Интервью со звездой Таланты и поклонники

Евгений Крылатов: "Иногда кажется, что музыку к песне "Прекрасное далеко" подарил мне кто-то сверху"

6:30 12 сентября 2014   5674
Евгений Крылатов
Ольга СМЕТАНСКАЯ, «ФАКТЫ» (Москва)

Известный композитор отметил 80-летие и 55-летний юбилей творческой деятельности

Евгений Крылатов — автор музыки популярных песен «Крылатые качели», «Прекрасное далеко», «Лесной олень», «Кабы не было зимы», «Три белых коня», «Колыбельная Медведицы» («Ложкой снег мешая…»), «Песенка о шпаге» («Шпаги звон, как звон бокала»)… Его произведения звучат более чем в ста фильмах, среди которых «Приключения Электроника», «Гостья из будущего», «Достояние республики» и многие другие. Свою творческую деятельность композитор начал ровно 55 лет назад, и этот юбилей совпал с 80-летием Евгения Павловича.

О том, как были созданы известные песни, Евгений Крылатов рассказал «ФАКТАМ».

— Евгений Павлович, как отметили двойной юбилей?

— Концертом в театре Советской армии. Выступали многие известные артисты. Но никаких банкетов не устраивал в связи с трагическим периодом в моей жизни — в декабре тяжело заболела жена, а в мае она, к сожалению, покинула этот мир. Мы с ней прожили 57 лет. Я вам скажу, что и концерт хотел отменить, но это было невозможно, поскольку все уже закрутилось. Жена еще была жива, но присутствовать на нем не смогла — лежала дома. Она очень радовалась, что концерт состоялся, расспрашивала, как все прошло. Тяжело об этом вспоминать. Однако жизнь есть жизнь. Мы все здесь гости, никогда не знаешь, когда сверху объявят твой «выход» на небеса.

— Читала, что известность к вам пришла довольно поздно — почти в сорок лет.

— Точкой отчета считаю 1969 год, когда прозвучала «Колыбельная Медведицы» в мультфильме «Умка». А потом последовали фильмы «Достояние республики», «Ох уж эта Настя!», «О любви»… Складываться начало поздно, потому что я не москвич. Пока приехал в Москву, пока устраивался, решая вопросы с жильем и пропиской — все это было трудно. Я очень рано женился, вскоре появился ребенок. Мы все время где-то снимали углы. Но я понимал: музыкант, чтобы себя реализовать, должен жить в центре музыкальной культуры. И старался не обращать на эти трудности внимания.

— Впереди ведь была цель стать известным и успешным человеком?

— Не считаю, что я такой уж известный. И говорю это совершенно искренне. Моя музыка гораздо известнее и популярнее, чем мое имя. Она вошла в жизнь и уже стала как народная. Думаю, нет человека, который бы не знал хотя бы несколько моих песен. А мечтал ли я о популярности? Никогда не думал об этом. Писал песни, которые были необходимы по драматургии фильма — требовалось, чтобы герой что-то пел. И для меня было полной неожиданностью, что некоторые из моих песен вдруг стали хитами, причем вне времени. Я не планировал это, не рассчитывал, не просчитывал, как сейчас делают некоторые авторы. Просто делал свое дело.

Знаете, когда Чайковского как-то спросили, посещает ли его вдохновение, он ответил, композитор должен работать каждый день, как ремесленник (в хорошем смысле), и тогда оно приходит. А вместе с ним, быть может, и какая-то относительная слава. Хотя что такое слава? Все это очень условно. Долгое время я был известен в кругах профессиональных, а в народе имя стало известно после того, как в фильме «Приключения Электроника» прозвучала песня «Крылатые качели».

— Случайно ли, что название ее созвучно с вашей фамилией?

— Первоначально песня, слова которой написал Юрий Энтин, называлась «Качели». Слова «крылатые» в названии не было. Но когда я стал сочинять музыку, мне не хватило слов в припеве. Энтину пришлось дописывать. В результате и появилось «Крылатые качели летят, летят, летят». Причем он дописал это слово с иронией: мол, ты хотел — на тебе. И именно эта строчка оказалась такой шлягерной и популярной. К слову, первое время я никогда не называл эту песню «Крылатые качели» — считал, что как-то нескромно. А потом от зрителей стали приходить письма, в которых они называли понравившуюся песню именно так.

— Правда, что режиссер фильма «Приключения Электроника» сказал вам, что песней «Крылатые качели» вы ему испортили весь фильм?

— Да, замечательный режиссер Бромберг (я также писал музыку к его «Чародеям») прилетел прямо на запись песни. И когда услышал ее, был очень огорчен. Сказал, что песня занудливая, что он представлял себе другую. Я, конечно, очень расстроился и, как человек доверчивый, подумал, что он прав. Предложил ему переписать все заново. А Бромберг говорит: «Да у меня нет возможности! Я улетаю в Одессу снимать». Месяца четыре мы не общались — я чувствовал свою вину, словно преступник, который «угробил» картину. Это ведь была главная песня в ней! На душе было очень тоскливо от того, что я подвел товарища.

— На самом же деле песня добавила фильму популярности.

— Так бывает. Потом Бромберг признал, что был неправ. Ведь эту песню и сейчас знают. Практически все мои песни вне времени. Проходят годы, а они будто сейчас написаны. Их поют и сегодня, время над ними не властно. Мне, кстати, очень приятно, когда я смотрю в Интернете, что многие мои песни поются в Украине — например, в телепрограмме «Х-фактор».

— Спустя несколько лет после того, как прозвучали «Крылатые качели», появился еще один ваш шлягер — «Три белых коня».

— Эту песню здорово спела Лариса Долина… детским фаль­­цетом. Мно­­гие даже не верят, что это она исполняет. Но Лариса — мастер, и этим все сказано. Считаю, что огромным успехом эта песня обязана ей. Лариса замечательно исполняет и другие мои песни.

— В фильмах, где звучат ваши песни, играет созвездие актеров. Вы общались с ними?

— Практически нет. Когда снимались «Чародеи», общался только с Александром Абдуловым. Он пел песню «Представь себе весь этот мир, огромный весь». Хотя поначалу отказался ее исполнять. Но я позвонил ему и попросил. И он спел прекрасно! Абдулов приходил ко мне домой репетировать. Интеллигентный, остроумный, обаятельный человек был. К слову, я написал музыку к фильму «С любимыми не расставайтесь», где Александр Абдулов играл с Ириной Алферовой.

Дома у меня репетировали многие известные артисты. С Колей Караченцовым мы чай пили. Андрея Миронова я пельменями угощал. Он немножко съел и говорит: «Остальные потом — мне нельзя». Актерам нужно ведь быть в форме. Миронов исполнял «Песенку о шпаге» («Шпаги звон, как звон бокала») и еще несколько песен. Он мне запомнился как человек очень ироничный и интеллигентный. И Джигарханян бывал у меня — репетировал, и Хабенский, Пореченков…

— А как родилась песня «Прекрасное далеко», прозвучавшая в фильме «Гостья из будущего»?

— Ее слова мне принес Юрий Энтин. Слова, с моей точки зрения, гениальные! Когда я где-то выступаю, всегда шучу: «Любой композитор на эти стихи написал бы свою самую лучшую песню — но моя все равно была бы самая лучшая из всех».

— «Прекрасное далеко, не будь ко мне жестоко, не будь ко мне жестоко, жестоко не будь» — звучит, как молитва о самом сокровенном…

— Вы знаете, музыку к этой песне я написал, когда у меня был очень тяжелый период, о котором не хочется вспоминать. Иногда даже кажется, что это не я написал музыку, а ее подарил мне кто-то сверху.

— Вам судьба часто благоприятствовала?

— Думаю, ангел-хранитель у меня есть. Вся моя жизнь непростая. Родился в маленьком городе, в семье рабочих. Но Господь дал мне возможность заниматься творческой работой, и это большой подарок судьбы. Много преград возникало. Есть люди — по характеру бойцы, они преодолевают препятствия, идя напролом. Очень их уважаю. Но я не такой. Когда вижу перед собой стену, говорю: «Значит, не судьба». Не биться же лбом! И вдруг появляется кто-то на моем пути, кого раньше в моей жизни не было. И дверь вдруг открывается — и я прохожу дальше. И так было много раз. Живу без битвы за что-то. Если чего-то нет, считаю, что мне этого и не надо. Значит, сложится как-то по-другому.

— Евгений Павлович, как рождается ваша музыка?

— Обычно пишу на готовые стихи. Но бывали случаи, когда сначала появилась музыка. Я понимал, что к ней неплохо было бы написать слова. И тогда обращался к поэтам. Несколько песен таким образом создал с Евгением Евтушенко. Вообще, среди моих соавторов было и есть много хороших поэтов: Роберт Рождественский, Белла Ахмадулина, Леонид Дербенев, Юрий Энтин, Илья Резник…

— У вас есть хобби, кроме творчества?

— Я все время занят музыкой. Как я уже говорил, когда приехал в Москву, своей квартиры у меня не было и потому все время приходилось заниматься бытовым устройством. Времени на хобби не хватало. А сейчас, когда мне уже пошел 81-й год, берегу силы на то, чтобы еще что-нибудь написать. Знаете, самый лучший подарок от Господа — это здоровье. И сама жизнь. После того как не стало моей жены, понимаю это особо отчетливо.

— А как же блага материальные?

— Мне — в силу возраста, убеждений и образа жизни — не нужны ни виллы, ни яхты, ничего из того, что лишнее в жизни, что человека творческого обременяет. И в этом плане я счастливый человек.

— Вам никогда не дашь ваших лет.

— Возраст — понятие относительное. Когда тебе семьдесят, ты думаешь, какой ты старый и сколько тебе осталось. А когда восемьдесят, на семидесятилетних смотришь, как на молодых. Ко мне недавно пришли два друга. Одному из них шестьдесят. Я смотрю — мальчик! Все относительно. Когда мне было уже за тридцать, я носил свои песни на радио и телевидение, предлагал их режиссерам. Меня представляли мэтрам: «Молодой композитор Крылатов!» Те удивлялись: «Молодой?» Понимаете, я шел с опозданием. Но тут уж как кому написано сверху.

Знаете, был такой гениальный композитор Россини, который любил очень вкусно поесть и обожал красивых женщин. Своего «Севильского цирюльника» он написал в двадцать с немногим лет. Гениальная музыка! Потом создал еще несколько опер, уже не столь известных. И очень рано закончил свой творческий путь. А Верди, например, написал «Отелло», когда ему было под восемьдесят. Все это за нас решают там, наверху. Надо жить честно, никому не желать зла и работать. Возможность творить — это большое счастье. Когда встаешь утром и чувствуешь, что из тебя музыка льется — что еще нужно?

Фото с сайта «Портал-Культура»

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Разговор двух девочек в детском саду: — А у меня папа новый! — А как его зовут? — Дядя Миша. — Петренко? — Да. — А-а! Этот хороший! Он у нас в прошлом году папой был.