Интервью со звездой С песней по жизни

Дизель: «Моментальный и длительный успех „Грин-Грею“ предсказал... водитель такси»

8:00 30 мая 2013   2571
 Грин-Грей
Лилия МУЗЫКА, «ФАКТЫ»

Революционеры украинского рока отпразднуют 20-летний юбилей концертом и совместной с ЮНИСЕФ благотворительной акцией «Каждому ребенку нужна семья»

Группа «Грин-Грей» стремительно ворвалась в шоу-бизнес в начале девяностых. Их песни «Под дождем», «Массква, или куда мы едем на Лимо», «Эмигрант» стали хитами не только в Украине, но и на просторах СНГ. Музыка «Грин-Грей» агрессивная, провокационная, но понятная для молодежи. За время существования группы ее состав менялся несколько раз, бессменными оставались основатель коллектива Дизель (Андрей Яценко) и вокалист Дмитрий Муравицкий (Мурик). Они продолжают выступать вместе, параллельно занимаясь сольными проектами. Мурик, например, создал свою группу МРК, где играет и его сын.

Отмечать 20-летие коллектива его участники решили сольным концертом, посвятив детской социальной тематике. Музыканты совместно с ЮНИСЕФ поднимают вопрос сиротства в Украине. «Каждый ребенок должен иметь семью, — считает Дизель. — Не нужно говорить о том, что кому-то хорошо. Это пережитки прошлого». Накануне юбилея группы исполнители устроили вечеринку, чтобы привлечь внимание к своей акции, представив новую агрессивную рокерскую песню «Микки Маус». «ФАКТЫ» встретились с основателем группы Дизелем. Как и 20 лет назад, сейчас уже 42-летний Андрей носит дреды (длинные скрученные пряди волос), рваные джинсы и так же полон новых идей.

«Фишка наша в честности: не „фанерим“, не поддаемся формату радиостанций, ни перед кем не заискиваем»

— У нас немного времени, потому что я тороплюсь в Киевсовет, — с порога своего офиса предупреждает музыкант.

— Неужели в депутаты метите?

— Это точно не мое. Но кое-что все же хочется изменить. Делаю для этого все, что в моих силах. Вот планирую провести большой молодежный фестиваль в Грибовке, в 30 километрах от Одессы. Предлагаю всем начинающим музыкантам, студенческим коллективам показать свое творчество, устроить соревнование команд — как в КВН, только в музыке, в экстремальных видах спорта...

— Вы свою карьеру тоже начали в студенческие годы?

— Во время учебы в медучилище. Еще до поступления знал, что никогда не буду заниматься медициной, но не хотел расстраивать родителей. Спустя год бросил учебу и нисколько не жалею, что стал музыкантом, а не акушером-гинекологом. В училище я принимал участие в разных конкурсах, подавал заявки везде, куда только можно было. И вот в 1993 году мы с группой решили поучаствовать в фестивале «Живой звук», в жюри которого были такие знаменитые музыканты, как Владимир Кузьмин, Александр Барыкин, Юрий Антонов. Тогда мы стали победителями. С этого, собственно, и началась карьера группы «Грин-Грей».

*За время существования группы «Грин-Грей» ее состав менялся несколько раз, бессменными остались Дизель (справа) и Мурик

— Довольно странное название — «Зелено-серые». Что это значит?

— Да ничего, просто соединение двух цветов. Название мы придумали случайно, перед конкурсом. Надо же было как-то объявить себя. Долго думали, спорили и остановились на названии одной из наших песен.

В тот же день, как сделали этот выбор, я ехал в такси. Разговорился с водителем, а он оказался нумерологом. Спросил его по поводу названия. Он согласился просчитать. Остановились, водитель что-то чертил, рассказывал, а счетчик все тикал и тикал, я с ужасом представлял себе сумму. И вдруг он вскрикнул: «Успех! Моментальный и длительный». Добрый дядька оказался, вселил в меня огромную веру, еще и денег не взял. Я тогда поверил его словам, четко увидел свою цель — и пошло-поехало. После «Живого звука» мы выиграли музыкальные фестивали «Белые ночи» (Санкт-Петербург), «Поколение-96» (Москва). Вмиг стали популярными, собирали целые стадионы. Специально для наших концертов в Домах культуры убирали стулья, превращая залы в огромные танцполы.

— Вы кардинально отличаетесь от своих украинских коллег агрессивной музыкой, манерой поведения и внешним видом. Специально придумали такой имидж?

— Тем «Грин-Грей» и уникален, что не похож на других. Но мы ничего специально не придумывали. Внешний вид и песни отображали наш образ жизни, мысли. Нам не приходится перевоплощаться на сцене. Для рока это неприемлемо. Мы одинаковы и в жизни, и на сцене. Уже тогда понимали, что фишка наша в честности: не «фанерим», не поддаемся формату радиостанций, ни перед кем не заискиваем и ни в коем случае не платим за ротации.

«Корпоративы нас не кормят. Зарабатываем концертами»

— Как же тогда пробиться?

— Легко. У нас мало реализованных талантов. Считаю, что нужно просто делать свое дело и идти вперед, ведь рынок практически пустой, его легко завоевать свежими идеями. Достаточно быть не похожим на других. Телеканалы сами просили у нас новые клипы. И не только украинские, а также ОРТ, НТВ и РТР. В России мы были популярны не меньше, чем в Украине. Опасались, что скандальный клип на песню «Мазефака» могут не пустить в эфир или порезать его, поэтому заранее сделали две версии и обе направили на телеканалы. Взяли оригинальную.

— Что значит «мазефака»?

— Это слово выражает наше настроение, отношение к происходящему вокруг, вроде «вот, блин, задолбали все». Мы с Муриком именно так смотрим на вещи. Он тоже учился в медучилище и не собирался быть врачом. Репетировали с ним в соседних комнатах. У него была тогда своя группа «Мантры», у меня — «Грин-Грей». Мы периодически пересекались и хвастались крутыми на то время ковбойскими сапогами. Иногда ходили потусоваться на Крещатик. Это и была своеобразная ротация среди молодых групп: чем больше тусуешься, тем более известным становишься. В этой тусовке узнавали друг друга по сапогам. Потом стали подслушивать, что каждый из нас играет за дверью. В какой-то день открыли свои двери и с тех пор вместе. Группе 20 лет, а мы все еще на плаву.

— Как думаете, в чем причина успеха?

— Если нет настоящей музыки, фанатов и развития группы, то никакие пиар-менеджеры не сделают коллектив популярным и успешным на долгие годы. Пустой пиар не работает. Как и корпоративная слава. Это время ушло.

— А вы разве не выступаете на корпоративах? Это же основной источник доходов артистов в нашей стране.

— Нас это не кормит. Мы, к счастью, зарабатываем концертами. Считаю, что выступление артистов на каких-то междусобойчиках для нескольких людей — пустая трата денег. Когда нас приглашают на такие мероприятия, говорю: «Отдайте лучше эти деньги детям».

— Почему за последние восемь лет группа не выпустила ни одного нового альбома?

— Не видим в этом смысла. Выдать альбом стоит больших денег. А продать его невозможно, ведь сразу же появляются пиратские диски, да и во всем мире сейчас тенденция к снижению продаж. Оно и понятно, ведь все бесплатно можно скачать в интернете. С альбома мы не имеем ни копейки, поэтому и жадничаем. Кто хочет нас услышать, пусть приходит на концерт. Хотите скачать новую песню в интернете — пожалуйста, но только заплатите гривню и таким образом поддержите артиста. Тебе приятно послушать песню, а музыканту будет приятно ехать на новой машине или вложить деньги в запись следующей песни. Но у нас авторские права, тем более в интернете, не работают. Беспредел полный.

Сейчас у группы накопилось много мощных хитов, но выбрасывать их просто так не собираемся. Надеюсь, приближение Украины к Европе, к мировым стандартам повлияет и на защиту авторских прав музыкантов.

«Как-то неудобно ездить на дорогой машине, когда вокруг столько бедных»

— Можно предположить, что вы себе состояние не заработали?

— У меня другие жизненные приоритеты. Они поменялись три-четыре года назад. Мне даже как-то неудобно, стыдно сидеть в дорогой машине, когда вокруг столько бедных. Если бы я был не таким узнаваемым, ездил бы в метро.

— На какой машине ездите?

— Ни на какой. Я вообще не автомобилист.

— Как настоящий рокер колесите на байке?

— Боже упаси! Я такой рассеянный водитель, не чувствую габаритов, могу не только сам куда-то въехать, но еще и кого-то покалечить. Чтобы не допустить этого, предпочитаю сидеть на заднем пассажирском сиденье.

— Как-то не вяжется это с брутальным образом рокера.

— Заблуждаетесь. Рокеры, как правило, не хотят заморачиваться. Их нужно доставить в какую-то точку и забрать потом оттуда. Чтобы рокер не думал, как это сделать.

— А с дредами приходится заморачиваться, ухаживать за ними?

— Вообще никаких хлопот с ними нет, растут себе и все. За 20 лет привык. Нарастить дреды я решил в самом начале своего творческого пути. Эдакая боевая раскраска перед покорением вершин. Как-то после дискотеки утром я познакомился с девочкой, которая первой в Киеве сделала дреды известному художнику Кириллу Проценко. Он проходил пару недель, что-то ему не понравилось, он побрился. А я был вторым. Мы зашли в военторг, купили расческу, ножницы — и через несколько часов я оказался с крутой прической. Сначала было немного непривычно, особенно неудобно спать и сексом заниматься. Но потом привык. Так и хожу по сей день.

— Группу сопровождало много разных слухов. Большой скандал был два года назад с вашим музыкантом, которого обвинили в торговле наркотиками.

— Не хотелось бы в юбилей коллектива затрагивать эту тему, ведь все еще продолжаются суды. Совсем недавно я давал свидетельские показания. Для меня абсолютно очевидно, что дело разваливается, поскольку оно надуманное. Менялись следователи, прокуроры... Надеюсь, вскоре все это закончится, и наш коллега Петя (сын известной телеведущей Татьяны Цымбал) выйдет на свободу. Тогда соберемся и расскажем, как все было и чего не было.

Нас удивили слухи, что музыканты «Грин-Грей» наркоманы. Это же бред! Да, у нас такой провокационный имидж, провокационная музыка, остро вскрывающая проблемы общества. Все остальное — надуманное. Если бы мы употребляли наркотики, то 20 лет не прожили бы! Мы же не роботы. Наркотики убивают личность. А мы занимаемся творчеством, развиваемся.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Жена говорит мужу: — В Африке есть племена, где мужья продают своих жен. Если бы мы там жили, ты бы меня продал? — Ни за что! Я бы тебя... подарил.