ПОИСК
Інтерв'ю

Николай Гнатюк: «До сих пор очень экономно живу, хотя могу себе многое позволить»

7:30 13 вересня 2012
Завтра народному артисту Украины исполняется 60 лет

В начале 80-х не было в Советском Союзе человека, не слышавшего хит Раймонда Паулса и Андрея Вознесенского «Танец на барабане». Исполнитель песни молодой украинский певец Николай Гнатюк стал знаменит на всю огромную страну. Потом были «Крылья удачи», «Девчонка из квартиры 45», «Птица счастья», «Малиновый звон», толпы поклонниц и большие заработки... Но в начале 90-х годов все это прекратилось, Николай Гнатюк на долгих три года ушел со сцены. Он жил в Германии, пытался там работать, но в конце концов вернулся в Украину, где его любили и ждали. Сегодня Гнатюк редко выступает с концертами, но те, кто помнит его «Танец на барабане», остались преданы таланту певца.

— Что-то редко вас, Николай Васильевич, можно застать в Киеве.

— А я в столице не живу уже несколько лет. Может быть, даже в качестве протеста. Было время, когда я собирался построить в Киеве квартиру, вложил деньги, но грянул кризис. Строители приостановили работы, а мне, оказалось, негде жить. Пришлось забрать деньги, но из-за того, что курс валют был уже другой, вернули какие-то копейки. Испытал огромнейший стресс. Тогда я решил, что уеду из этого города. И знаете, о своем поступке не пожалел. Сейчас живу в Крыму, где тихо, уютно и комфортно. Иногда выбираюсь в Москву или Германию, где учится мой сын.

— Юбилей где планируете отмечать?

РЕКЛАМА

— В Москве. Я уехал в столицу России на съемки на Первом канале посвященной мне программы. Времени на возвращение домой уже нет, поэтому праздновать 60-летие буду в Москве. Правда, банкет закатывать не стану. Скромно отмечу день рождения в кругу друзей и коллег. Мне уже давно не хочется никаких громких мероприятий. Мечтается о другом...

— О чем же?

РЕКЛАМА

— Внутреннем покое. Как оказалось, профессия, о которой я грезил, к которой так стремился, слишком сложная. Быть певцом — значит полностью принадлежать сцене. Я все время о ней думаю, это какое-то болезненное, мучительное состояние. Конечно, в разные времена пытался отвлекаться на другие занятия, но моя психология оказалась давно и навсегда «испорченной» шоу-бизнесом. Наверное, в этом мое счастье и несчастье. Поэтому сейчас мечтаю о покое. Признаюсь, даже ждал своего 60-летия, потому что подустал.

— Да вы лукавите! Для мужчины 60 лет совсем не возраст.

РЕКЛАМА

— Моя ты дорогая, спасибо за добрые слова. Ну ладно, не устал, напиши, что хочу просто передохнуть. Это будет справедливо. А еще мечтаю снять кино. Сценарий фильма у меня уже готов. На самом деле, мои отношения с кинематографом очень давние, еще с детских лет. Я родился в небольшом селе Немировка. Был музыкально одаренным ребенком, и меня отдали в городскую школу — в Староконстантинов. И вот я должен был каждое утро преодолевать расстояние в семь километров, чтобы добраться до учебного заведения. Иногда ездил автобусом, но в нем было столько людей, что казалось, вот-вот задохнусь.

Эти воспоминания со мной всю жизнь... Помню, когда возвращался со школы в свое село, к сверстникам, с которыми вместе пас коров, они меня встречали как городского жителя. Я тут же распускал хвост, рассказывая, как ходил в кино. Посмотрев фильм «Дети капитана Гранта», чуть ли не дословно пересказал его друзьям. На следующий день они меня поджидали, спрашивая, что нового я посмотрел. В конце концов, пришлось самому сочинять сценарии фильмов. Придумывал по ходу действия, понимая, что главное — оставить в живых героя. Меня слушали, открыв рот. Кстати, когда мой сын был маленьким, я часто, укладывая его на ночь, рассказывал веселые истории, которые тоже придумывал сам. Так что опыт создания сценариев имеется еще с детских лет.

— О чем же вы хотите снять кино?

— Оно будет называться «Смирение». Идея в том, что слава и богатство не должны быть целью в жизни. Лишь простота и смирение важны в этом мире. Увы, такое понимание приходит в зрелом возрасте.

— Вы и себя имеете в виду?

— Конечно. Я не отрицаю того, что было время, когда мной управляла гордыня. Это случилось, когда стал популярен, узнаваем, любим зрителями. Понимал, что, выходя на сцену, должен строить из себя звезду. Это очень скользкие психологические моменты. Признаюсь, мне часто, к сожалению, приносила удовольствие вот эта гордыня. Бывало, и заносило. Мог устроить скандал, как подобает настоящей звезде. А где взять мудрости, воспитания мальчику из села, который и книг-то хороших не читал? Понимание пришло намного позже, когда слава свалилась на меня после успеха на международных фестивалях. Вы слышали «Танец на барабане»?

— А кто же его не слышал!

— Именно за эту песню я получил первое место на фестивале Интервидения в Сопоте. Это был 1980 год. Идею песни придумал сам. В институте мой однокурсник учил меня играть на барабанах. Надо сказать, я неплохо преуспел в этом деле. И когда пришло приглашение на участие в конкурсе в Сопоте, захотелось показать на сцене какое-нибудь действо. Сначала думал пройтись по канату, но потом остановился на игре на барабане. Песни тогда и в помине не было. Я случайно встретил режиссера Людмилу Дубовцеву, которая предложила послушать новые композиции Раймонда Паулса. Все они были без текста. Мне понравилась одна. И когда Люда спросила, о чем будет песня, я тут же ответил: «О барабане». Дубовцева позвонила своему приятелю — поэту Андрею Вознесенскому, который вдруг стал кричать в трубку: «Что за странная тема, почему барабан?» Но текст таки написал, а Раймонд сделал по моей просьбе длинный проигрыш, во время которого я мог двигаться от барабанной установки к микрофону. Это было стопроцентное попадание. За долгие годы творчества столько раз пел «Танец на барабане», не сосчитать. Но он мне не надоел, я с ним сжился. Так же, как и с «Птицей счастья».

*Николай Гнатюк был победителем многих песенных конкурсов. Его потрясающий голос и душевные песни никого не оставляли равнодушным

— Вы остались дружны с Раймондом Паулсом?

— Одно время мы были очень близки. Помню, в Сопоте, когда я получил денежный приз за первое место, подошел к Раймонду и сказал: «Маэстро, мне кажется, я должен поделиться с вами деньгами». Раймонд посмотрел на меня своим немного грустным взглядом и, растягивая слова, с большим акцентом произнес: «Коля, запомните, никогда со мной не говорите про деньги. Вам все понятно?» Я с радостью согласился: «Очень хорошо, не буду».

Прошло несколько лет, однажды мне звонит Раймонд Паулс и говорит: «Николай, у меня для вас есть песня в итальянском стиле». И напевает: «Ах, вернисаж! Ах, вернисаж!..». Я с готовностью откликнулся, но вскоре по телевизору услышал дуэт Лаймы Вайкуле и Валерия Леонтьева, исполняющих «Вернисаж». Я понял, что меня обошли. Не стал выяснять отношения с Раймондом, но наш творческий союз распался. Я не обиделся на Паулса. По-моему, с ним вообще невозможно находится в контрах. Для исполнителя он просто идеален. Так что вспоминаю то время лишь как счастливую страничку в своем творчестве.

— Был период, когда вы исчезли со сцены.

— Это случилось в начале 90-х годов. Моя семья после аварии на Чернобыльской станции уехала в Германию. Я только тем и занимался, что мотался через границу к ним и обратно в Украину. Тогда началась такая неразбериха. Я был сотрудником филармонии, но денег не платили, концерты не заказывали. В конце концов уехал в Германию, где первые три месяца вообще ничего не делал. Ходил по городу и просто пил пиво. Слава Богу, денег на него хватало, но не более. Все мои накопления пропали в один день с развалом Советского Союза.

Приходилось продавать какие-то свои цепочки, чтобы купить хотя бы мороженое сыну. А он говорил: «Папа, давай ты не будешь много тратить, оставь деньги, чтобы хватило на твой следующий приезд». Было очень тяжело. После всех моих побед и мешков с деньгами я оказался нищим. Был физически и морально раздавлен, совершенно не в состоянии вновь выходить на сцену. Лишь через какое-то время понял, что надо продолжать жить, работать... Пригласил своих старых музыкантов, наш первый концерт состоялся в Трускавце. Мы собрали полный зал, а гонорар составил триста долларов. Но в начале 90-х это были неплохие деньги. Вот так потихоньку я встал на ноги. Спасибо Украине, которая не позволила мне, что называется, сгинуть.

*Сейчас Николай Гнатюк живет в Крыму. Говорит, что вполне счастлив

— Что за смешная история с дубленкой, которая чуть ли не по сей день хранится в вашем гардеробе?

— Это произошло в Дрездене в конце 70-х, после получения Гран-при на конкурсе эстрадной песни. Когда я приехал в ГДР, у меня в кармане было две копейки. Ходил по центру города, смотрел на витрины и замирал от восторга. В одной из них я увидел роскошную дубленую куртку с белым мехом на воротнике. Подумал: «Наверное, это только для миллионеров». И вот я получаю Гран-при и приличную денежную премию. Для меня это была колоссальная сумма. Я тут же побежал в магазин, где видел дубленку и, не спрашивая цену, сказал: «Я ее покупаю». Оказалось, моих денег хватило еще на пару джинсовых брюк и хорошую обувь. Вернулся домой как новая копейка. Потом долго снимался для разных журналов именно в этой шикарной дубленке. Считаю, эта покупка была самой дорогой в моей жизни. Представьте, я до сих пор очень экономно живу, хотя могу себе многое позволить. Где-то в глубине души, кажется, я так и остался мальчиком из села, сочиняющим сценарии.

— Но мне кажется, вы все-таки счастливы.

— Думаю, да. Не буду лукавить, мне сложно живется. Но ведь жизнь моя состоялась, и это главное.

23875

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів