Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 571 тысяча 920 человек (данные MMI Украина)
Юрий Жовтун

Подробности

На Черниговщине толпа из 17 человек жестоко избила полицейского, его 15-летнего сына, сестру и зятя

Михаил СЕРГУШЕВ, «ФАКТЫ»

16.01.2016

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Жители села Дмитровка Бахмачского района, что на Черниговщине, до сих пор не могут отойти от шока. На днях группа молодых людей, приехавших из соседнего района, жестоко избила капитана полиции Юрия Жовтуна, его старшего сына, сестру и зятя. Чудом избежали расправы только жена полицейского и младший сын, которые спрятались в подвале.

Личности всех 17 хулиганов правоохранители установили в течение часа. Правда, задержать удалось только четверых. Но на следующий день местный суд отправил их под домашний арест. А возле дома избитого полицейского, который в это время лежал в районной больнице, была обнаружена записка с угрозами. Хулиганы обещали расправиться и с самим Юрием Жовтуном, и с его семьей.

— Жена постоянно плачет и говорит, что не может понять, за что нас избили, — говорит 36-летний капитан полиции Юрий Жовтун, который сейчас проходит курс лечения в районной больнице. — Я ведь просто выполнял свою работу.

У нас в селе Дмитровка есть магазин-кафе. Там иногда собирается местная молодежь. Этот магазин должен закрываться в десять часов вечера. Как-то после 22.00 мне на мобильный позвонила девушка, которая там работает, и испуганно попросила срочно приехать. Мол, парни из другого района устроили дебош, вот-вот может начаться драка. А она одна и не может закрыть кафе.

Я в тот момент не был при исполнении. К нам в гости из Киева после Рождества приехала сестра с мужем, мы дома пили чай. Не знаю, почему работница магазина-кафе позвонила не участковому, а мне, оперуполномоченному уголовного розыска. Но в первую очередь я полицейский, и меня попросили помочь.

Когда пришел в кафе, то увидел, что две компании неместных парней ругались между собой. Конфликт грозил перерасти в драку. Продавщица, которая мне звонила, пряталась за стойкой бара. Я подошел к парням и попросил их покинуть кафе, потому что время уже позднее. В ответ услышал нецензурную брань. Я представился, показал полицейское удостоверение и повторил просьбу. Но на меня явно решили не обращать внимания. Между посетителями кафе началась потасовка. Что мне оставалось делать? Вызывать подкрепление? Подумал: пока доедут, попробую сам разобраться. Схватил одного из дерущихся за куртку, оттащил в сторону, потом другого. Понимал, что силы неравные. Их человек десять, все молодые, агрессивные — или пьяные, или обкуренные. Не знаю как, но мне все-таки удалось их успокоить.

Парни, видимо, сообразили, что перегнули палку и им пора домой. По крайней мере, я так подумал. Они начали выходить из кафе. То, что у них на уме совсем другое, понял, когда один из парней, поравнявшись со мной, сказал: «Ну все, ментяра, тебе конец! Узнаем, где ты живешь, и убьем».

Испугался ли я в тот момент? Знаете, за время работы в уголовном розыске мне угрожали много раз. Если реагировать на каждую угрозу, лучше вообще не идти работать в органы. А если совсем честно, то я надеялся, что хулиганы протрезвеют и успокоятся.

Кафе-магазин все-таки удалось закрыть. Продавщица поблагодарила полицейского за помощь, и они разошлись по домам.

— Жене не стал говорить, что мне угрожали, — продолжает Юрий Жовтун. — Зачем ее беспокоить? Тем более у нас были гости. Мы сидели за столом, общались. Я уж и забыл об инциденте, как вдруг в начале первого ночи на мой мобильный позвонил один из односельчан: «Юра, спасайся, тут целая толпа! Сказали, что идут тебя убивать. Кто такие — не знаю. У них палки или биты. Ходят по дворам, спрашивают, где ты живешь. Я перепугался, но дал другой адрес. А ведь кто-то же может и настоящий адрес назвать».

Жена и сестра посмотрели на меня. Мол, что случилось? «Кажется, у нас проблемы», — ответил. Приказал домашним никуда не выходить, а сам пошел за травматическим пистолетом. Я оперуполномоченный, но табельное оружие могу носить только на службе, хотя раньше полагалось круглосуточно иметь при себе боевой пистолет. Сейчас идет переаттестация — из милиции в полицию переходим, вот и забрали у нас оружие на время. У меня в сейфе хранился травматический пистолет, личный. Я его для себя купил.

Родные, конечно, перепугались. Я старался казаться спокойным, хотя прекрасно понимал, что может произойти. Оставалась, конечно, надежда, что удастся разойтись мирно — поговорим, и все.

Минут через пять после звонка односельчанина залаяли собаки, у моего двора остановились три машины: «Шкода» и две «Лады» — «девятка» и «десятка». Из автомобилей высыпали люди с палками. Возле дома стояла машина мужа сестры. Хулиганы подошли к ней и начали колотить по кузову. Муж сестры не выдержал, выбежал во двор. Его тут же повалили на землю и начали бить ногами. Кто-то из толпы крикнул: «Пацаны, это не он!» Другой закричал: «Где мент?» Через секунду я уже был на улице. Достал травматический пистолет, выстрелил в воздух. На мгновение стало тихо. Потом один из толпы направился ко мне. Я крикнул: «Стой! Я полицейский! Буду стрелять». Но парень продолжал идти. Помню, что с близкого расстояния выстрелил в него дважды — первый раз по ногам, второй — в грудь. А он упрямо шел на меня и, кажется, совсем не чувствовал боли. Стало даже немного жутко. Видимо, он был под наркотиками. Одним ударом хулиган сбил меня с ног и вытащил на середину двора. Там меня всей толпой начали буквально месить. Старались попасть ногами в голову или по почкам. Было такое чувство, что меня действительно убивают. Я потерял сознание. Очнулся уже в больнице.


*Юрий Жовтун все еще находится в больнице (фото предоставлено департаментом коммуникации Главного управления Национальной полиции в Черниговской области)

— На помощь папе выбежала тетя Света, его сестра, — вспоминает 15-летний сын Юрия Жовтуна Владислав. — Она думала, что женщину не посмеют бить. Но хулиганы набросились и на нее. Тетю Свету таскали за волосы, били ногами. Я не выдержал и тоже вышел на улицу, пытался оттащить бандитов от папы. Меня сбили с ног, я закрыл голову руками… Не знаю, сколько все это продолжалось. Может, минуту, а может, и целый час.

— Я тоже хотела бежать во двор спасать мужа, — рассказывает жена избитого полицейского Светлана Жовтун. — Меня удержал младший сын Максим. Он с ужасом смотрел в окно, а когда заметил, что надеваю куртку, закричал: «Мамочка, не ходи туда, пожалуйста! А то нас тоже убьют!» Максимка видел, что папа неподвижно лежит на земле, и один из подонков прыгает ему на грудь. Наверное, сын подумал, что папу убили. Представляете, что пережил шестилетний ребенок?

Поняла, что надо спрятать сына. Не известно, что в следующую минуту предпримет озверевшая толпа. Бандиты могли и в дом ворваться. Мы с Максимкой спустились в подвал. И только там я догадалась позвонить в полицию.


*Жена и сыновья избитого полицейского говорят, что из-за угроз боялись выходить из дому. Сейчас к ним приставлена круглосуточная охрана

— Когда меня оставили в покое, я решился поднять голову и посмотреть, что с папой, — продолжает Владислав. — Почти все хулиганы уже разошлись со двора. Дядя и тетя лежали в крови. Папа не подавал признаков жизни. К нему подошел один из бандитов, тот, что был самым активным, когда нас лупили: «Ну что, ментяра, получил свое? Я тебя предупреждал!» И прыгнул папе на грудь, затем еще раз. А потом бандиты расселись по машинам и уехали.

— Позвонил коллегам в соседний район, — говорит Юрий Жовтун. — Пытался узнать, кто напал на мою семью. Говорят, что часть нападавших какие-то местные мажоры. Ну как мажоры… У кого-то отец в селе фирму держит, у кого-то родители — депутаты сельсовета… Никто из тех, кто нас избивал, скорее всего, нигде не работает.

— Правоохранители в течение часа установили личности всех напавших на семью полицейского, — рассказывает руководитель пресс-службы Главного управления Национальной полиции в Черниговской области Сергей Брыль. — Четверых хулиганов удалось задержать по горячим следам. Однако уже к двенадцати часам следующего дня — их всех… суд отпустил на свободу. Троих отправили под домашний арест, а самого активного выпустили под залог в 20 тысяч гривен. В тот же день жена Юрия Жовтуна нашла под забором записку: «Ментяра, ты будешь гореть. Мы на свободе!» Светлана тут же позвонила коллегам мужа.

— Я боюсь выходить из дому, — признается Светлана Жовтун. — Почему хулиганов, напавших на семью полицейского, отпустили на свободу и они нам теперь угрожают расправой? Для них что — закон не писан? Старшего сына тоже сильно избили, но он отказался ехать в больницу, потому что не хочет оставлять меня одну. Мы уже несколько дней не выходим из дому, ведь хулиганы могут вернуться в любой момент.

— К супруге и сыновьям нашего коллеги Юрия Жовтуна приставлена круглосуточная охрана, — говорит пресс-офицер Сергей Брыль. — Было открыто уголовное производство по статьям «Хулиганство» и «Умышленное причинение работнику правоохранительных органов или его близким родственникам побоев в связи с выполнением этим работником служебных обязанностей». В ходе следствия «легкие телесные повреждения» могут быть переквалифицированы в «повреждения средней тяжести». А это уже статья, предусматривающая лишение свободы на срок до семи лет. Дело о нападении на семью полицейского находится на контроле у начальника областного управления Национальной полиции.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

В связи с участившимися провокациями и попытками разжигания межнациональной розни мы приняли решение временно отключить возможность комментирования материалов на сайте.
Загрузка...

На одесском рынке: — Молодой человек, зачем было забивать такого маленького кролика?! В нем же почти нет мяса! — Я его забил?! Здрасьте! Он сам умер!

Загрузка...