ПОИСК
Інтерв'ю

Сьюзи Кватро: «Пообедав вместе с Полом Маккартни, я поняла, что у нас связь на душевном уровне»

6:30 10 квітня 2013
Известная американская рок-исполнительница, готовящаяся отметить 50-летие творческой деятельности, выступила в Одессе

Сьюзи Кватро — американская рок-певица и бас-гитаристка, автор песен и продюсер. Свой путь к мировой славе она начала в 14 лет. С конца 70-х годов минувшего столетия Кватро перебралась в Великобританию. Из всего репертуара хриплой басистки, объездившей с рок-группами полмира и выпустившей хиты, общий тираж которых превысил 55 миллионов, нашей публике больше всего полюбилась песня «Stumblin’in», записанная Сьюзи совместно с Крисом Норманом. Единственный концерт рок-дивы в зале Одесской филармонии собрал ее верных поклонников. Некоторые пришли со старыми виниловыми пластинками. Когда Сьюзи запела, мой сосед справа зашептал: «Это не она! Не может быть! Не верю!»

— У меня очень сильный голос, — призналась певица накануне концерта. — Хотя я уже не очень молода (3 июня Сьюзи исполнится 63 года. — Авт.), но у меня нет проблем со связками. За исключением тех моментов, когда воспаляется горло. Каждый вечер я распеваюсь минут по двадцать...

— Сьюзи, вы не были в Одессе давненько...

— С 1999 года, — не дослушала мой вопрос эмоциональная госпожа Кватро. — Если честно, не успела разглядеть как следует город, но мне кажется, Одесса стала еще ярче. Хочется верить, что аудитории понравится концерт и все уйдут после него с отличным настроением. Причем не только люди старшего возраста — мое творчество рассчитано на всю семью. На одном из концертов 8-летняя девочка так хорошо воспринимала все происходившее, что я подняла ее на сцену.

РЕКЛАМА

*62-летняя Сьюзи Кватро стройна, как девушка. И голос у певицы такой же сильный, как в молодые годы

— Восемь лет — возраст, в котором, если не ошибаюсь, вы сами вышли на сцену?

РЕКЛАМА

— Да, именно в восемь я начала играть на бонге в джазовом трио своего отца в родном Детройте. Папа работал на заводе компании «Дженерал моторс», а на досуге руководил музыкальным коллективом. Выступала я в клубах, отец брал меня с собой на концерты. Мне это очень нравилось, всегда стремилась в шоу-бизнес.

— Можно сказать, жизнь удалась — мечта реализовалась.

РЕКЛАМА

— Причем достаточно стремительно. Уже в четырнадцать лет я написала парочку песен. «Mack The Knife» стала моим дебютом для группы, в которую также входили мои сестры Арлин и Патти. За песню я получила двадцать пять центов. Позже создала свою группу. У девочек были паршивенькие инструменты, а я стала басистом. Отец подарил мне гитару выпуска 1957 года, с полосой по грифу и золотой накладкой. Этот инструмент был как «Роллс Ройс» среди бас-гитар на то время. Гитара до сих пор хранится у меня дома.

— Бас-гитара — это очень сложно. Но вы владеете ею в совершенстве.

— В детстве меня учили играть на фортепиано и на ударных. Когда организовали ансамбль, мои сестры не захотели брать бас-гитару. Пришлось ее осваивать мне. Выходит, судьба. Я наблюдала за бас-гитаристами, начинала играть одним большим пальцем, постепенно подключая все остальные. У меня сильные руки, спина и пальцы, что способствовало быстрому обучению.

— Это увлечение со временем вытеснило занятия в школе?

— После создания рок-группы я поняла: это то, к чему я стремилась. Оставив школу, сказала отцу, что нашла работу по душе и готова заниматься ею всю жизнь. Учебу продолжала во время гастролей. Могу только повторить фразу, сказанную тогда: «Рокер однажды — рокер навсегда».

Если честно, этот самый рок-чертенок забрался в меня очень давно. Конкретнее — в шестилетнем возрасте, когда впервые увидела по телевизору Элвиса Пресли. Никогда этого не забуду. Он был тем, кем хотела стать я. Решила: хочу выступать, как он. Рок-н-ролл победил меня, а теперь я победила его. Позже в честь Элвиса я сочинила песню, которую записала с Джеймсом Бертоном и группой The Jordanaires.

— Поскольку вы заговорили об идолах минувшего столетия, не могу не спросить о вашей встрече с «Битлз».

— Мы познакомились на концерте группы в Детройте в 1964 году. Мне было тогда четырнадцать лет. А годы спустя я пару раз обедала с Полом Маккартни и его женой Хизер. Помню, были в китайском ресторанчике, ели что-то вегетарианское. Разговор завязался как-то сам собой. Я поняла, что у нас с Полом много общего — связь на каком-то глубинном душевном уровне. Хизер не стала мешать нашей беседе. Виделась также с Ринго Старром, который показался мне достаточно симпатичным. С Джоном Ленноном и Джорджем Харрисоном лично не встречалась. Но согласна, «Битлз» — действительно идолы ушедшего века.

— Вас так же боготворили, в особенности после поездки во Вьетнам, где шла война.

— С группой «Pleasure Seekers» (нам было по семнадцать лет) выступали перед солдатами, которых с поля боя доставили в госпиталь. У одного не было практически половины тела. Подошла к другому солдату — у него забинтована голова, вместе с глазами. Он ослеп. Я стала у его кровати и спросила: «Что тебе спеть?» Мне до сих пор становится не по себе, когда это вспоминаю. Прошла по коридору, вышла на улицу с другой стороны госпиталя и упала в обморок. Вот какие у меня воспоминания о Вьетнаме. Это изменило мою жизнь. Я осознала, что на этой войне гибли мои друзья. Очень повзрослела в тот день...

По возвращении в Детройт на меня обратил внимание известный импресарио Мики Мост. Он был там с Джеффом Беком (британский гитарист-виртуоз. — Авт.). Джефф сказал Мики: «Забудь остальных девчонок и присмотрись к этой басисточке». Мики до этого никогда не встречал женщину, по-настоящему играющую рок-музыку, поэтому пришел в восторг. Он решил увезти меня в Англию.

— И понеслось...

— Как говорят в России, насколько я знаю, под откос. Первые несколько лет в Англии были самыми трудными в моей жизни. Приехала с одной из своих сестер, но вскоре она вернулась домой, в США, и я почувствовала себя очень одинокой. У меня не было денег. Записывалась в студии ежедневно, возвращалась поздно вечером и засыпала со слезами на глазах. Затем Мост познакомил меня с известным авторским дуэтом — Майком Чепменом и Никки Чинном, предложив им взять меня «разогревщиком» аудитории. Все вроде бы получилось. Позже. Я стала выступать самостоятельно. Майк Чепмен пришел ко мне на концерт, где я играла оригинальные вещи. Он сделал трехминутный хит-сингл из того, что услышал, а потом мы записали песню «48 Crash».

— Ставшую хитом.

— Да, но он, между прочим, о мужской менопаузе. Мужская менопауза еще хуже, чем женская. Как говорится в тексте: 48 Crash comes like a lightning flash (в 48 кризис случается, как вспышка молнии). Другими словами, все настигает тебя в самый неожиданный момент. Это забавно, потому что мой нынешний муж (немецкий концертный промоутер Райнер Хаас), который до этого был холостяком, женился на мне, когда ему было 48. Я сказала ему: «Ты классический пример »48 Crash". Теперь все кончено, милый!«

— Сьюзи, правда, что именно вы первой делали предложение руки и сердца своим избранникам?

— Ну и что же здесь необычного? Помимо Райнера, в 1978-м я сделала предложение моему первому мужу Лен Таки. У нас с ним двое прекрасных детей — дочь и сын. За свою жизнь я получила 35 серьезных предложений выйти замуж, но все их отклонила. Сама делала предложения дважды — и оба раза они были приняты. Так что все четко.

— Перерыв в вашем рок-н-ролльном графике был связан с появлением на свет детей?

— Нет. Вернее, не совсем из-за этого. Просто я решила больше внимания уделить актерской карьере. Кроме сериала «Счастливые дни», выходившего с 1977 по 1979 годы, где играла практически себя же — рок-н-ролльщицу Тускадеро, я была занята на телевидении.

— Откуда у вас столько энергии?

— У меня это врожденное. В детстве из-за невероятной активности я буквально сводила родителей с ума. Наш семейный врач даже посоветовал не давать мне витамины. Бывает, я бегаю в спортзале и по возвращении домой опять бегаю. Единственное, от чего успокаиваюсь, бокал хорошего вина. Но исключительно вне работы. На сцене же я расслабляюсь, когда, стоя у самого ее края, чувствую зрителя. Моя главная цель — дать возможность публике чувствовать, улыбаться. Жизнь полна печалей, поэтому мне нравится помогать людям отвлечься от них. Именно этим и живу. До сих пор записываю песни и говорю спасибо каждому дню, которым наслаждаюсь.

— Надеемся, так будет еще очень долго

— Мне уже шестьдесят два, и я произношу это с гордостью. Никогда не пыталась скрыть свой возраст и сейчас не собираюсь этого делать. По-прежнему влезаю в свои старые кожаные вещи. Все так же могу одним махом застегнуть молнию до самого конца на любой куртке. У меня дома есть специальная комната, где полно всяких записей, видео, DVD, буклетов, блокнотов и кожаных комбинезонов: вся моя атрибутика с самых первых дней концертной деятельности. Иногда я туда захожу. Понимаете, во мне уживаются два человека: взрослая певица Сьюзи Кватро и маленькая Сюзанна из Детройта. Они — хорошие друзья. Скоро исполняется 50 лет моей творческой карьере на сцене. Планирую выпустить книгу поэзии и поздравительные открытки. Еще надеюсь выступить с концертами: восемь блоков — восемь стран...

— В том числе Украина?

— Очень хотелось бы. Хотя открою один секрет: боюсь ехать в Киев. Прошлой весной я там выступала. После отличного концерта собиралась лететь домой, но в киевском аэропорту на трапе самолета оступилась и упала. В результате — перелом коленной чашечки и запястья правой руки, очень сильный ушиб подбородка. Как следствие, срыв всей концертной деятельности, а главное — невозможность приехать в родной Детройт, где в конце апреля мне должны были вручать престижную американскую премию «Detroit Music Awards» за выдающиеся достижения в рок-музыке.

— Досадное недоразумение — не более того.

— И сама все больше прихожу к такому выводу, но я верующий человек, прислушиваюсь к различным посылам. Хотя серьезно работаю с собой, чтобы справиться с эмоциями. Надеюсь, получится.

6146

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів