Житейские истории Сильные духом

«Многие из тех, кто шарахался от меня, уже давно умерли»: на Полтавщине таксист 20 лет живет со СПИДом

15:13 27 октября 2018   5257
Алексей Волошин
Яна СОКОЛОВА, специально для «ФАКТОВ» (Полтава)

Старенькие зеленые «Жигули» с шашечками на крыше хорошо известны жителям райцентра Новые Санжары на Полтавщине. Многие из них знают, что таксист Алексей болен СПИДом. Тем не менее предпочитают делать заказ такси именно у него: мужчина он пунктуальный и не дерет три шкуры за свои услуги. Еще 51-летний Алексей Волошин известен тем, что первым в Украине (это было в 2004 году) выиграл судебное дело, связанное с дискриминацией ВИЧ-инфицированных. И страшный диагноз, к слову сказать, никак не вяжется с этим жизнерадостным и активным человеком, который выглядит гораздо моложе своих лет.

— Многие из тех, кто боялся СПИДа, нервничал по поводу моего диагноза и шарахался от меня, как от чумного, уже умерли от разных болячек, — рассказывает Алексей Волошин. — Да и большинства из тех, с кем когда-то кололся и курил наркотики, нет на этом свете. И я ушел бы вслед за ними, если бы полностью не изменил свой образ жизни.

На иглу 17-летнего Лешу, начинающего газоэлектросварщика, подсадил во время прохождения им производственной практики, как ни странно, его наставник. Однажды ученик рассказал своему учителю, что накануне вечером, попробовав «травки», попал с друзьями в «ментовку» — их так взяло, что они орали на всю улицу и обматерили милицейский патруль. Наставник, оказалось, был в «системе». И предложил пэтэушнику по такому случаю… выкурить сигарету, набитую наркотическим веществом. Потом предложил уколоться, преподнеся это как наслаждение, сходное с оргазмом.

— Меня, пацана, это сравнение сильно зацепило, и я захотел что-то такое пережить, — вспоминает Алексей. — То любопытство, как оказалось, стоило мне пятнадцати лет, вычеркнутых из жизни. Поначалу мне словно приоткрылся духовный мир, неведомый другим. Думаю, не зря в творческой среде существует мнение, что звездой высокого уровня можно стать, лишь сев на героин или кокаин. Ведь под воздействием психотропов слышишь такие звуки, такую музыку, которых в этом мире не существует. Вспомните историю жизни Высоцкого, Цоя. Я слушал многие их домашние концерты, и по звуку определял, как они «хапают», «делают напасы» (на жаргоне наркоманов — затяжки конопляным дымом. — Авт.).

Алексей не писал музыкальных произведений. После окончания ПТУ он работал водителем. Наркотики стали неотъемлемой частью его жизни. Денег на это много не требовалось — в 80-е годы на каждом огороде в селе рос мак. Говорит, за две-три буханки хлеба у любой бабушки можно было выменять пару мешков соломки.

Проблемы начались, когда «сел на иглу» и наркотики вышли на первый план. Работа, семья оказались второстепенными. Кого-то обмануть, кого-то «кинуть», «развести», у кого-то что-то украсть — стало потребностью, потому что средств на наркотики не хватало. Алексей потерял работу, попал в тюрьму — наркоманов тогда «лечили» лишением свободы.

— Предполагаю, что я уже тогда, в 1994-м, болел СПИДом, — считает Алексей Волошин. — Поскольку большую часть тюремного срока провел в санчасти, у меня постоянно держалась высокая температура. Пока отбывал срок, действительно не кололся, а как только вышел — снова принялся за старое. Развития болезни не замечал, ведь наркотик действует как обезболивающее.

Супруга долгое время пыталась бороться за меня, но не выдержала и сама начала колоться. Когда я впервые увидел Валю под кайфом, внутри как будто что-то оборвалось. У нас подрастали два сына, и я понял, что они могут остаться без родителей. Стал искать выход. Как-то встретил своего одноклассника, который шел домой после службы в храме. Ради того, чтобы помолиться за меня, он решил вернуться обратно. Вместе с батюшкой я повторял молитвы. Но это не помогло! Более того, я еще больше пошел вразнос.

Дома практически не жил. Дозы все увеличивались. Торговал «ширкой», чтобы хоть как-то существовать. Об этом стало известно местным блатным (мы жили тогда в Комсомольске, ныне Горишние Плавни). Однажды в дверь позвонили крепкие парни и сказали, что я им должен буду платить «с оборота». Назначили срок. Близился день расплаты, и я лихорадочно думал, как мне поступить. В голове созрел план: поехать в село к родителям, там у кого-то купить двустволку, сделать из нее обрез и поговорить с пацанами «по понятиям». Хотел выстрелить в них, а затем пустить себе пулю в висок. В то время жизнь для меня не представляла никакой ценности.

Однако судьбе было угодно, чтобы Алексей остался жить. Как-то знакомый повез его на своем автомобиле в одну из полтавских церквей. Леша уже не верил, что может изменить себя и согласился составить знакомому компанию, лишь бы как-то убить время.

— Удивительно, но на этот раз из храма я вышел совершенно другим человеком, — рассказывает он. — Я уже знал, что с этого момента не буду курить и пить. На этом служении присутствие Божье было настолько сильным, что я ощутил, понял: Он есть! У меня слезы не просто выступили, они буквально текли из глаз. Я посмотрел на свою жизнь со стороны и понял, в какой грязи жил.

Как раз в это время Волошина пригласили в больницу сдать кровь на наличие вируса иммунодефицита — у кого-то из его общих знакомых, с которыми он кололся одним шприцом, был выявлен СПИД, и медики начали проверять всех наркозависимых. Анализ у Алексея оказался положительным. Такой же результат был и у супруги.

— Новость я воспринял спокойно, поскольку был уже уверен, что Бог меня не оставит, — говорит Алексей. — Диагноз как бы отрезвил нас с Валентиной. Вскоре она тоже уверовала, и мы вместе решили кардинально изменить свою жизнь. Практически за бесценок продали квартиру в Комсомольске и уехали в село Клюсовку под Новыми Санжарами, где за 800 гривен купили хату с печным отоплением и без воды. Тут же затеяли процесс усыновления… собственного ребенка. Наша дочка родилась с вирусом иммунодефицита, и врачи убедили отдать ее в детдом. Да и не до малыша нам тогда было, если честно. Увы, обратно мы не успели его забрать. Когда практически все документы на удочерение были собраны и накуплены пеленки-распашонки, нам сообщили, что наша семимесячная девочка умерла от кровоизлияния в мозг. Хотя мы не исключаем, что ее банально могли упустить на пол при купании — ведь к ней боялись лишний раз дотронуться и купали в резиновых перчатках.

— В селе, насколько я знаю, вас сторонились…

Более того, через какое-то время после того, как мы перебрались в Клюсовку, там закрыли баню. Сосед сказал, что это, мол, из-за меня, «спидоносного». Многие отвернулись, а были и такие, кто любыми методами пытался выжить нас из села.

Но самым большим ударом для меня стало увольнение с работы, косвенно связанное с моим заболеванием.

История эта в свое время приобрела широкий резонанс в Украине. Алексей пострадал из-за разглашения медицинскими работниками его диагноза. Он успел несколько месяцев проработать водителем в редакции районной газеты «Злагода» в Новых Санжарах — был рад снова сесть за руль и очень старался угодить руководству: приходил в редакцию пораньше, в свободное время расчищал снег во дворе… Но однажды, за несколько дней до окончания испытательного срока, редактор вызвала его в свой кабинет и огорошила: «Как человек и сотрудник вы меня вполне устраиваете, однако мы должны расстаться по согласию сторон». Такого согласия Алексей Волошин не изъявил. Намного прямолинейнее оказался супруг редактора, занимавший солидную должность в районе. «Предоставь справку, что у тебя нет СПИДа, — потребовал он. — Принесешь — будешь работать, а нет — до свиданья».

Читайте также: «Позвонила гинеколог и сообщила, что у меня ВИЧ. Казалось, жизнь кончена»

Но самым унизительным для Алексея Волошина было то, что редактор вместе с ним ездила в лабораторию и просила взять у него кровь, а потом просила лаборанта выдать результаты ей на руки. И таки уволила его с работы. Волошин подал в суд. Судебный процесс был непростым, поскольку свидетели отказались от данных ранее показаний. К счастью, адвокат истца — опытный юрист благотворительной организации «Всеукраинская сеть людей, живущих с ВИЧ/СПИДом» Татьяна Бурдунис отстояла в суде права своего подзащитного и ему выплатили 4 тысячи гривен морального ущерба.


* «Если бы я полностью не изменил свой образ жизни, меня б давно уже не было», — говорит 51-летний Алексей Волошин

Победа в суде, однако, не значила, что проблемы для Алексея закончились. Перед ним по-прежнему были закрыты все двери, из-за чего семья еле-еле сводила концы с концами. Под различными предлогами ему отказывали в приеме на работу. В глаза, правда, никто ничего не говорил.

Самой заветной мечтой Алексея было работать частным таксистом, чтобы ни от кого не зависеть. Он надеялся постепенно выкупить у хозяина автопарка подержанную машину, как это делали другие. Увы, в Новых Санжарах не нашлось человека, который согласился бы предоставить ему такую возможность. И мужчине с инвалидностью приходилось работать на стройках, грузчиком в магазинах.

Слава Богу, Алексея морально и материально поддержали во «Всеукраинской сети людей, живущих с ВИЧ/СПИДом». Особенно он благодарен одному из лидеров движения, правозащитнику и общественному деятелю Владимиру Жовтяку: у Алексея теперь есть автомобиль, который помогает содержать семью.

— Я свободен! И от пагубных пристрастий, и от работодателей, — говорит Леша. — У меня есть самодисциплина, и если надо больше, то больше и работаю. Сам ни в чем не нуждаюсь и даже могу помочь другим.

— Как-то ощущаются позитивные изменения по отношению к больным СПИДом?

— Та паника, которая была поначалу в обществе, прошла. Раньше ведь в каждой поликлинике висели плакаты, стращавшие пациентов «чумой ХХ века». Много времени ушло на то, чтобы сломать стереотипы относительно путей передачи вируса иммунодефицита. Мне кажется, сейчас уже нет таких притеснений ВИЧ-положительных людей, как раньше. Во всяком случае, я этого не чувствую.

— А болезнь еще проявляет себя? Допустим, как переносите простуду?

— Как ни странно, избавляюсь от простудных заболеваний даже быстрее, чем было раньше. О том, что в моем организме циркулирует какой-то вирус, я не чувствую и не зацикливаюсь на этом. Живу, как все. По мере возможности даю себе физические нагрузки: отжимаюсь, качаю пресс. У жены тоже все в порядке. Никаких поддерживающих иммунитет препаратов не принимаем. Хотя у нас вторая группа инвалидности и находимся под медицинским контролем — чаще, чем все, сдаем кровь на анализы. Как по мне, гораздо коварнее СПИДа сахарный диабет, туберкулез, алкоголизм.

К сожалению, больные иммунодефицитом часто умирают из-за недостаточной медицинской поддержки или халатного отношения к своему здоровью.

Читайте также: Яна Панфилова: «Готовилась к тому, что меня будут сторониться, но прохожие… дарили мне цветы»

— Но ведь одно время вы очень сильно болели, практически не поднимались с постели. Что помогло тогда?

Я и сейчас знаю людей с ВИЧ-инфекцией, которые лечатся от нее, но при этом продолжают употреблять наркотики. Не понимаю, какой смысл лечиться, если ты сам себя гробишь? Хочешь жить — веди здоровый образ жизни. Вот это мне и помогло. И еще вера в Бога. Не всем ведь таблетки и капельницы помогают. Может, конечно, и вирус иммунодефицита как-то разрушил мой организм, хотя, мне кажется, больше сделали наркотики. Но от этого я уже восстановился.

А тогда — это было лет двенадцать назад — меня вдруг так скрутило, что ходить уже не мог. Целый месяц температура держалась под 40, лечение, которое назначили в районной больнице, не помогало. Это была стадия СПИДа, когда организм уже не в состоянии бороться с вирусом. Хорошо, председатель «Всеукраинской сети людей, живущих с ВИЧ/СПИДом» забрал меня в специальную клинику в Киеве. За три месяца мне там столько уколов и капельниц сделали! Никогда в жизни я сам не нашел бы столько денег на такое мощное лечение… Терапия была направлена на блокировку больных клеток и на рост здоровых. А еще я каждое воскресенье ходил в Киево-Печерскую лавру и от чистого сердца просил Господа о выздоровлении. И Он не оставил меня.

За эти годы медицина продвинулась далеко вперед, появились новые препараты и методики лечения. Но живы те, кто уверовал, изменил свой образ жизни.

— Не появлялось желание стать пастором?

Да я и так считаю себя проповедником. С каждым из своих пассажиров веду беседы о праведном образе жизни. Слово исцеляет, этому есть научные доказательства — результаты многочисленных экспериментов. «Унылый дух сушит кости», — говорил еврейский царь Соломон еще до Рождества Христова. А ведь иммунная система берет питание в костном мозге, и если этого питания не будет, она начнет разрушаться, и человек станет болеть. Поэтому Святое Писание призывает нас радоваться и исполняться духом святым. Царство Божье ведь есть не пища и питье, а мир, радость и праведность.

Все уже давно написано и сказано. Нужно только следовать этим мудрым советам. И я не устаю напоминать людям об этом.

Ранее «ФАКТЫ» сообщали, какой регион Украины лидирует по уровню распространения ВИЧ. По данным исследований европейских ученых, распространению в нашей стране вируса иммунодефицита человека способствовал вооруженный конфликт на Донбассе.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров
Киев
0

Ветер: 1 м/с  Ю-3
Давление: 743 мм

Одесская семья: – Софа, прошу тебя, не устраивай новую сцену! В моем возрасте уже нет сил мириться по несколько раз за вечер!