ПОИСК
Интервью

Кто должен ответить за убийства в Еленовке, где работают и содержатся российские военнопленные, — рассказывает Денис Малюська

16:30 14 августа 2022
Денис Малюська

Из-за полномасштабного вторжения россии в Украину без жилья осталось почти 3,5 млн украинцев. Зафиксировано уничтожение или разрушение более 116 тыс. объектов жилищного фонда: 12,3 тыс. многоквартирных домов и 104,1 индивидуальных усадебных. Такие данные приводит Минрегион. К сожалению, каждый день цифры только увеличиваются. Как следствие, людям негде жить.

Это уже не говоря об инфраструктурных объектах: стертых с лица земли школах, детсадах, больницах и уничтоженном бизнесе. Таким образом, уже сегодня нужно думать, как взыскать репарации и компенсации с страны-агрессора, ведь речь идет о миллиардах долларов, которые, очевидно, москва не будет платить по доброй воле.

Конечно, материальные потери в войне можно покрыть деньгами, полученными от реализации российских активов, замороженных в мире.

Правда, если конфисковать золотовалютные резервы россии Украина имеет неплохие перспективы, то с деньгами кремлевских олигархов ситуация несколько иная.

Об этом в эксклюзивном интервью «ФАКТАМ» рассказал министр юстиции Украины Денис Малюська. Также он поделился информацией в какой стране мира наиболее сконцентрированы подсанкционные активы рф и олигархов кремля, насколько реально привлечь рф к ответственности за фактическое убийство украинских военнопленных в Еленовке и назвал последствия признания россии страной спонсором-терроризма.

«По интенсивности обменов спрос с российской стороны больше на военнопленных, происхождением именно с территории россии»

- Денис, начнем наш разговор с шокирующего убийства украинских военнопленных в колонии в поселке Еленовка. Генпрокурор Андрей Костин уже сказал: взрыв вызван российским термобарическим оружием. Можно ли привлечь к ответственности россию за это преступление?

- Если речь идет об организаторах, исполнителях, то есть тех, кто непосредственно давал приказ так сделать, безусловно можно. Для этого необходимо собрать соответствующую доказательную базу. Впоследствии дать ей ход в одном или нескольких судах, в компетенцию которых входят военные преступления.

Проблема же не столько в вынесении приговора, сколько в сложностях с его исполнением. Для того, чтобы человека отправить в тюрьму, его сначала нужно поймать, получить над ним контроль, осудить и заключить в место заключения. У нас сложности с тем, что россия войну не проиграла, по крайней мере, пока, поэтому мало кого физически можно отправить в тюрьму.

Читайте также: Валютные перипетии: Сергей Фурса рассказал, каким будет курс доллара и евро, не обанкротятся ли банки из-за войны

- В то же время некоторые эксперты утверждают: признание россии государством-спонсором терроризма может помочь в привлечении ее к ответственности.

- Здесь есть важные нюансы. Статус «страны спонсора-терроризма» наиболее релевантен именно в контексте законодательства США. Это их специальный статус, который, по сути, позволяет блокировать любые операции с такой страной. То есть признание США россии государством-спонсором терроризма — прежде всего экономический удар по деятельности страны. Юридические последствия такого шага очень серьезны и дальновидны. В результате принятия такого решения, агрессору будет очень сложно, практически невозможно, работать на международных рынках. По сути это один из самых радикальных, серьезных санкционных инструментов. Он несколько за пределами уголовного процесса, поскольку в США признание государства спонсором-терроризма — компетенция государственного секретаря г-на Блинкена.

- В Украине находится немало российских военнопленных. Уточните, сколько именно и где они содержатся?

- Точные данные есть, но назвать их не могу. Однако должен сказать, что они содержатся изолированно от украинских заключенных и осужденных. Есть специальный лагерь для российских военнопленных, там находятся только они. Определенное количество этих лиц «разбросано» по другим учреждениям, где содержатся заключенные и осужденные. У украинских осужденных доступа к ним нет, даже если это и одно и то же учреждение. Следует заметить, что российских военных никто и нигде не любит.

- Если проанализировать географию российских военнопленных, откуда их больше всего?

- Их точное место жительства мы не опрашиваем, ведь по Женевской конвенции не имеем на это полномочий. Однако, по интенсивности обменов, спрос с российской стороны больше на военнопленных, происхождением именно с территории россии. Соответственно, их гораздо меньше интересуют те, кто из так называемых «ДНР» и «ЛНР» и других оккупированных территорий. Таким образом, в структуре наших военнопленных всегда есть большая часть так называемых «ЛНР» и «ДНР». Сложно сказать их больше там воевало, или попадало в плен, а возможно медленнее забирали для обмена.

- Находясь в этом лагере, они работают?

- Да, занимаются деревообработкой. Правда, это только в лагере. В остальных учреждениях нет инфраструктуры для работы отдельно от других заключенных и осужденных.
Относительно вероятности получения зарплаты, на данном этапе, по сути, это волонтерство. То есть денег они не получают.

Читайте также: Теракт в Еленовке: доказана причастность россии к убийству пленных «азовцев»

- Представители международных организаций наведываются в эти лагеря?

- Нахождение российских военнопленных в лагере и других местах контролируют международные организации, в частности, их часто посещают представители Красного Креста.

- К украинским военнопленным, которые содержатся оккупантом, попадают представители того же Красного Креста?

- Относительно наших военнопленных — на этот вопрос затрудняюсь ответить, поскольку он не относится к моей сфере компетенции. Однако, насколько я знаю, с этим большие сложности.

«Блокирование активов болезненно для россиян, но еще более болезненной была бы их конфискация»

- В недавно опубликованном отчете о финансовой стабильности Нацбанка Украины отмечается, что российские оккупационные войска нанесли ущерб нашей стране более чем на 100 миллиардов долларов. Возникает вопрос — какие шансы Украины получить от рф репарации?

- Перспективы неплохие. Есть два основных пути. Первый, выиграть в войне и затем применяется классический способ: проигравшая страна вынуждена так сделать. Однако это долгосрочный инструмент, его ключевым условием является наша радикальная победа в войне.

Другой инструмент. Если такой победы не произойдет, в смысле, что мы не захватим столицу или высшее политическое руководство, а это более реалистично, тогда можем рассчитывать на репарации, которые будут осуществляться вне их доброй воли. В данном случае речь может идти о конфискации российских активов, находящихся в странах Запада. Прежде всего золотовалютных резервов. Здесь мячик на поле наших Западных партнеров: требуется политическое решение руководителей этих стран о направлении золотовалютных резервов на компенсацию ущерба, причиненного рф. Это возможно. Подходящие инструменты есть. Сейчас мы находимся в активных переговорах по этому поводу. Для реализации данного инструмента необходимо подписать международные договоры со странами, удерживающими активы россии за рубежом. Речь идет о сотнях миллиардов долларов.

Конфискация золотовалютных резервов фр имеет хорошие перспективы для воплощения в жизнь. Я бы даже сказал так: если война перейдет в долгосрочный формат, этот сценарий будет реализован. То есть мы получим доступ к данным средствам. Однако, говорить, что так произойдет в ближайшее время или придется подождать — это опять же вопрос политики.

- Запад наложил санкции и на многих российских олигархов чьи активы, находящиеся за пределами россии, арестованы. По вашему мнению, насколько сложно будет их конфисковать в пользу Украины, учитывая, высокий уровень защиты частной собственности развитыми демократиями?

- Конфисковать активы российских олигархов будет очень сложно. На это точно уйдут годы. Запад умеет работать, их правовая система имеет два основных механизма. Первый — конфискация активов в связи с совершением определенными лицами преступлений. То есть, выносится приговор суда и происходит конфискация. Когда мы говорим о российских олигархах, вряд ли речь может идти о массовом вынесении таких приговоров в уголовных производствах.

Второй, когда речь идет о террористических организациях, задействуются аналогичные механизмы для контроля и конфискации их активов. Правда, опять же здесь не говорится о частном бизнесе и частных лицах. Соответственно, механизма, предусматривающего быстрый и понятный отъем за границей собственности у российского бизнеса, заработавшего свои средства на использовании, паразитировании на ресурсах рф, или лояльности к руководству страны-агрессора — пока нет, к сожалению. Потому это точно долгосрочная история.

Если речь идет о золотовалютных резервах россии, как государства — история, теоретически имеющая все шансы быстро реализоваться на практике, при наличии политической воли наших партнеров. Но, относительно физлиц этого недостаточно. В данном случае следует проводить большую и сложную юридическую войну. В то же время, нужно понимать: россияне точно наймут квалифицированных юристов и адвокатов для защиты своих интересов в судах, потому судебные процессы затянутся на годы.

Читайте также: «Не все на Западе готовы к проигрышу россии»: депутат Европарламента об агентах влияния Кремля, плане Маршалла и сроках окончания войны

- В связи со сложностями конфискации этих активов возникает опасение — а не снимут ли с них санкции через несколько лет?

- В ближайшее время — нет. Напротив, блокировка будет расширяться. Однако уже сейчас подсанкционные лица пытаются их обжаловать ради чего и обращаются в суды.

Однако, рано или поздно, пусть это будет через 10 лет, все равно возникнет вопрос — что дальше. Тогда необходимо или применять механизм конфискации, разработанный к тому времени, или снимать санкции с какими-либо условиями. Пока это отложенная история. Блокировка активов болезненна для россиян, но еще более болезненной была бы их конфискация. Пока этого нет.

- Если имущество агрессора все же будут конфисковывать, в каких странах это будет сделать сложнее всего?

- Во всех странах это будет сложно сделать. Поскольку база защиты права собственности в странах ЕС, США, Британии — похожа. Там этот институт защищается примерно одинаково и основывается на идентичных юридических принципах. В общем, защищается очень надежно. Всюду решение об изъятии активов можно будет обжаловать в судах. Нет такой страны, где было бы легко восполнить правовой вакуум и конфисковать арестованные активы.

- К оффшорным счетам российских олигархов конфискация может «дотянуться»?

- Ключевой вопрос — это активы, находящиеся в репутационных юрисдикциях. Пока не говорится об оффшорных странах. Они точно не станут играть в политику и не попытаются делать какие-то необычные политические шаги. То есть будут двигаться в направлении, заданном крупными западными странами. Прежде всего речь идет о Британии, США, Германии, Франции.

В продолжении интервью, которое выйдет в скором времени, министр юстиции Денис Малюська даст советы, что нужно сделать людям и бизнесу, потерявшим имущество из-за войны для получения в будущем компенсации убытков. А также удается ли россии обходить санкции и почему их действие следует сравнивать с ядом, что хоть и постепенно, однако убивает экономику страны-агрессора.

Фото в заголовке: https://minjust.gov.ua

1286

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Instagram

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров