ПОИСК
Життєві історії

Мама погибшего на Донбассе полтавского художника: "Я сама купила сыну билет на войну"

7:30 22 січня 2015
15 января мама полтавского художника Валерия Бонякивского, погибшего на Донбассе, получила его орден «За мужество». А сейчас женщина помогает сослуживцам сына, воюющим на передовой

Полтавский художник Валерий Бонякивский с позывным «Кабул» до своего 45-летия не дожил три месяца. Кадровый военный, летчик, старший лейтенант запаса, он ушел на войну добровольцем, потому что в мобилизации ему отказали («ФАКТЫ» рассказывали о погибшем герое). Когда подразделение, в котором оказался Валерий, поставили охранять склады с тушенкой и птицефермы под Кировоградом, он вместе с ребятами ушел в «Правый сектор». Незадолго до гибели перешел в «Днепр-1″. Но почти все время служил в одной из самых горячих точек — в Песках под Донецким аэропортом. Был разведчиком. 16 октября во время так называемого перемирия он, прикрывая ребят из нового пополнения, получил осколочное ранение, несовместимое с жизнью.

*"Мы — патриоты, — говорил «Кабул». — Мы не можем отдавать врагу свою землю" (фото из семейного альбома)

На днях Мария Бонякивская, мама героя, получила орден «За мужество» третьей степени, которым президент Украины наградил ее сына посмертно.

— Это Валерин подарок мне на 70-летие, — сквозь слезы пытается улыбаться женщина. — И на свое 45-летие. Сын родился 14 января, а я — 18-го.

В день рождения Валерия Бонякивского в Полтавском художественном салоне открылась выставка картин погибшего мастера. Уже вторая посмертная.


*На открытии выставки Валерия Бонякивского собравшиеся благодарили его маму, Марию Карповну, воспитавшую настоящего героя (фото автора)

Никто не считал, сколько полотен он написал за свою недолгую жизнь. Возможно, около трех тысяч. И практически все они разошлись по частным коллекциям. Работы кисти Бонякивского есть в Украине, России, Канаде, Венгрии, Польше, даже в Австралии. Но в последнее время художник все чаще чувствовал собственную невостребованность. Поэтому, когда начался вооруженный конфликт на Донбассе, стал рваться в бой — решил, что там принесет больше пользы. «Кому нужны мои картины, если в стране война?» — горячился. Четыре рапорта подал в областной военкомат, но ни один не был удовлетворен. Тогда записался в добровольческое подразделение.

Взял себе позывной «Кабул», в память о Ворошиловградском летном училище, где его курс готовили для «выполнения интернационального долга» в Афганистане. Однако в тот год, когда Валерий получил удостоверение пилота самолета-истребителя, Советский Союз вывел ограниченный контингент войск из Афганистана. И кадровые военные оказались не востребованы. Бонякивский переквалифицировался в художника. Этот талант он развивал с детства, обучаясь в художественной школе.

— Когда я звонила сыну на Донбасс и слышала звук строчащего пулемета, он утешал меня: «Тут все спокойно. Это жатка работает, хлеб убирает», — рассказывает Мария Карповна. — Врал поначалу, что служит писарем при штабе. Но ведь материнское сердце не обманешь. Я же сама купила ему билет на войну, посадила в автобус. «Как мать я против того, чтобы ты шел воевать, — сказала Валерию тогда. — Но ты давно самостоятельный, у тебя уже есть внук. И я не стану перечить твоему выбору». Сын считал, что молодые парни, не нюхавшие пороха, не должны отправляться на фронт. Говорил, что правильно призывать, прежде всего, профессионалов, которые могут передать свой опыт другим. По его просьбе я отправляла ребятам хлопчатобумажные носки, которые не плавятся в огне, в отличие от дешевых, синтетических. Затем с помощью полтавских художников, выставлявших свои картины на благотворительный аукцион, собирала деньги на самые лучшие бронежилеты и кевларовые каски. На благотворительные средства, которые жертвовали знакомые и незнакомые, покупала карематы, банданы, берцы, балаклавы, «разгрузки»… А однажды Валера попросил меня: «Мама, купи мне автомат и пули к нему! У нас нечем воевать».

Но как бы там ни было, сын, ставший командиром небольшого подразделения, не потерял в боях ни одного своего бойца. Бывало, по несколько суток они шли без еды, воды и без связи. Возвращались на базу оборванные, раненые, но живые! А боевые побратимы к тому времени успевали их… помянуть.

За несколько дней до трагической гибели «Кабула» о нем был снят видеосюжет. Недавно восьмиминутный ролик (к сожалению, без указания автора и прочих исходных данных) кто-то выложил в Интернете. Валерий рассказывает о том, с чем ему довелось столкнуться на войне, очень откровенно и жестко.

«Пацанов, желающих воевать, валом, — говорит он на камеру. — А армия зажимает стрелковое оружие для добровольцев. Люди вооружены максимум процентов на десять, и то трофейным оружием. Увы, даже его прокуратура пытается отжать.

Из тех, кто сегодня противостоит врагу, процентов 80 боятся воевать. Это в основном мобилизованные. А остальным 20 процентам воевать не дают. Ходим только с ножами да с одним автоматом на пятерых. Но так сражаться против танков тяжело. Большие потери. В боекомплектах, в нормальной технике добровольческим подразделениям отказывают. Все покупаем за собственные деньги. Хотя зарплаты нам никто не платит. Мы же не армейцы — протянем на патриотизме. Зиму переживем по-любому.

Обидно, что под Артемовском склады забиты техникой и оружием, а нам воевать нечем. Нам не дают приказа идти в наступление… Но сдавать позиции, отдавать врагу свою землю — это неправильно. И если сдадим Пески, «киборгов» отрежут, разорвут всех в клочья…"

У «Кабула» было много знакомых и земляков из 92-й механизированной бригады, которых называют «киборгами». Валерий и сам нередко только ему известными тропинками пробирался к мужественным защитникам аэропорта — носил им сладости. Об этом стратегическом объекте, вокруг которого обстановка все больше накаляется, Валерий говорил:

«Аэропорт ни в коем случае сдавать нельзя. Отремонтировать взлетную полосу враг может за две недели. И тогда сразу из России оружие потянется не только караванами. Вообще не знаю, почему граница не перекрыта. Все ездят сюда ЛЕГАЛЬНО!»

К сожалению, ситуация за прошедшие три месяца, когда были сказаны эти слова, в лучшую сторону не изменилась. Об этом маме героя рассказывают боевые побратимы сына, которые по возможности заезжают к ней с передовой. Сам Валерий за четыре с лишним месяца, проведенных на фронте, наведывался домой несколько раз. Но больше суток не выдерживал. «В тишине спать невозможно», — объяснял маме.

Иногда полтавские друзья спрашивали Валерия, пишет ли он картины на войне. «Лучше вам их не видеть», — отвечал он. Хотя маме признавался, что очень хочется рисовать. В День художника, который в Украине отмечали 12 октября, волонтеры привезли «Кабулу» хорошие краски и бумагу. Он как раз был на задании, но знал о подарке. Увы, с того задания Валерий не вернулся. Но он остался жить в своем творчестве и в своих учениках, главными из которых являются его три дочери…

7744

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Instagram

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів