БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Интервью со звездой Наедине со всеми

Екатерина Ханюкова: "В Европе от балерин не требуют быть худыми"

8:00 10 июня 2015 5008
Екатерина Ханюкова

Солистка Лондонской оперы представила в Киеве спектакль «Дон Кихот», в котором исполнила главную партию

25-летняя киевлянка Екатерина Ханюкова — одна из тех молодых и талантливых украинцев, кто достиг успеха не только у себя в стране, но и завоевал международное признание. Карьеру балерина начинала с Государственного хореографического училища, одержала победу на многих украинских и международных конкурсах, в том числе получила первую премию конкурса имени Сержа Лифаря, выиграла золотую медаль на Международном конкурсе артистов балета в Сеуле… Сейчас Катя является солисткой Английского национального балета, выступает на самых знаменитых сценах мира: в женевском Большом театре, мадридском Королевском театре, гастролирует в США, Китае, Корее, Индии, Японии.

Несмотря на мировой успех, балерина хотела бы выступать на сцене Национального театра оперы и балета, где начиналась ее карьера. Ханюкова приехала в Киев, чтобы выступить в постановке «Дон Кихот», в которой исполняет партию Китри.


*В спектакле «Дон Кихот» Екатерина Ханюкова танцует партию Китри

— Показать этот спектакль в Киеве — только моя инициатива, очень соскучилась за сценой Национальной оперы, где танцевала пять лет, — призналась «ФАКТАМ» Екатерина Ханюкова. — Во время небольших рождественских каникул я приехала в Киев и зашла к генеральному директору театра Петру Яковлевичу Чуприне, предложила ему такой проект. Он поддержал. И вот я в родном городе. Ради этого мне пришлось взять неделю отпуска за свой счет в Английском национальном балете.

— Правда, что вы решили вернуться в Украину?

— Информация получается немного искаженной. Я вернулась на родную сцену, запускаю творческие проекты, но продолжаю работать в Лондоне. Пока мне там очень комфортно, созданы все условия, на которые грех жаловаться. Каждый день у меня по шесть часов репетиций, полтора часа класса, выступления по всему миру. Я полностью погружена в балет, не отвлекаюсь ни на что. Только при таком отношении к работе можно расти, развиваться и добиваться новых целей. В Лондоне многому научилась, увидела то, чего у нас нет — современную хореографию в репертуаре. Хочется, чтобы украинский зритель мог смотреть такие спектакли. Со своей стороны приложу максимум усилий, чтобы так и было — буду привозить в Киев новые постановки, давать мастер-классы. Кроме того, намерена сделать и совместные проекты наших и зарубежных танцоров, чтобы это приносило пользу и имело смысл. А не просто — приехали, собрали зал и все.

— Это ведь может приносить и доход?

— В Киеве я выступала бесплатно. Все люди классического искусства, в том числе балета, подтвердят: это не та отрасль, где можно заработать миллион. У артистов балета, как мне кажется, очень развито чувство творческого удовлетворения. У наших артистов потенциал огромный, который можно и нужно выплескивать. И мне хочется помочь им выразить себя.

— Вам это удалось в том числе и благодаря тому, что попали в Лондон. Как это произошло?

— Руководитель балетной труппы Тамара Рохо, увидев меня, сразу предложила контракт. Для меня это было невероятно, а получилось все случайно. У меня был гала-концерт в Риге, после которого выпало пару выходных дней. Я решила провести их в Лондоне, посмотреть город. Мой педагог сказала: «Как это два дня будешь отдыхать? Иди заниматься». Мне так не хотелось, но все равно пошла. Когда разминалась у станка, подошла Тамара Рохо, спросила, кто я, откуда, и тут же поинтересовалась: «Хочешь работать в Английском национальном балете?» Я даже не поверила, пыталась что-то показать, но Тамара сказала: «Я и так увидела все, что нужно». Я оставила свои координаты и уехала в Киев. А через месяц мне на электронную почту пришел контракт.

— Условия оказались хорошими?

— Гораздо больше работы, чем было в Киеве. Меня соблазнял сам факт, что буду работать с Рохо. Подкупали репертуар, современная хореография, которую хотела танцевать. Карьера у балерин достаточно короткая, нужно все успеть. Вот я и решилась. Это одна из ступенек, подняться на которую запланировала себе, чтобы достичь личного максимума в карьере.

— И какой он у вас?

— В этом году мы поработали со знаменитым американским балетмейстром Джоном Ноймайером. Это просто гений балета, новой классики. Мы ставили спектакль для весеннего сезона. Каждое слово Джона на вес золота, он как тонкий психолог умеет настроить артиста. А уверенность в себе, как и в спорте, для балерины очень важна. У нас ведь разные методы тренировок — бывают и с криками, словами, которые могут вселить в душу неуверенность… Это подавляет творческих людей. У Джона совершенно другой подход. Он говорит: «Танцуй, как чувствуешь. Делай ошибки, падай, но не будь скованной». Хуже неестественности для него ничего не может быть. Он так умеет настроить перед выходом на сцену, что действительно паришь… После премьеры подошел ко мне со слезами на глазах, настолько это чувственный и творческий человек. Его эмоции были наивысшей наградой. О работе с Джоном могу рассказывать часами. То, чему я учусь, хотелось бы показать в Украине. Мне в жизни очень повезло с педагогами с самого начала. То, в чем я хороша — их заслуга, а то, что не получается — моя вина. Значит, плохо слушала. Балет — это работа не одного дня, не спринтерская гонка, а марафонский забег, к которому нужно тщательно готовиться.

— Ваша подготовка с чего началась?

— Заниматься стала с четырех лет. Я была гиперактивным ребенком, не могла и минуты усидеть на месте. Родители просто не знали, что со мной делать, чем занять, поэтому решили отдать на танцы. Сначала занималась в ансамбле народного танца «Украина», а через год добавились уроки хореографии. Мне это так нравилось, что танцевала везде: на улице во время прогулок, в очереди в магазине. Причем делала это артистично, привлекая внимание прохожих, что приводило отца в ужас. Папа просил: «Ну, постой спокойно». Не помогало.

— Как вы увлеклись балетом?

— Случайно. Мы жили в одном доме с известным режиссером Михаилом Ильенко. Как-то я играла во дворе дома, как всегда, прыгала и танцевала. Он проходил мимо, увидел меня и предложил сняться в небольшом эпизоде в его фильме «Седьмой маршрут», попросил согласия родителей. Тогда мне было лет семь. На съемочной площадке за мной присматривала его супруга Светлана Андреевна — балерина. Как-то в разговоре она спросила: «Тебе нравится балет? Хочешь заниматься? Приходи ко мне в гости». И я начала бегать к ним в квартиру на четвертом этаже. Светлана Андреевна подготовила меня к поступлению в Государственное хореографическое училище. Я так благодарна этим прекрасным людям. Для меня они дядя Миша и тетя Света. Когда бываю в Киеве, обязательно стараюсь заглянуть к ним. Ильенко — уникальный человек, идейный режиссер. Вот уже несколько лет снимает фильм «Толока», но не хватает финансирования. Он как человек творческий не умеет выпрашивать деньги, подстраиваться под продюсеров или спонсоров. Очень надеюсь, что все-таки найдутся люди, готовые поддержать настоящее украинское кино.

— Это был случай или судьба?

— Думаю, случайностей не бывает. В моей жизни — точно. Я очень много работала, так что все награды — результат ежедневного труда. Ничто мне не давалось легко. Об этом говорила на встрече с юными ученицами хореографического училища. Нужно участвовать в конкурсах, не бояться — и результат придет. Подготовка не проходит бесследно. На свой первый конкурс «Юность балета» я категорически отказывалась идти, боялась, плакала. Тогда мне было 12 лет, а попала в группу, где были 16—17-летние девочки. Естественно, они опытнее, больше умели, я смотрела на них и впадала в ступор — мы такого не учили. В конце класса я со слезами на глазах подошла к педагогу и выпалила: «Я больше не буду танцевать!» Но в итоге таки вышла на сцену и получила диплом. После этого появился азарт — раз получила диплом, значит, могу быть лучше остальных. В конкурсах никогда не танцевала просто ради участия, всегда была нацелена на победу. Не сразу получалось, но желание не пропадало. Наоборот, старалась взглянуть на себя со стороны, сравнить с другими танцорами, реально оценить свои силы в мировом балете. Окружение ведь может искажать твою реальную позицию.

— Ваш статус в мировом балете сейчас какой?

— Я очень довольна тем, как развивается моя карьера, ведь даже не мечтала работать в Лондоне. Но это далеко не вершина для меня. Стараюсь свои амбиции подкреплять профессионализмом. Строю планы, которые могу осуществить самостоятельно.

— Вы такая сильная духовно и такая хрупкая внешне. Как поддерживаете форму?

— Мне очень помогает генетика. С детства была равнодушна к сладкому, всегда отдавала предпочтение кислому и соленому. Из сладостей люблю только зефир. Признаюсь, перед едой моя сила воли куда-то испаряется, ничего с этим поделать не могу. Любимый томатный сок пью литрами. Если поставить передо мной два литра — весь выпью. Я себя особо не ограничиваю в еде. В училище тяжело было смотреть на девчонок, сидевших на диетах. В Европе не требуют быть очень худой. В театрах даже возникали скандалы из-за анорексии балерин. Сейчас все немного изменилось — артистка должна быть здоровой. И я абсолютно это поддерживаю. Придерживаюсь здорового сбалансированного питания. В моем рационе обязательны белки, люблю свежевыжатые соки (не пью их натощак). На тренировках теряю много воды, поэтому компенсирую ее потерю специальными спортивными коктейлями. Понимаю, что от состояния здоровья зависит дальнейшее развитие карьеры. Люди почему-то больше значения придают тому, во что и как они одеты, а не следят за своим организмом, а ведь от этого зависит состояние кожи, красота.

— Ноги свои бережете?

— Для всех балерин это больной вопрос. Голые ноги стараюсь никому не показывать. Это в пуантах все выглядит красиво и эстетично. Правда жизни совсем другая — травмы, переломы, усталость. Несколько лет назад у меня случился стрессовый перелом на левой ноге. Это произошло прямо на сцене во время выступления. Травма научила меня перестроить свою работу, более ответственно подходить к исполнению партий. Каждый раз после репетиций прикладываю к ногам лед. Это полезно для сосудов. По условиям контракта, за мной закреплен массажист, который работает в удобное для меня время. Правда, его сложно находить.

Когда балерина завершает свою карьеру, все травмы просыпаются и регулярно дают о себе знать. Ни один перелом не проходит бесследно. Помогают пилатес, йога. Самостоятельно я не всегда могу расслабить ноги, мышцы иногда так перегружаются, что необходима помощь специалистов. Они учат, как правильно расслабить тело. Отдельно занимаюсь силовыми упражнениями. А перед выходными, по пятницам, практикую йогу — это позитивно настраивает и тренирует душу.

— У вас два выходных в неделю?

— Нет. Только воскресенье. И два раза в год каникулы — Рождественская неделя и летний отпуск. Но в этом году у меня запланированы два гала-концерта в Монреале, так что отдых немного сократится. Накопленная усталость увеличивает вероятность травм, а мне они не нужны.

— Как ваши зарубежные коллеги воспринимают ситуацию в Украине?

— Я работаю в большом интернациональном коллективе. Очень приятно, что коллеги поддерживают меня, Украину в ее европейском выборе. Они понимают, почему этот процесс дается так сложно. Ближайшие пару лет нам будет тяжело. Главное — выстоять сейчас. И мы сможем это. Вернемся к мирной жизни, перестанем плакать, просматривая новости. Я искренне верю в это.

Фото в заголовке с сайта jetsetter.ua

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров