ПОИСК
Интервью

«Волонтеры, наводнившие дороги Европы и мира, в основном вынуждены заниматься контрабандой», — Георгий Тука

12:20 25 июля 2022
Тука
Еще во время своей президентской каденции Петр Порошенко заявил, что мы бы и без волонтеров победили, за что потом вынужден был извиняться. Теперь — и сам волонтерит. Зеленский эту ошибку учел и неоднократно отмечал выдающийся вклад волонтеров в сопротивление российской агрессии. Хотя и при нем были нападки на волонтеров: мол, армия достаточно обеспечена, а волонтеры только пиарятся. Сейчас некоторые из спикеров власти рассказывают, как у нас везде хорошо — плохо только там, куда приходят активисты… Можно вспомнить, как 12 и 23 февраля Шмыгаль рассказывал, что «сегодня армия обеспечена всем необходимым — от горючего до вооружения», «Вооруженные Силы обеспечены всем необходимым, и украинская армия готова в любой момент дать отпор врагу». 24 января Стефанчук объяснял, почему армии не нужны средства: «Министр обороны меня заверил, что никаких дополнительных выделений бюджета для этого направления не требуется. Необходимости нет».

Хотя, например, 3 февраля 2022 года министр обороны Украины Алексей Резников заявил, что необходимо обеспечить качественными шлемами и бронежилетами 261 тысячу военнослужащих ВСУ и 130 тысяч — ТРО. Мощности Украины не удовлетворяли в то время и 10 процентов необходимого, а сейчас численность армии выросла в три раза. И с началом войны государство, заявлявшее, что армия полностью обеспечена и деньги лучше вкладывать (вкРадывать, как шутят в народе) в другие направления, начинает уже собирать у людей пожертвования на армию. Бойцы (даже подразделений ССО) рассказывают, что большинство из необходимого у них — от волонтеров или же приобретено за свой счет. Об этом — в интервью «ФАКТАМ» известного волонтера, а в прошлом заместителя министра и руководителя Луганской ОВА Георгия Туки.

«Американские военные даже представить себе не могли, какое опасное оружие можно сделать из китайских игрушек»

— И Арахамия когда-то говорил, что о проблеме с автомобилями мы больше никогда не услышим. Сила волонтерского движения (по крайней мере, украинского) — в его неорганизованности, как бы странно это ни звучало, — считает Георгий Тука. — Попытки (совершенно неудачные) заорганизовать и возглавить его предпринимались и предыдущей, и нынешней властью. И никогда они не приведут к положительному результату, потому что это противоречит духу волонтерского движения в нашей стране. 99 процентов людей, занимающихся волонтерством, делают это исключительно по зову сердца и души. И пытаться управлять ими — абсолютно бесперспективное дело. К сожалению, высшее руководство государства этого не может понять.

Многие направления, реализация которых крайне необходима, к сожалению остаются без внимания государства. Я только-что общался с нашими американскими партнерами, которые привезли в Украину «скорые помощи» — 20 авто. Устроил им несколько встреч с нашими ребятами из подразделений ТРО. На 99 процентов те вопросы, которые они решают, финансируются с помощью волонтеров, или из заработной платы военных. От государства финансирование нулевое. Речь идет об очень удачных проектах. Например, использование беспилотников, современных средств связи для организации взаимодействия подразделений артиллерии и разведки.

Ветераны морской пехоты, люди с хорошей военной подготовкой, скептически сначала смотрели на тот китайский ширпотреб, которым пользуются наши ребята. Но то, что нашим удается сделать из тех фактически игрушек, американцев повергло в шок. Они аплодировали, обнимали ребят — американские военные даже представить себе не могли, что из подобных игрушек можно сделать такое опасное вооружение, и так удачно его использовать.

Обеспечение автотранспортом процентов на 90 осуществляется волонтерами на народные средства. Не тайна, что после ковида возникла огромная проблема во всем мире. И, конечно, в украинской армии, работающей на стандартах «Моторолы»: дефицит радиостанций и комплектующих, батарей и т. д. И поставляют их преимущественно волонтеры, рыская по миру — добрались уже до Латинской Америки. Скупая по 1 или несколько раций довольно часто нелегально доставляют их в Украину, чтобы передать нашим защитникам. Таких примеров множество. Поэтому переоценить вклад украинских волонтеров в поддержку боеспособности украинской армии, на мой взгляд, невозможно.

— Волонтеры рассказывают, что в Польше, Чехии, других странах ближнего зарубежья, где искали в первую очередь те же бронежилеты, рации, выгребли все, приходится искать в Южной Америке, Австралии…

— Да, давно уже. Я сам абсолютно официально уже в марте заключал контракт на производство и закупку бронежилетов и шлемов с компанией из США, производство которой расположено в Колумбии.

Читайте также: Волонтерство во время войны: какие трудовые права и гарантии имеют те, кто помогает приблизить победу

— Здесь возникает еще одна проблема. Для ввоза из-за границы военной амуниции товаров двойного назначения волонтерам нужны письма из частей, разрешения Минобороны. А их не всегда удается организовать — то у чиновника нет времени, то часть ведет бои, то нет связи — и завозить необходимое снаряжение приходится фактически контрабандой. И чем дальше везти — тем сложнее.

- Она остается актуальной. Идут активные бои и обычно командиры подразделений, которые должны подписывать эти письма и заверять их печатями, находятся в местах боевых действий. Они могут находиться на задании, которое будет длиться дни, а то и недели. Из-за этого большие задержки.

Не рассекречу тайну — командиры батальонов довольно часто не хотят подписывать письма, когда речь идет об автотранспорте (эти письма при перегоне авто предоставляются пограничникам). И не желают брать этот транспорт на баланс. Это распространенная практика, хотя и не столь, как в 2014−15 годах, когда практически все отказывались, боясь ответственности. В 15−20 процентах случаев, когда подразделения нуждаются в этих авто, командиры отказываются ставить их на баланс. И в результате приходится отказывать просьбам военных в обеспечении их транспортом.

Когда было нулевое растаможивание для физических лиц, таких командиров посылали ко всем чертям и завезенные авто передавали конкретным бойцам как физическим лицам. Но потом возникали потребности в средствах на обслуживание, запчасти, топливо. Потому что если на это тратить деньги части, потом правоохранители выявят огромные перерасходы. Не может штатная техника, на которую по нормам должно уходить, условно, 20 литров дизеля на 100 километров, тратить в пять раз больше.

Справедливости ради хочу отметить, что в 2014−15 годах абсолютно все авто для армии были завезены контрабандой. Сегодня же государством отработан механизм ввоза авто, которые должны поступить военным. Единственное условие — эти авто должны быть приняты на учет непосредственно подразделениями. Чтобы не было снова, что по всей стране ездят автомобили с иностранными номерами, судьба которых совершенно непонятна. Опять же, каким образом проводить техническое обслуживание, если автомобиль не стоит на балансе воинской части, как снабжать его топливом? Потому что если авто не поставили на баланс, как бывает довольно часто, — нашим ребятам приходится ежемесячно из своих заработных плат скидываться на топливо и запчасти.

И еще. Я много времени посвятил в общении и с командирами батальонов, бригад, и с командующими некоторыми видами войск ВСУ, чтобы доказать: те «штатки», документы, где расписано, какой транспорт должно иметь подразделение, абсолютно далеки от реальности, не отвечают требованиям времени. Их необходимо срочно пересматривать, чтобы не заставлять волонтеров и военнослужащих прибегать как к незаконным действиям при ввозе этих авто, так и затем — для содержания их за свой счет.

Отмена нулевого растаможивания не коснулась автомобилей для армии. Но есть другая проблема: ВСУ, Нацгвардия, полиция и т. д. крайне нуждаются в грузовом транспорте. Джипы-пикапы подпадают под нулевое растаможивание, а вот в отношении грузовиков законодатели не додумали.

— Кроме автотранспорта волонтеры ввозят амуницию и даже снайперские винтовки…

— Снайперские винтовки — это оружие. Ко мне обращались неоднократно с просьбами помочь в их приобретении. Но здесь вопрос не только в украинском законодательстве. Для приобретения оружия и патронов к нему необходимы не только письма из воинской части. Необходимы сертификаты конечного потребителя и лицензии на торговые операции с таким товаром. Насколько мне известно, только три волонтерские организации преодолели этот барьер: Притула, «Вернись живым» и фонд Петра Порошенко.

Другая сторона этой проблемы — множество стран имеют внутренний регламент по продаже подобных товаров за свои пределы. Мы достаточно удачно обходим те барьеры, которые нам устраивают не от большого ума наши законодатели и правоохранители, и преодолеть бюрократические преграды в других странах довольно часто остается проблематичным.

— Какова примерно доля контрабанды в волонтерской помощи?

— Если речь идет о таких вещах, как бронежилеты, шлемы, униформа, — процентов до 90. Официальными поставками занимаются исключительно мощные волонтерские организации, имеющие возможности привлекать донорские средства, проходить финмониторинг, через Нацбанк осуществлять конвертацию валют, заключать официальные контракты с производителями и поставщиками. Если же речь идет о небольших волонтерских группах, случаях, когда человек сам по себе пытается помогать, — а именно они сейчас рыскают по всем дорогам Европы и мира, ища необходимое, то они на 99 процентов занимаются контрабандой.

«Люди привыкают к войне, становятся пассивнее — потому что не могут постоянно находиться в состоянии стресса»

— Раньше (в основном — 2014−2016 годы) волонтеры часто жаловались на унижения, а то и избиения их на блокпостах в зоне АТО, где несли службу милиционеры времен Януковича. У них отбирали то, что они везли бойцам на фронт. Сейчас периодически появляются жалобы на слишком «пристальное внимание» к ним на блокпостах — причем чем дальше от фронта, тем более тщательны проверки.

— Сам я ни разу с подобными случаями не сталкивался. Но от огромного количества своих друзей, с которыми работаю с 2014 года, которым стопроцентно доверяю, много слышал о случаях совершенно недопустимого, по моему мнению, поведения сил территориальной обороны на территориях, приближенных к западным границам Украины. К сожалению, в последнее время начал получать информацию о «странных», мягко говоря, действиях сотрудников правоохранительных органов, дежурящих на блокпостах.

— Это о требованиях к волонтерам «поделиться»?

— Именно так.

— Волонтеры говорят, что сейчас участились случаи, когда правоохранители приходят с проверками в волонтерские организации и намекают, что «все будет хорошо», если те будут помогать и местным правоохранительным органам, не только армии.

— Бывают и такие случаи. Сам я с ними не сталкивался, возможно, потому что я слишком известен. Но рассказывали об этом не раз.

— Из-за того, что большой процент волонтерки фактически поставляется контрабандой, что не все (особенно небольшие) волонтерские объединения могут предоставить бухгалтерию и другие документы — у них возможны проблемы в случае подобных проверок. Как с этим можно бороться?

— Более того: скажу, что к большой (а может даже подавляющей) части волонтеров могут со временем возникнуть вопросы у налоговиков. Потому что огромное количество волонтеров собирают средства на свои банковские карты. И со временем налоговики могут сказать, что эти средства — доход физического лица, с которого должны быть уплачены налоги. Как этому противодействовать? На мой взгляд, нужно будет объединяться всему волонтерскому сообществу и ставить на место идиотов из налоговых органов и бестолковых правоохранителей.

— Как именно? Есть ли юридические способы?

— Юридических нет. Но средств сейчас много. Мордой в асфальт, например. Думаю, достаточно будет 2−3 случаев в стране, чтобы подобные действия были прекращены властями.

Читайте также: «Приведет к катастрофе»: волонтеры забили тревогу в связи с валютными нововведениями Нацбанка

— Есть еще проблема выгорания, охлаждения. Когда враг рядом, на улицах города бои, — адреналин зашкаливает. А потом ситуация немного улучшается, люди «устают от войны», начинается более мирная жизнь и все успокаиваются…

— Да, во время обострения ситуации объем помощи растет, а затем постепенно снижается. Я общаюсь с представителями разных международных фондов — и эта тенденция прослеживается по всему миру. Мы не исключение — эмоции руководят действиями людей. Не собираюсь никого винить или осуждать за снижение активности — человек физически не может длительное время находиться в состоянии стресса. И даже когда эти негативные явления продолжаются — человек к ним со временем привыкает, нервная система успокаивается. И, соответственно, эмоциональная реакция, «финансовая» реакция становятся более уравновешенными и пассивными. Кроме того, 99 процентов наших сограждан сейчас находятся в очень тяжелом финансовом положении. И упрекать их в том, что они не помогают или мало помогают — язык не поворачивается.

— В связи с таким эмоциональным и финансовым истощением: какое будущее у волонтерской помощи?

— Мне бы вообще хотелось, чтобы завтра необходимость в таком понятии как «волонтерская помощь» исчезла. Чтобы государство эффективно решало все вопросы, а наша помощь была вкусняшками, которые женщины и девушки готовят, чтобы показать этим свою любовь и уважение к нашим защитникам. Но перспективы в этом направлении я не вижу. Нам всем нужно настраиваться на кровавую длительную войну с очень мощным, коварным, кровожадным врагом. Не знающим, что такое человечность, не видящим разницы между вооруженными силами и гражданскими объектами. Это наше будущее, на мой взгляд, года еще на три.

— Вокруг действий властей возникают скандалы по поводу некоторых законопроектов. Как-то по поводу разрешения командирам расстреливать подчиненных, изменений в трудовое законодательство, лишающих прав большое количество работников и т. п. Почему такие предложения появляются все чаще?

— Генератор идиотов просто. Это показатель качества тех «специалистов», которых набрали в партию «Слуга народа» во время избирательного процесса. «Имеем, что имеем», а изменить это, к сожалению, сейчас нет юридических возможностей. Поэтому приходится терпеть. Как говорила моя бабушка: «Видели глаза, что покупали, — теперь ешьте, хоть повылазьте».

— То есть это не потому, что авторы проектов ищут какие-то преференции себе или своим работодателям, а чисто от небольшого ума?

— Я пока еще не вижу устойчивой взаимосвязи, если речь идет об идеях Третьяковой. Хотя не удивлюсь, например, если когда-нибудь журналисты-расследователи обнаружат финансовые связи руководства «Слуги народа» с разными олигархическими группами, крупными работодателями, которые соответственно платят большие средства на заработную плату тем работникам, которые сейчас находятся в рядах ВСУ.

Читайте также в «ФАКТАХ»: «Россия войну пока не проиграла. Она может вести ее долгие годы», — военный аналитик Игаль Левин

Фото: Фото: facebook.com/george.tuka

2467

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Instagram

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров