ПОИСК
Історія сучасності

В Одессе открылся единственный в Украине Музей контрабанды (фото)

0:15 3 вересня 2014

Недавно в историческом центре Одессы появилась новая достопримечательность — первый в Украине Музей контрабанды. История Одессы начиналась с порта, наличие которого в придачу к знаменитым катакомбам послужило невиданному росту контрабандистов. А заодно — появлению таможенного дела. К слову, первым начальником Одесской таможни был брат Александра Пушкина — Лев Сергеевич, прослуживший на этом посту целых десять лет.

«Романтиков с большой дороги» воспело немало литературных классиков. Так, с подачи авторов «Двенадцати стульев» Ильи Ильфа и Евгения Петрова известно, что «всю контрабанду делают в Одессе, на Малой Арнаутской улице». В середине двадцатых годов прошлого столетия первый комсомольский поэт страны Эдуард Багрицкий написал оду контрабандистам: «По рыбам, по звездам проносит шаланду: три грека в Одессу везут контрабанду». Тем временем «Полутолковый словарь одесского языка» четко трактует: «Контрабанда — традиционный способ зарабатывать себе на жизнь в Одессе».

Создатель необычного музея Александр Отдельнов — предприниматель, путешественник и бывший военнослужащий — в свое время окончил Киевский авиационный университет по специальности «Транспорт и транспортные технологии».


*Александр Отдельнов: «Поскольку дельцов, пытающихся обойти закон, хватает и в наше время, экспозиция музея постоянно пополняется» (фо­то автора)

РЕКЛАМА

— Как истинный одессит, я вырос на легендах о бандитской Одессе, пресловутых Соньке Золотой Ручке и Мишке Япончике, сам слышал много рассказов, связанных с контрабандой, — говорит Александр Отдельнов. — Увековечить эту страницу истории задумал еще лет 20 назад. В итоге с помощью друзей и знакомых собрал целую коллекцию. Теперь каждый желающий может узнать, какими порой «эксклюзивными» способами провозили (или только пытались провезти) товары дельцы из разных стран и в разные эпохи.

Место для музея выбрано необычное — в выкупленном (за личный счет) подвале старинного дома по Екатерининской, 6. Это пять небольших помещений общей площадью 185 квадратных метров. Автор коллекции рассказывает, что когда-то здесь был пункт приема стеклотары, потом — стриптиз-клуб и даже швейные мастерские Григория Арбера. Массивные стены и низкие сводчатые потолки создают атмосферу таинственности, соответствующую тематике экспозиции. На вывеске у входа изображены контрабандисты из известного мультфильма «Капитан Врунгель».

РЕКЛАМА

— В экспозиции из 200 экспонатов нет запрещенных к свободному обороту средств и веществ, — отмечает создатель музея и его главный экскурсовод Александр Отдельнов. — Кроме того, по законодательству мы не имеем права выставлять предметы, которые были в материалах уголовных дел и находились в архивах. Но можем использовать полностью идентичные. Однако большинство экспонатов — подлинники.

У входа в музей стоит ростомер, на фоне которого обычно фотографируют преступников с табличкой. А рядом… портрет артиста Павла Луспекаева в роли Верещагина и его знаменитая фраза: «Я мзду не беру. Мне за державу обидно!» Чуть дальше — черный, просмоленный человеческий скелет в клетке (на фото)…

РЕКЛАМА


— В некоторых странах для запугивания контрабандистов устанавливали такие клетки с просмоленными скелетами — смотрите, мол, что вас ожидает, — объясняет Александр Валентинович. — Их развешивали, например, вдоль береговой линии в Англии. Однако нарушителей закона мало что пугало в старину, мало что пугает и теперь.

Статус порто-франко (в переводе с итальянского — «свободный порт»), введенный в одесском порту в 1819 году, сделал Южную Пальмиру крупнейшим центром для ввоза и вывоза товаров. Благодаря беспошлинной торговле Одесса всего за пять лет стала третьим по торговым оборотам, а затем и вторым, после Санкт-Петербурга, городом в империи. Однако это благое начинание сгубила именно контрабанда.

Территорию порто-франко отделял ров и таможенные заставы. Вывозя товар — иностранный или даже произведенный в Одессе — за черту города, купцам требовалось заплатить пошлину. Соблазн нелегально переправить товар, чтобы ничего не платить, был велик. Ведь, например, бутылку вина за чертой порто-франко можно было продать в семь раз дороже. Предприимчивые одесситы рыли тоннели под таможенным рвом и вовсю использовали остававшиеся после добычи ракушечника, из которого строили дома, запутанные коридоры катакомб. В результате почти вся торговля пошла в обход установленным правилам. Когда однажды провели ревизию, то обнаружили, что за год в Одессу поступило товаров на 21,5 миллиона рублей, а из города их вышло всего на два миллиона, притом на складах ничего не было.

Золотые украшения, оружие, фарфор, духи, кофе, специи, шелк, кружево и многое другое мелкими партиями по ночам отгружали с пароходов на лодки контрабандистов, а затем по подземным ходам доставляли далеко за город. Контрабандисты так наловчились, что хвастали, мол, перевезут сквозь таможенные заставы все, что угодно.


*Драгоценности зачастую провозили в каблуках женских туфель и даже в авторучках

В хрониках тех лет рассказывается об эпизоде, как генерал-губернатор Михаил Воронцов поспорил на 100 тысяч рублей со своим другом — купцом Прохоровым, что тот никак не сможет вывезти за одну из таможенных застав контрабанду. На следующее утро купец прибыл на заставу. Таможенники очень тщательно все проверили — купца, лошадей, разобрали карету — и ничего запрещенного не нашли. «Везешь?» — спросил князь. «Везу», — ответил тот. «Ну ладно, показывай», — уступил Воронцов. Тогда Прохоров подозвал своего пуделя, который все это время крутился под ногами, и показал тайник. Выяснилось, что он наголо постриг обычную дворняжку, намотал на нее кружево, между которым спрятал бриллиантов на 10 тысяч рублей, а сверху аккуратно надел на пса шубку из овечьей шкуры — вот и вышел пудель.

Конечно, купец не взял у князя 100 тысяч, а перевел все, как и положено настоящему одесситу, в шутку. Так или иначе, но в 1859 году порто-франко ликвидировали. А вышеприведенную быль преподаватели до сих пор используют при обучении таможенников.

Образы «честных одесских контрабандистов» прочно закрепились в классической литературе. Во многом благодаря автору «Одесских рассказов» Исааку Бабелю, который, например, так описывает застолье на свадьбе у Бени Крика: «Все благороднейшее из нашей контрабанды, все, чем славна земля из края в край, делало в ту звездную, в ту синюю ночь свое разрушительное, свое обольстительное дело. Нездешнее вино разогревало желудки, сладко переламывало ноги, дурманило мозги и вызывало отрыжку, звучную, как призыв боевой трубы».

«Черный кок с „Плутарха“, — пишет Исаак Бабель, — прибывшего третьего дня из Порт-Саида, вынес за таможенную черту пузатые бутылки ямайского рома, маслянистую мадеру, сигары с плантаций Пирпонта Моргана и апельсины из окрестностей Иерусалима. Вот что выносит на берег пенистый прибой одесского моря, вот что достается иногда одесским нищим на еврейских свадьбах».

— Современные контрабандисты — люди творческие, — говорит Александр Валентинович. — Например, украинские додумались до того, что в банку смальца поместили марихуану, а сверху присыпали черным и красным перцем, чтобы отбить характерный запах. Если сало, говорят шутники, само по себе наркотик, то здесь сразу два наркотика в одном.

Еще дальше пошли казахские умельцы. Они поставили ульи среди плантации конопли. Так был получен конопляный мед — удивительно сильный по своему действию наркотик. Однако и казахам далеко до китайцев, которые смешали желатин с героином и получили материал, похожий на упаковочную полиэтиленовую пленку. Они научились сочетать героин с фаянсом и изготавливать… «наркотические» тарелочки. Подвело их лишь то, что на таможне несколько этих предметов разбилось, и собака распознала запах.

Чтобы провезти пакетики с наркотиками, их глотают, прячут в тропических фруктах, детских игрушках, поясах, противогазах, пачках со стиральным порошком, в специально вырезанных в досках палубы тайниках на судне. Так, украинская компания, занимающаяся химической обработкой сельхозугодий, пыталась вывезти в Польшу крупную партию героина. Таможенников смутило, что противогазов было в 20 раз больше, чем сотрудников, выезжающих для выполнения работ. А вот в палубе итальянского судна собаки пограничников нашли 987 килограммов кокаина.

Контейнерами для запрещенных товаров могут служить самые разнообразные вещи. Драгоценности зачастую провозили в пустотелых тростях, каблуках женских туфель, чемоданах с двойным дном и даже в авторучках. Классический способ провоза сигарет — тайники в автомобилях: пустоты дверей, бензобаки, запасные шины, сиденья. Не так давно сотрудники пограничной и таможенной служб задержали в пункте пропуска «Гоптовка» жителя Белгородской области, который в дополнительный бензобак машины спрятал валюту на общую сумму в 47,5 миллиона гривен.

Однако и это — не самый необычный способ провоза контрабанды, считает Александр Отдельнов. В 2000 году таможенники задержали жителя Тернопольской области. Все четыре колеса автомобиля и два колеса прицепа мужчина заправил… спиртом. Спирт оказался и в бензобаке. А бензин водитель залил в канистру, к которой прикрепил топливный шланг.

— В музее можно проследить, как с годами менялись интересы контрабандистов, — рассказывает Александр Валентинович. — Если в царской России популярностью пользовался такой дефицитный товар, как французские духи, изысканный фарфор, шелка, кружево, специи и чай, то в советские времена тотального дефицита их внимание переключилось на консервированные ананасы, иностранные журналы, женские колготки, презервативы и фломастеры. Например, за мешок газовых платочков можно было купить машину. Или получить пять лет тюрьмы.

В период жестокого идеологического противостояния Востока и Запада советские моряки наматывали на катушки из-под ниток пленки с зарубежными фильмами, а сверху маскировали их пряжей. Затем, вернувшись на родину, ленты склеивали. Причем таможенники знали об этих хитростях, но закрывали глаза, так как иного способа поступления новых фильмов в страну просто не было.

В 1980 году директор московского комиссионного антикварного магазина, выезжая через Одесский порт на постоянное место жительства в США, спрятал в горлышках бутылок с коньяком драгоценности, в том числе бриллиантовое колье Екатерины Великой — музейную ценность стоимостью два миллиона долларов. Нарушителя выявили и наказали. После длительного заключения он вышел на свободу. А вот его напарнику повезло меньше. Хотя он спокойно добрался до США (поскольку всю вину взял на себя директор), но на другой день был убит. Контрабанда — дело жестокое…

В наши дни 70 процентов мирового объема контрабанды составляет нелегальное перемещение оружия, золота и наркотиков. В Украине, помимо этого, участились случаи перевозки значительных сумм валюты, произведений искусства, престижных марок авто, компьютерной техники, запчастей, дорогих напитков и табачных изделий. При легальном ввозе эти товары облагаются немалым налогом, вот дельцы и пытаются обойти закон.

— Наша экспозиция будет расти и обновляться, — обещает Александр Валентинович. — В ближайших планах — разместить в музее фигуру героя фильма «Бриллиантовая рука» Семена Семеновича Горбункова, которого сыграл народный артист Юрий Никулин. Ведь история контрабанды — это зачастую не только драма, но и комедия.

6145

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів