А вообще мы всегда старались, чтобы у нас не было групп и подгрупп, работающих на олигархов. Потому что есть президентская сила, которая должна действовать вместе. Понятно, что отдельные депутаты находятся под чьим-то влиянием. Мы тоже с ними проводим работу. Не только Коломойский.

— Какую работу?

— Исключительно воспитательную. Рассказываем обо всех возможных рисках и последствиях от тех или иных решений.

— Говорят, на Банковой занимаются еще одним политическим проектом — созданием новой партии. Это так?

— Ну мы же не занимаемся тем, что модно в России, то есть конструированием политической реальности, когда сидят в одном кабинете и решают за всю страну. Думаю, если будет запрос в обществе, то такие проекты возникнут. Они не возникают на пустом месте, и разговоры о них тоже. Если такие разговоры ведутся, значит, какая-то часть общества созрела для этого.

— Так это же будут ваши потенциальные конкуренты.

— Ну и хорошо. Мы же шли на выборы с лозунгом «Зробимо їх разом», если народ подзабыл, и ратовали за обновление политики. Но увидели, что, к сожалению, новые политсилы, кроме «Слуги», оказались достаточно провальными. Партия «Голос» не очень успешна электорально, хотя успешна в парламенте и ментально, и у них довольно высокая экспертность. А о деятельности партии Шария, например, СБУ уже отправила материалы в прокуратуру, самому Шарию отправлено подозрение в государственной измене.

Поэтому мы за то, чтобы появлялись новые партии и чтобы они были успешными. Ведь сейчас «Слуга народа» вынуждена в парламенте бороться одна против трех старых партий — ОПЗЖ, ЕС и «Батьківщини». И нам пока не помогают в электоральном плане ни «Голос», ни какие-то другие силы. Словом, если говорить вообще про всю палитру, то на всех флангах точно должны появиться новые партии. И там, где Юлия Владимировна давно окопалась, возможна какая-то аграрная сила. Должна быть альтернатива ОПЗЖ, потому что все понимают, про что они, и мало кто им верит. Во время местных выборов на эти ниши претендовала партия мэров «ПроПозиція». И они были вполне конкурентны. Но сможет ли тот же Кличко или та же «ПроПозиція» потом выставить своего кандидата в президенты?

«Нынешний мировой экономический контекст хорош для Украины»

— Спикер Рады Дмитрий Разумков сказал, что на съезде никто не предложил ему войти в политический совет партии. Почему такой демарш?

— Разумков, когда говорил это, через запятую добавил: «Потому что все понимали мою занятость». Дмитрий Александрович давно и всегда последовательно говорит, что он сконцентрировался на работе в парламенте. Мы же живем в парламентско-президентской стране. Есть ли у Разумкова время? Я присоединяюсь к тому, что Арахамия говорил на брифинге. Что президент, премьер и спикер все-таки должны быть с менее выраженной партийностью.

Читайте также: Дмитрий Разумков: «Не вижу сегодня смысла обсуждать тему моих президентских амбиций»

У нас трехсторонняя система управления партией. Надо понимать, что такое политсовет. В него избраны и депутаты, и председатели комитетов, и министры, и главы облсоветов, и губернаторы, и представители регионов. Политсовет — орган, который должен продуцировать некий продукт: смыслы, программы, вектор, обсуждать повестку, законы, реформы и так далее. То есть там не свадебные генералы.

— Но еще же создали национальный совет громад. Зачем такое нагромождение?

— Это орган представительский, он объединяет глав областных организаций, туда входят по должности. Региональный блок должен иметь свое представительство в центральном органе партии. У них есть инструменты влияния на региональную политику, на отзыв тех же депутатов, на формирование местных ячеек и прочее. То есть это такой прообраз вертикали губернаторы — Кабмин.

— На сайте партии написано, что первая задача «слуг народа» — очищение страны от коррупции. Как с этим обстоят дела?

— Мы говорим о трех уровнях коррупции. Первый — топ-коррупция. Тут точно претензий не может быть никаких в сравнении с прошлыми властями. Прошло два года — ни одного скандала. Такое, наверное, впервые за всю новейшую историю. Вспомните скандалы с «кольчугами» при Кучме, с «Укрэнерго» при Ющенко, с «семьей» при Януковиче, с «Укроборонпромом» при Порошенко.

Средний уровень — это то, чем должны заниматься НАБУ, САП и Антикоррупционный суд. Но этот треугольник не всегда эффективно работает. Например, длительное время не может пройти конкурс на должность руководителя САП. НАБУ продуцирует достаточно большое количество дел и расследований, но это все на этапе процессуального руководства, не доходя до суда. То есть там надо наводить порядок. При этом мы видим атаку на антикоррупционную реформу со стороны условного олигархата. Они, влияя на Конституционный суд, попытались отменить ответственность за недостоверное декларирование.

— У Зеленского затянувшийся конфликт с Конституционным судом. На главу КС Тупицкого заведено уголовное дело, президент отстранил его на некоторый срок. Пока Тупицкий оспаривает свое отстранение, суд не может заседать.

— Решения Конституционного суда не оспариваются. То есть, чтобы все восстановить, нужно несколько месяцев, так как надо принять ряд законов.

Очень хорошо работает Национальное агентство противодействия коррупции.

— Но в начале марта НАПК остановило государственное финансирование вашей партии из-за нарушений в отчетах. По вашему мнению, ничего криминального отчеты не показывают: «Разве что в них есть технические недостатки и они, возможно, в чем-то справедливы». Это как?

— Мы на самом деле приветствуем их деятельность по финансово-государственному контролю над партиями. Только «Слуга народа» должна в этом году получить 280 миллионов гривен. А вообще на поддержку партий предусмотрено около 600 миллионов. Это огромные средства, за расходованием которых надо следить. Мы точно знаем, что НАПК настроено контролировать декларирование топ-чиновников. Это очень правильно.

Что касается низовой коррупции, то тут нужно меньше работать над ответственностью чиновников, врачей, учителей и прочих категорий. Да и лишать свободы их надо очень аккуратно, понимая ситуацию, которая к этому привела. Конечно, условия работы этих людей должны быть такими, чтобы они не предполагали коррупцию. То есть прозрачный процесс оказания услуг и высокая зарплата.

— Замечательно. Но где взять средства на высокую зарплату?

— Могу говорить про госаппарат, потому что занимаюсь его реформой. Принцип очень простой: надо постепенно повышать зарплату (она повышается ежегодно), оптимизируя задачи, штат и переведя процессы в диджитал, что сейчас делает Министерство цифровой трансформации. В итоге чиновник будет как можно меньше участвовать в процессе принятия решений. Их будет принимать машина по заданному алгоритму. Тогда должности не будут такими коррупциногенными. Вообще у Минцифры очень много проектов.

— В доктрине партии сказано, что зарплаты врачей достигнут 23 тысяч гривен, медперсонала — 12−17 тысяч.

— Над этим надо работать.

— Как? У нас ведь экономический кризис.

— Да нет кризиса. Сравните с тем, что происходит в Европе и в мире. У нас падение экономики в пять раз меньше, чем у Великобритании.

Нынешний мировой экономический контекст хорош для Украины — растут цены на наши основные экспортные товары. Работать над повышением зарплат можно только одним способом — повышая доходную часть бюджета. И чтобы инфраструктурные проекты позволяли возвращать вложенные деньги с достаточно большим мультипликатором.

Есть исследования киевской школы экономики о том, что падение экономики в прошлом году могло быть больше на два процента, если бы не «Большая стройка». В этом году будет еще больше инфраструктурных проектов.

— На «Большую стройку» деньги нашлись в ковидном фонде. При этом вспомните ситуацию в медицине прошлой весной и летом. Да и сейчас она не лучше.

— В начале пандемии действительно была определенная проблема по освоению средств. Те же ковидные доплаты медикам попросту было некому платить, потому что люди отказывались от работы. Надо выполнять намеченные планы по строительству дорог, но при этом чтобы люди понимали, что никто не делает что-то в ущерб решению других проблем. Это неправильный подход. Следует делать все комплексно.

— Мы прошли первый этап децентрализации. Вы говорите, что люди оценили ее преимущества. Как реформа отразилась на жизни человека в небольшом населенном пункте?

— Прямо отразилось. В громаде, где он живет, теперь больше денег, то есть больше инфраструктурных возможностей и социальных сервисов. Высокий результат на местных выборах действующих мэров не только областных центров и малых городов (большинство мэров снова переизбрали) свидетельствует о том, что люди доверяют своим керманычам.

Так что нужно работать дальше над упрощением получения услуг и чтобы конкретные услуги были ближе к человеку. Например, мы сейчас активно работаем над тем, чтобы ЦНАПы появились в центре каждой громады (в половине страны они уже есть). Следующий уровень — мобильные передвижные ЦНАПы для сел. Это достаточно близкая реальность. Большие мобильные ЦНАПы работают сейчас на линии разграничения, и они достаточно хорошо себя показали.

У МВД есть проект «Полицейские офицеры громады». Это что-то типа шерифа, ведь люди давно хотели, чтобы за правопорядком следил тот, кто живет рядом с ними.

Из сложных неразрешенных тем осталась одна — судебная децентрализация и переформатирование системы судов. Потому что не совсем корректно судебная реформа наложилась на децентрализацию. Но это мы тоже поправим.

И, конечно, есть вопрос развития: куда каждая громада идет? Мы для себя разделили их на три вида. Первый — это большие центры (Львов, Одесса, Харьков, Днепр). И мэру Киева, и мэру Днепра, например, задают вопросы: что вы с этими огромными деньгами и возможностями будете делать — строить метро, разбивать парки или развивать медицину?

Вторая группа — это областные центры и малые города. Там стоит вопрос о повышении бюджета развития, чтобы начать не только базовые услуги оказывать, а и дополнительные (развитие инфраструктуры, медицины и т. д.).

Третья группа — депрессивные территории и небольшие города. Там надо просто работать над наполнением бюджета развития. За счет чего? Один механизм давно известен — это создание рабочих мест. Понятно, что не всегда это получается, но децентрализация и укрупнение дали некоторую надежду.

Читайте также: Из-за укрупнения районов больше всего шумят местные чиновники, — замминистра

Второй путь наполнения бюджета стартует с 1 июля. Это передача земли в общины. Когда мы создавали новую административно-территориальную карту Украины, исходили из того, что город берет на себя ответственность за экономическое и социальное развитие прилегающих территорий, а они, по сути, делятся своими землями, то есть создаются микроагломерации. Землю можно сдавать в аренду, и это будет источником дохода. Тогда община сможет привлечь инвестора или сама проинвестировать какой-от проект. Надо работать над наполнением ГФРР (государственный фонд регионального развития), который должен хорошие проекты поддерживать локально. Ведь ГФРР это не просто раздача денег, а все-таки вкладывание в инфраструктуру.

В общем, задач много. Вместе с Минрегионом наш комитет по вопросам организации государственной власти и местного самоуправления и рабочая группа по децентрализации плотно этим занимаемся, чтобы принятые законы были реализованы.

«Даже дискуссия о Харьковских соглашениях полезна для общества»

— Во время выборов избиратели ответили на «пять вопросов президента». И что дальше? Вы говорили, что это «дело чести партии».

— По каждому вопросу своя история. По легализации каннабиса в медицинских целях идет активная работа. Уже почти готово постановление Кабмина, которое позволит начать работать с импортом. Думаю, в ближайшее время сможем обеспечить тяжелых больных (это же для них делается). Что касается проекта закона, который в том числе будет регулировать выращивание конопли, тут много противников и точно будет жаркая дискуссия.

Следующий вопрос — о пожизненном заключении за коррупцию в особо крупных размерах. Мы обсуждаем с правозащитниками и международными коллегами формат, который действительно позволит говорить о серьезном повышении ответственности, но при этом не будет противоречить политике ЕСПЧ.

Вопрос о сокращении количества народных депутатов до 300 требует одного голосования. Ждем момента, когда его можно будет внести в повестку дня. Однако уже понятно, что, кроме «Слуги народа», пока никто не собирается за такое голосовать, несмотря на то, что у некоторых партий это в программах написано. Наша фракция проголосует. Хотя найдутся два-три человека, которые, возможно, будут против, они уже публично высказывались.

Право Украины на использование гарантий безопасности, определенных Будапештским меморандумом, — это был больше вопрос геополитический, чтобы усилить нашу переговорную позицию в мире.

Что касается свободных экономических зон на Донбассе, мы пришли к тому, что вопрос требует дальнейшего обсуждения.

— Говорят, общение Зеленского с фракцией бывает очень эмоциональным.

— Главное, что общение есть и оно активное. Нет никакой излишней эмоциональности. А если бы и была, я не относил бы ее наличие к какому-то негативу. Если есть постоянная ответная реакция, и мы друг другу можем как-то ее сформулировать, то это всегда продвигает к каким-то решениям и компромиссам. Понятно, что президент не может присутствовать на каждом заседании фракции, но в судьбоносные моменты он подключается. Он коммуницирует с депутатами через Арахамию, меня и своих замов. Идет очень серьезная коммуникация по повестке дня парламента, постоянно проходят совещания по обсуждению законопроектов с участием руководства фракций, глав комитетов и т. д. И там все могут услышать его позицию по тому или иному вопросу. На рабочих совещаниях точно нет никакого монолога, там только диалог.

Что касается его участия в работе партии, то на съезде были и президент как политический лидер партии, и спикер Рады, и премьер-министр. В своих выступлениях они максимально донесли свои месседжи. Партия — это люди. У них всегда бывают вопросы и какие-то сомнения. Но политическим лидером, сформировавшим эту команду, является Зеленский. Это политический проект вокруг тех идей, с которыми он шел на выборы. Мы помогаем ему, каждый по своему направлению.

Заседание Национального совета по реформам. 19 марта 2021 года. Фото с официального сайта президента Украины

— Отставка Шмыгаля возможна?

— Это досужая тема. Ее можно комментировать всегда, когда нечего комментировать.

— Нардепы фракции «Слуга народа» разработали проект закона «О денонсации Соглашения между Украиной и Российской Федерацией по вопросам пребывания Черноморского флота на территории Украины». Это имеет перспективу?

— Скажем так. Надеюсь, что мы не будем все-таки говорить о политической составляющей и людей не станут привлекать за то, что они голосовали. Но точно известно, что тогда было кнопкодаство, что пострадали активные противники ратификации этих соглашений (например, Олесь Доний), что Янукович, Азаров и прочие организовывали «правильное голосование». Интересна и позиция тогдашнего спикера. Поэтому СБУ должна разобраться.

Читайте также: Звинувачені у державній зраді пояснюють, що вони зрадники тільки тому, що «так склалось», — Микола Томенко


Но самое главное даже не это. Сегодня обществу следует дать ответ на вопрос, который давно всех интересует: что вообще происходило в стране потом, с 2010-го по 2013 год, и не стало ли это все предпосылками для протестов на Майдане. Ведь Евромайдан все-таки был не разовой вспышкой, как некоторые его противники пытаются доказать, а реакцией на то, что происходило до этого. Суверенитет страны системно сдавался все это время. Мы же помним, что российские граждане возглавляли СБУ и Минобороны, что происходило в Крыму. Но! Часть этих людей съехали, а некоторые присутствуют сейчас в активной политике. И об этом тоже надо откровенно говорить. Думаю, даже дискуссия о Харьковских соглашениях полезна для общества.

— Почему случилась смена политического вектора партии? Теперь в качестве идеологии избран «украинский центризм», но в мае 2019-го вы говорили о либертарианстве.

— Мы уже забыли это слово. Год назад пришли к тому, что мы все-таки центристы. Партии Макрона и Трюдо тоже действуют в такой идеологической парадигме. Это современная идеология, подразумевающая, что, если нужно решить какую-то государственную задачу или проблему, волнующую людей, то следует выбрать доступный и эффективный метод. Хороший пример — проблема с ценой на газ. Мы за рынок газа, это наши обязательства, и тут мы выступаем как либералы. Но когда рынок газа зимой дал сбой, мы приняли очень консервативное решение — ввести государственное регулирование. Но при этом сказали, что это временная мера и что дальше на этом рынке нужно будет вводить новые правила. Поэтому центризм — это выбор того инструмента, который позволит в данной ситуации быть более полезными.

«Украина движется в светлое будущее. В хорошем смысле. Мне кажется, все это давно понимают»

— На съезде презентовали новую доктрину партии, где обозначена главная цель — «построить страну мечты». Это «страна, из которой не хочется уезжать, где каждое новое поколение живет лучше, чем предыдущее». К чему эти красивости? Можете сказать внятно, куда мы идем, какие у нас перспективы? До сих пор нет понимания, куда движется Украина.

— Украина движется в светлое будущее. В хорошем смысле. Мне кажется, все это давно понимают, просто никто не может или не хочет это предметно обсуждать. Лучше же на эфирах поговорить о том, что наш депутат не так сказал.

При этом понятно, что с таким низким ВВП «страна мечты» — это пока только разговоры. Наша экономика должна работать в разы эффективнее. У нас не может быть ВВП ниже в полтора раза, чем у самого бедного члена ЕС. Как только мы разовьем экономику, подтянется и все остальное — уровень жизни и т. д.

— Когда мы ее разовьем?

— Если не усугубится ситуация из-за ковида, думаю, темпы роста ВВП 4−5% в год реальны. А в посткризисном периоде вполне можно рассчитывать на 7−8%. Когда экономика будет готова и наполнена ресурсами, в том числе трудовыми. Потому что она не может работать без людей.

Что касается идеологии в широком смысле, мы все-таки за поиск какого-то компромисса и общих позиций, но это все должно быть вокруг Украины. То есть должна быть некоторая украиноцентричность. Безусловно, мы за открытую экономику, за вступление в ЕС и НАТО. Но мы и за то, чтобы национальные интересы Украины оставались для нас самыми важными. К сожалению, пока у нас идет война, значительно тяжелее и экономически расти, и обеспечивать стабильность в стране.

— В фильме «Слуга народа» президенту Голобородько удалось сшить страну. Зеленскому это удается?

— Думаю, мы идем по этому пути. Какие-то успехи есть. Придет время, когда нужно будет подводить черту. Промежуточные итоги такие: точно хуже не стало, а по каким-то позициям — лучше. Например, в плане взаимоотношений между регионами и центр — регионы. Конечно, есть нюансы, но в целом мы идем к какому-то согласию.

Фото в заголовке предоставлено пресс-службой Александра Корниенко

884

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров
 

© 1997—2021 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины.

Материалы под рубриками «Официально», «Новости компаний», «На заметку потребителю», «Инициатива», «Реклама», «Пресс-релиз», «Новости отрасли» а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер.