Происшествия

Сын константина симонова алексей: «у отца был «прокол» в биографии. Поэтому сталин понимал, что папа будет служить если не за совесть, то уж за страх обязательно. Так оно и вышло»

0:00 4 сентября 2009   1806
Сын константина симонова алексей: «у отца был «прокол» в биографии. Поэтому сталин понимал, что папа будет служить если не за совесть, то уж за страх обязательно. Так оно и вышло»
Сергей ИВАНИЦКИЙ «ФАКТЫ»

Исполнилось 30 лет со дня смерти выдающегося советского писателя Константина Симонова

Константина Симонова стали называть легендарным писателем еще при жизни. Будучи военным корреспондентом в годы Великой Отечественной, он написал стихотворение «Жди меня», которое знал наизусть весь Советский Союз. Вернувшись с фронта, Симонов быстро взошел по карьерной лестнице. Он возглавлял такие авторитетные издания, как журнал «Новый мир», «Литературная газета», потом стал руководителем Союза писателей СССР. Злопыхатели негодовали: «Конечно, он же любимец Сталина!» Благосклонность к Симонову Иосиф Виссарионович и вправду не скрывал, награждая писателя многочисленными орденами, медалями и премиями. А вот сам Симонов еще при жизни вождя написал труд под названием «Глазами человека моего поколения. Размышления о И. В. Сталине», в котором жестко критиковал действия генералиссимуса во время Второй мировой войны. Эту книгу мир увидел только через девять лет после написания.

Воспоминаниями о Константине Симонове с «ФАКТАМИ» поделился его сын — известный режиссер документального кино, президент российского Фонда защиты гласности Алексей Симонов.

«Перед обаянием отца трудно было устоять»

- «Звание» сына легендарного писателя лишь изредка приносит цветы и аплодисменты, — говорит Алексей Кириллович (настоящее имя Симонова-старшего — Кирилл.  — Авт. ).  — Чаще родство с великими доставляет головную боль и упреки, в первую очередь от тех людей, которые хорошо знали отца: «А вот твой папа так бы не поступил!», «Ты не держишь слова, как держал твой папа… » Не могу сказать, что эти претензии всегда были несправедливыми, но все равно было обидно.

Я никогда не жил с отцом, поэтому все делал сам. У меня была мама и отдельная от отца жизнь. Мы начали общаться с ним регулярно, только когда мне исполнилось 15 лет. В то время отец был женат на Валентине Серовой (известная советская актриса.  — Авт. ). Их роман обсуждал весь Советский Союз, ведь стих «Жди меня» был посвящен именно ей. Она — молодая многообещающая актриса, вдова. Он — перспективный поэт. Но их роману не суждено было длиться долго. Отец после этого еще раз женился. Третья жена Лариса Жадова (дочь Героя Советского Союза генерала армии Алексея Жадова.  — Авт. ) очень подходила отцу, потому что была женщиной жесткой и совестливой.

Моя мама сохранила очень теплое отношение к отцу до самой смерти. Отец не раз благодарил ее за то, что не настраивала меня против него.

- Правда, что ваш отец всегда пользовался успехом у женщин?

- Вы посмотрите, каким он красавцем был в молодости, и вам все сразу станет понятно. Он был о-о-о-чень красивым, открытым и щедрым человеком. У него было много романов. Правда, они быстро заканчивались, но все равно перед его обаянием трудно было устоять. Наверное, отец думал, что передал свое обаяние и мне. Помню, когда у меня случилась помолвка, отец отказался на нее прийти: «Если ты через год будешь еще женат, я накрою тебе стол на любое количество гостей». Раскошеливаться ему не пришлось — я очень быстро развелся.

- Отец оказывал вам поддержку?

- Папа не очень баловал меня своим вниманием. В моей жизни он сыграл важную роль, но не решающую. В карьере помог один раз, но очень сильно. Я никак не мог выбить игровую постановку. Мне позволили снимать документальные фильмы, но не более. Отец подсказал мне сюжет для игровой картины из сборника рассказов своего покойного друга Бориса Горбатова. Когда я обратился с этой заявкой на «Ленфильм», мне сказали: «Если сценаристом будет ваш отец, то мы запустим фильм». Папа согласился. Написанный мной сценарий он полтора дня исправлял и дополнял. В конечном итоге фильм я снял. Но… он лег на полку. И отец не предпринял никаких усилий, чтобы его с полки снять. Показали картину только спустя 14 лет.

«Когда отец объявил, что подвергнутая критике концовка его пьесы переделана по желанию Сталина, секретарь Союза писателей Александр Фадеев стал нервно хихикать»

- Вашего отца называли любимцем Сталина…

- Вы знаете, никаких доказательств того, что Сталин относился к отцу особенно хорошо, я не нахожу. Да, отец рано стал знаменитым. Но не потому, что Сталин его любил, а потому, что написал «Жди меня». Это стихотворение было молитвой для тех, кто ждал с войны своих мужей. Оно и обратило внимание Сталина на моего папу.

У отца был «прокол» в биографии: мой дед пропал без вести в канун гражданской войны. В то время этого факта было достаточно, чтобы обвинить отца в чем угодно. Сталин понимал, что если выдвинет отца, то он будет служить если не за совесть, то уж за страх обязательно. Так оно и вышло.

Однажды Сталин даже изменил концовку пьесы, которую написал отец. Пьеса «Чужая тень» была последней, за которую отец получил Сталинскую премию (К. Симонов был лауреатом шести Сталинских премий.  — Авт. ). Это история о создании лекарства, которое может стать биологическим оружием. По мне, отвратительная, плохо написанная пьеса. Однако создана она была по заказу Сталина. Причем заказ был сделан довольно курьезным образом. На очередной встрече со Сталиным, где вождь затронул одну тему, отец заметил, что на эту тему хорошо бы написать пьесу. И вот спустя год Сталин спросил отца: «Товарищ Симонов, а где ваша пьеса, которую вы мне обещали?» Папа, разумеется, опешил и… взялся за пьесу.

У этой вымученной пьесы концовка была такая: главного героя сначала исключают из партии, а потом ему грозит тюрьма. Рукопись показали Сталину. Через пару дней раздался телефонный звонок. На другом конце провода был Сталин: «Нэт, товарищ Симонов, надо дать главному герою возможность исправиться». Отец воплотил рекомендацию вождя в жизнь. А спустя всего несколько недель пьесу уже ставили десятки театров.

Потом был еще один казус. На заседании секретариата Союза писателей обсуждались пьесы, претендующие на Сталинскую премию, в том числе и «Чужая тень». Весь секретариат дружно ополчился на концовку пьесы, не зная, что она была предложена Сталиным. Оставшись после заседания вдвоем с Фадеевым, тогдашним секретарем Союза писателей, отец объявил, что концовка была переделана по ЕГО желанию. Фадеев стал нервно хихикать. На этом все закончилось: отец получил свою очередную Сталинскую премию. Но до конца жизни он говорил, что не должен был писать эту пьесу ни за что!

«Папа слишком уважал маршала Жукова, чтобы считать его своим другом»

- Вашего отца часто предавали?..

- Нередко. В этом муравейнике под названием «Союз писателей СССР» друзей вообще не было, там подставить ножку считалось вполне обычным делом.

- Говорят, у вашего отца были дружеские отношения с маршалом Жуковым.

- Папа слишком уважал Жукова, чтобы считать его своим другом. Однако отношения у них действительно были хорошие. В годы войны именно по рекомендации Жукова отец получил одну из своих наград. Но! Моему отцу как совестливому критику давали на рецензию свои мемуары Рокоссовский, Конев, а Жуков — не давал. Думайте, как говорится, сами.

Отец мог говорить с генералами на равных, потому что он знал правду о войне. Папа очень скрупулезно относился к изучению истории войны, хотя не уставал повторять: «Никто не в состоянии знать о войне все». Он очень много сделал для создания архива воспоминаний участников Великой Отечественной войны. И его очень обидело негативное отношение к открытию такого архива со стороны военного политуправления.

- Часть архива вашего отца была закрыта для доступа. Интересно узнать, какая именно часть и почему?

- Закрытые данные касались переписки с высшим руководством страны, с тем же Жуковым. К примеру, первый вариант дневников отца, написанных в 1941 году, так и не был напечатан, ведь там очень детально описывались просчеты Советской Армии на линии фронта. Книга дневников называлась «Сто суток войны».

- Вашего отца называли «писателем войны». Как он относился к этому «званию»?

- Гордился им. Правда, очень хотел написать что-нибудь историческое, роман о Петре I, например. Не вышло.

- Вы помните, когда в последний раз разговаривали с отцом?

- 8 августа 1979 года, за двадцать дней до его смерти. В этот день мне как раз исполнилось 40 лет. Я снимал в Выборге свой фильм «Вернемся осенью». Там, под Ленинградом, и отмечали мой юбилей. Отец приехать не смог. Мама привезла номер телефона отца в Кремлевской больнице, где он тогда лежал. Я позвонил. Отцу только-только сделали откачку жидкости из одного легкого, и он очень надеялся, что так же успешно откачают жидкость и из другого. Папа поздравил меня с днем рождения словами: «Я горжусь тем, что у меня есть такой сорокалетний друг, как ты». Это самое дорогое, что я услышал от него за всю свою жизнь. Через два дня после нашего разговора ему неудачно откачали жидкость из второго легкого, зацепив ткани. Пошла кровь. Он получил новое воспаление легких, после которого уже не выкарабкался…

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Сельская учительница никак не могла решить, за кого же ей выйти замуж: за директора школы или за тракториста. С одной стороны — быстрый карьерный рост, а с другой — без трактора фиг до школы доберешься...