ПОИСК
Інтерв'ю

«Чувствую себя очень-очень молодой»: большое интервью с Софи Лорен

14:14 9 листопада 2020

Легендарная итальянская актриса Софи Лорен возвращается на экран после 10-летнего перерыва. Американская стриминговая компания Netflix 13 ноября начинает показ нового фильма «Жизнь впереди», в котором 86-летняя кинозвезда исполнила главную роль. Картина является экранизацией известного романа Ромена Гари «Вся жизнь впереди».

Снял фильм сын Софи Лорен Эдоардо Понти. Критики, которым удалось посмотреть картину до ее премьеры, пришли в восторг. На сайте Rotten Tomatoes, который считается крупнейшим агрегатором кинорецензий, «Жизнь впереди» заработала очень высокий рейтинг одобрения — 93%. И все отмечают великолепную игру Лорен, достойную премии «Оскар».

Кадр из фильма «Жизнь впереди»

В активе знаменитой итальянки, которую Американский институт кино включил в список величайших актрис в мире, уже есть награды Американской киноакадемии. Софи Лорен получила свой первый «Оскар» в 1962 году за главную роль в драме Витторио де Сика «Две женщины». В 1991 году ей вручили почетный «Оскар» за выдающийся вклад в развитие мирового кинематографа.

РЕКЛАМА

Ей также принадлежит рекорд по числу полученных премий Давида ди Донателло (главная итальянская кинонаграда). У Лорен их шесть — за роли в фильмах «Две женщины», «Вчера, сегодня и завтра», «Брак по-итальянски», «Подсолнухи», «Вояж» и «Необычный день».

Кроме того, коллекция наград актрисы включает в себя «Грэмми», пять премий «Золотой глобус», премию BAFTA, Кубок Вольпи (главная актерская награда Венецианского международного кинофестиваля), приз Каннского международного кинофестиваля.

РЕКЛАМА

Безусловно, возвращение столь выдающейся актрисы к работе является событием для всего кинематографа. Журнал Variety взял интервью у Софи Лорен накануне премьеры фильма «Жизнь впереди». В телефонной беседе с журналистом Питером Дебраджем принял также участие Эдоардо Понти. «ФАКТЫ» подготовили полный перевод этой удивительно волнующей и интересной публикации.

«Стояла на крыше и думала только о том, что происходило со мной более 40 лет назад»

«Шесть лет назад Софи Лорен неожиданно появилась в короткометражном фильме, снятом по одноактной пьесе Жана Кокто «Человеческий голос». Это очень популярное произведение среди кинематографистов. Недавно во время локдауна свою версию сняли Педро Альмодовар и Тильда Суинтон. Ингрид Бергман и Анна Маньяни, каждый в разное время, брались за пьесу десятилетия назад. Вариант с Софи Лорен, длящийся 25 минут, снял ее сын Эдоардо Понти. Лорен играет женщину, живущую в одиночестве на вилле в Италии. Вместе с ней там находится только ее домработница. Героиня разговаривает по телефону с мужчиной, которого когда-то любила. Связь часто прерывается…

РЕКЛАМА

«Все, что осталось между нами, так это телефонная линия», — говорит ему Лорен уставшим голосом.

В каком-то смысле этот короткометражный фильм предсказал сегодняшнюю жизнь Лорен. Коронавирус вынудил многих из нас жить в изоляции, включая полную энергии легенду кино. Она легко и часто смеется в ходе нашего 90-минутного телефонного разговора. Итальянская кинозвезда, ставшая первой в истории, кому удалось завоевать «Оскар» за роль в фильме, снятом не на английском языке, живет в Женеве, очень далеко от своих сыновей — композитора Карло Понти-младшего и кинорежиссера Эдоардо Понти. Они вместе со своим семьями базируются в США. И Софи очень скучает по своим четырем внукам.

Конечно, Лорен разговаривает с ними по телефону каждый день, но она признается, что это очень тяжело для нее, явно недостаточно. Ведь в определенный момент она оставила свою блестящую карьеру, чтобы проводить больше времени с детьми и внуками. И вдруг оказалась отрезана от них. Именно поэтому она восприняла возможность снова сниматься как подарок судьбы. Это ее первая роль в полнометражном фильме с 2009 года, когда она сыграла в нескольких эпизодах мюзикла «Девять».

Эдоардо Понти говорит, что COVID-19 сделал невозможным путешествия для его матери. Я дозвонился ему отдельно, уже после разговора с Лорен. «У меня на воображаемом ночном столике всегда лежат две книги, цитаты из которых я использую, когда мы с мамой начинаем спорить. А делаем мы это при каждом разговоре. Первая книга — „Человеческий голос“ Кокто, вторая — „Вся жизнь впереди“ Ромена Гари», — говорит Эдоардо. «Эти книги помогли мне вернуть ее к работе», — признается Понти. И он не жалеет об этом, потому что экранизация Гари заставила критиков говорить о том, что 86-летняя актриса заслуживает еще один «Оскар».

Софи Лорен - первая в истории кинозвезда, которая получила «Оскар» за роль в фильме, снятом не на английском языке

Картину купила компания Netflix. «Жизнь впереди» — это современная адаптация романа Гари о женщине, пережившей Холокост. Старая еврейка известна как Мадам Роза. И она занимается тем, что следит за детьми местных проституток, когда те работают. Ей и так хватает забот, но однажды она берется опекать маленького иммигранта Момо (первая роль Ибрагимы Гайе), после того как мальчишка попытался стащить у нее кошелек на рынке. Несмотря на огромную разницу в возрасте и различия в культуре, между ними возникает невероятная связь, которая заставляет Мадам Розу вспоминать прошлое и в какой-то мере замедляет развитие у нее деменции.

Книга «Вся жизнь впереди» получила Гонкуровскую премию. Ее уже экранизировали в 1977 году. Тогда Мадам Розу сыграла знаменитая французская актриса Симона Синьоре. Картина получила премию «Оскар» в номинации «Лучший иностранный фильм». И вот что интересно: тогда в этой же номинации был представлен «Необычный день», который снял итальянский режиссер Этторе Скола, а главные роли в нем исполнили Софи Лорен и Марчелло Мастроянни. И это был один из лучших дуэтов в их карьере. Они играли вместе в 12 фильмах. В «Необычном дне» созданные ими образы разительно отличались от их прежних совместных работ.

Лорен в нашей беседе вдруг вспоминает свою любимую сцену из «Необычного дня» — сцену на крыше, когда ее героиня, простая домохозяйка, развешивает постиранное белье и в это время раскрывает свои чувства по отношению к мягкому, вежливому соседу в исполнении Мастроянни.

«Это одна из моих самых любимых сцен вообще за всю карьеру. Воспоминания нахлынули на меня, когда Эдоардо решил снять один из эпизодов „Жизнь впереди“ тоже на крыше! Я вдруг поняла, что впервые работаю на крыше дома спустя столько лет! Эмоции и воспоминания переполняли меня», — вспоминает Лорен.

Софи Лорен и Марчелло Мастроянни сыграли вместе в 12 фильмах

«Я очень волновалась в тот день. В этой сцене нужно было показать первые симптомы деменции Мадам Розы. А я стояла и думала только о том, что происходило со мной более 40 лет назад. Есть такое выражение — бабочки в животе. Оно наиболее точно передает мои ощущения там, на крыше. И я вновь ощутила в полной мере страсть к кино, к умению рассказывать истории. Чего еще мне было желать?! Я снимаюсь у режиссера, который является моим сыном. И я его люблю и полностью ему доверяю. В тот день снова почувствовала на себе благословение», — признается Лорен.

«Я действительно посвятила всю себя детям и внукам, и это было чудесно»

Эдоардо впервые работал со своей матерью на съемочной площадке, когда ему было всего 11 лет. Он играл в 1984 году слепого мальчика в фильме «Аврора».

«Сын был весьма строг со мной!» — смеется Лорен. «Этакий маленький босс на съемочной площадке. Он пытался учить меня играть! Меня, свою мать! Говорил будто взрослый, давал мне инструкции», — вспоминает Софи.

Воспоминания Понти немного отличаются. «Насколько я помню, мне всегда нравилось быть рассказчиком. Тогда я был всего на год старше, чем сейчас Гайе, который сыграл в „Жизнь впереди“. Но я уже понимал, что должен знать, каково это — находиться перед камерой, если хочу стать режиссером. Когда эти знания приходят к тебе, ты чувствуешь, как нужно разговаривать с актерами. Ты понимаешь, что может пригодиться, а что совершенно бесполезно. Поэтому я так и вел себя тогда с мамой», — утверждает Эдоардо.

Софи Лорен с сыном Эдоардо Понти

Между «Авророй» и «Человеческим голосом» лежат три десятилетия. Именно столько потребовалось Понти, чтобы убедить мать снова поработать вместе. Теперь Лорен признается, что после короткометражного фильма она мечтала снова сниматься у сына. «Оказалось, это была наша общая мечта!» — говорит Софи.

«Я не хочу работать с историями, которые не чувствую. Просто не буду знать, что мне делать», — утверждает блестящая актриса, которая перенесла все свое внимание на семью, отказываясь от новых ролей. Спустя какое-то время ей их просто перестали предлагать. «Я действительно посвятила всю себя детям и внукам, и это было чудесно. Я проводила все свое время в Америке с семьями Карло и Эдоардо. Мне не нужно было работать. Просто жила с ними и жила ими», — говорит Лорен.

«Чудесно» — это ее любимое слово. Она использует его особенно часто, рассказывая о тех времена, когда снималась с такими партнерами, как Мастроянни и Кэри Грант. Или о ролях, которые запомнились ей больше всего, например, роль матери в фильме «Две женщины». Порой у меня возникает впечатление, что Лорен взяла и стерла все плохие воспоминания.

Мы вспоминаем ее карьеру, которая, безусловно, была благословенной. Она начала еще подростком на студии Cinecittà в Риме в эпизодических ролях, настолько маленьких, что ее имя не указывали в титрах. Например, роль рабыни в исторической драме Quo Vadis в 1951 году. А стала звездой фильмов Витторио де Сика, ее позвали в Голливуд.

«Со стороны все выглядит очень просто. Но моя жизнь не была легкой», — подчеркивает Лорен.

Она родилась во время правления Бенито Муссолини в фашистской Италии. Ей было шесть лет, когда началась война. Рыбацкий городок Поццуоли, где жила ее семья, находится совсем рядом с Неаполем, который союзники бомбили особенно часто. Спускаться в бомбоубежище было для нее и ее родственников обычной рутиной. Во время одной из воздушных атак ее зацепило осколком шрапнели, оставившим небольшой шрам на подбородке.

«Во время войны отдушиной для нас в Поццуоли был небольшой кинотеатр. Там показывали голливудские фильмы. И я с замиранием сердца смотрела их и мечтала о всех этих кинозвездах», — вспоминает Лорен.

Потом она часто играла в фильмах о той войне. Может быть, поэтому ей так удалась роль матери, пытающейся защитить дочь, в «Двух женщинах». Она прекрасно знала, как нужно вести себя в сцене бомбежки публичного дома в «Браке по-итальянски». Она глубоко ощущала и точно передавала чувства простой домохозяйки, живущей во времена Муссолини в «Необычном дне».

«В школе каждый день все дети смеялись и дразнили меня»

Тогда в Поццуоли ее звали София Шиколоне. Это ее настоящее имя. И это было весьма необычно для католического городка, потому что Шиколоне — это фамилия ее отца, который отказался жениться на ее матери, Ромильде Виллани, и бросил их на произвол судьбы. Ее историю знали все в городе. «Было очень тяжело ходить в школу, потому что каждый день все дети смеялись и дразнили меня. Они говорили, что у меня нет отца», — вспоминает Лорен.

Ее мать была удивительно похожа на легендарную актрису Грету Гарбо. Она покрасила волосы и превратилась в блондинку. И ходила с дочерью на фильмы с участием Гарбо.

«Сходство была настолько невероятным, что порой люди останавливали нас на улице и просили у мамы автограф. А мне было стыдно. Я мечтала не о такой славе. Со скрываемым презрением смотрела на мать и думала: «Она никто!» — вспоминает Лорен.

Виллани, возможно, выглядела как звезда экрана, но карьера актрисы ее никогда не интересовала. И она не понимала, почему ее дочь так увлечена кинозвездами вроде Рита Хейворт и Деборы Керр. «Она никогда не поддерживала меня в моих стремлениях. Я хотела сниматься в кино. Думаю, если бы я не стала актрисой, то свела бы счеты с жизнью», — говорит Софи.

Ей было около 15 лет, когда она смогла убедить мать переехать в Рим. Софи заявила, что хочет познакомиться с отцом. На самом деле она надеялась пробиться в актрисы. Это было почти невозможно, но она придумала, как обратить на себя внимание. Шиколоне стала принимать участие в конкурсах красоты, которые тогда завоевывали популярность в Италии. Она позировала для фотожурналов, например, для Sogno, в котором публиковались короткие мелодрамы в фотографиях. Для них снимали начинающих моделей. Это помогло ей увереннее чувствовать себя перед объективом.

В тот период ей впервые посоветовали взять псевдоним. Она превратилась в Софию Лаззаро. Именно тогда 16-летняя модель познакомилась с продюсером Карло Понти, который был старше нее на 22 года. Потом она вышла за него замуж, но их отношения выдержали долгие испытания. «Но Карло всегда проявлял ко мне уважение», — подчеркивает Лорен.

Софи Лорен и продюсер Карло Понти

«Говоря о движении #MeToo и всех этих скандалах с сексуальными домогательствами, могу заявить так: это происходило с другими, но не со мной. Карло обратил на меня внимание во время одного из конкурсов красоты. Он пригласил выпить коктейль и предложил пройти кинопробы. Ничего более», — вспоминает она.

В 2014 году Лорен опубликовала мемуары «Вчера, сегодня, завтра: Моя жизнь», назвав их в память о фильме Витторио де Сика, в котором стала культовой сцена стриптиза. Софи показывает его герою Мастроянни. Спустя много лет Роберт Олтмен уговорил их снять похожую сцену, но пронизанную иронией, для своего фильма «Готовое платье». В мемуарах она пишет о том, на какие компромиссы приходилось идти многим ее коллегам ради карьеры.

«Однажды Понти намекнул, что мне неплохо было бы „смягчить“ мой излишне доминирующий профиль. Я в гневе отвергла эту идею. „Я лучше никогда не буду сниматься в твоих фильмах, чем соглашусь изменить мой нос!“ — заявила я. „Мой нос останется там, где он сейчас, и останется таким же, как сейчас! Он мне нравится. Он делает меня индивидуальностью!“ — продолжала я», — вспоминает ту ссору Лорен.

Сегодня трудно даже представить себе, что у Лорен могло быть другое лицо, уступи она тогда. Ее лицо известно всему миру — мягкий и чувственный анфас, но резкий профиль. В начале ее карьеры операторам приходилось менять привычный для них стиль и технику съемки, специально выставлять свет, чтобы сгладить этот профиль. Но уже много лет Лорен является одной из самых узнаваемых икон красоты XX века. На нее стремились быть похожими десятки миллионов женщин в разных странах. Они специально копировали ее прически, макияж, то, как она красила губы и брови.

«Я думаю, привлекательной в глазах многих маму всегда делала ее естественность. Ничего искусственного. Любая часть ее тела, ее лицо, глаза, нос — это все настоящее. Поэтому она стала эталоном красоты», — уверен Эдоардо.

«Простая девчонка из Неаполя, выросшая без отца, и вдруг — актриса! Это была надежда для тысяч простых неаполитанцев»

Начав сниматься в кино, она изменила только одно — свою фамилию. Шиколоне совсем не подходила для актрисы. Итальянский продюсер Гоффредо Ломбардо, у которого она играла в фильме «Африка за морями» в 1953 году, предложил ей такой вариант — Лорен.

«Дело было так. Он работал с голландской актрисой Мартой Торен, которая тогда была очень популярна. И он сказал мне: „Мы должны придумать тебе имя, потому что люди должны его легко запомнить и сразу узнавать тебя“. Ломбардо взял фамилию Торен, поменял первую букву и получил то, что нам обоим понравилось. Так появилась Софи Лорен. И мне подходит это имя. Я быстро к нему привыкла. И зрители тоже. Это лучше, чем Шиколоне. Лучше, чем никто», — смеется она.

После нескольких небольших ролей она получила, наконец, главную роль. Это был фильм «Золото Неаполя». Продюсером выступил Карло Понти, режиссером — известный актер Витторио де Сика. Он тоже вырос в Неаполе. И отлично знал, какие девушки нравятся неаполитанцам. Ему нужна была девушка из пиццерии, которую провожали взглядом все мужчины, где бы она ни появлялась. И он выбрал Софию.

«Это была важная роль не только для меня. Мне было тогда всего 18 лет. Подумайте только! Простая девчонка из Неаполя, выросшая без отца, и вдруг — актриса! Это была надежда для тысяч простых неаполитанцев. Я стала для них примером. Я доказала, что в этой жизни все возможно. Нужно только верить и мечтать. Фильм принес мне удачу. Я стала звездой. Меня узнавали на улице. Стали предлагать большие роли», — рассказывает Лорен.

Де Сика снял с ней еще шесть фильмов и играл с Софи в еще нескольких картинах. «Я благодарна Витторио! Он заставил меня поверить в мою игру. Де Сика был тем, кто действительно повлиял на мою карьеру и жизнь», — говорит она.

В 1954 году началось ее плодотворное сотрудничество с Мастроянни, который стал ее главным партнером на экране.

«Между нами с самого начала возникла чудесная химия. Ее секрет заключался в том, что мы всегда смешили друг друга. Марчелло было веселым человеком. У меня хранятся сувениры из каждого фильма с ним», — вспоминает Лорен.

«Если у меня какой-то день складывается не слишком удачно, мне достаточно вспомнить лицо Марчелло, вернее, выражение, появившееся на его лице, когда Витторио де Сика сказал ему, что сцену из фильма «Брак по-итальянски», которая в сценарии занимала 10 страниц печатного текста, мы будем снимать одним дублем. Это означало, что Марчелло нужно выучить все 10 страниц диалогов! Это как на сцене в театре.

Выходишь и играешь без пауз. Господи! Он выглядел таким напуганным! У меня с текстом проблем никогда не было. Но Мастроянни в этом был не силен. Запомнить все реплики — это не для Марчелло! И он начал паниковать. Конечно, в итоге он чудесно справился, но ужас на его лице я никогда не забуду! Как только Витторио сказал ему эту страшную новость и отвернулся на секунду, Марчелло будто ветром сдуло! Он кинулся в свой трейлер зубрить текст! Я скучаю по Марчелло каждый день. Он был великим актером и великим другом", — говорит Лорен.

«Чувствую себя так, будто моя карьера началась только вчера. Чувствую себя очень-очень молодой»

В конце 50-х Софи стала сниматься в голливудских фильмах. Американские режиссеры специально прилетали в Рим, чтобы провести пробы с ней. Генри Хэтауэй предложил ей роль в фильме «Легенда о былом», где ее партнером стал Джон Уэйн.

«В Италии я была уже знаменитостью. А в Америке большинство киностудий только слышали мое имя. И осторожно связывались с моим агентом, говоря, что они, возможно, могут дать мне роль в фильме с Кэри Грантом, Аланом Лэддом, Фрэнком Синатрой. Я понимала, что так долго продолжаться не может. Если я хочу сниматься в Голливуде, нужно самой ехать туда. В 1957 году отправилась в Лос-Анджелес», — вспоминает Лорен.

«Это было как чудо! Столько лет я восторгалась этими кинозвездами, мечтала быть хоть капельку похожей на них! Я любила их всех и вдруг увидела во плоти. Казалось, что они сошли с экрана и стоят рядом со мной. Меня восхитило то, как они заботливо и внимательно обращались с итальянской актрисой, которая с трудом говорила по-английски. Я была для них иностранкой. Но они сделали так, что я ощутила комфорт», — рассказывает Лорен.

Ее первым голливудским проектом после переезда в Лос-Анджелес стал фильм «Гордость и страсть». По иронии судьбы большая часть съемок проходила в Испании. Сначала ее партнером был Синатра, но это было недолго. Эпизоды с ним отсняли в первую очередь, и Фрэнк уехал. Софи расстроилась. Но ситуацию исправил Кэри Грант. Он так увлекся итальянкой, что сделал ей предложение, но она ответила отказом.

К счастью, это не испортило их дружеские отношения. Грант проявлял заботу о ней и всячески защищал от продюсеров, которые рассматривали Лорен только как очередную красотку, имеющую шансы стать новым секс-символом.

Софи подписала контракт со студией Paramount на пять картин. В 1958 году работа над одной из них — «Плавучий дом» — вновь свела на площадке Лорен и Гранта. В финальной сцене этой романтической комедии их персонажи женятся. Эпизод снимали всего спустя несколько дней после настоящей свадьбы Софи. В Мексике она вышла замуж за Карло Понти.

«Я понимала, как больно для Кэри играть перед камерой сцену свадьбы со мной. Но больше никто не догадался о его чувствах», — вспоминает Лорен.

В 1962 году именно Грант первым сообщил ей, что она получила премию «Оскар». Лорен стала второй иностранной актрисой в истории, которую выдвинули на соискание премии Американской киноакадемии. Первой была греческая актриса Мелина Меркури, но она в итоге осталась без награды. Софи была абсолютно уверена, что ее ждет такая же участь, и не полетела на церемонию. Она осталась в Италии и легла спать рано, не дожидаясь результатов.

«Я полагала, что „Оскар“ получит либо Одри Хепберн за роль в фильме „Завтрак у Тиффани“, либо Натали Вуд за „Великолепие в траве“. В шесть утра зазвонил телефон. Я толкнула Карло и раздраженно спросила: „Кто это тебе звонит в такую рань?“. Муж буркнул что-то в ответ. Телефон не умолкал. Я сняла трубку. Это был Кэри, и он выпалил: „Ты победила!“. Я была очень растрогана. Действительно не предполагала даже, что такое может произойти. К моему стыду, тут же повесила трубку. Думаю, Грант обиделся, но я боялась, что потеряю сознание», — вспоминает Лорен.

Она продолжала чередовать роли в Голливуде, где ей приходилось говорить на английском, с ролями в Италии всю свою карьеру. Понти делал все возможное, чтобы снимать жену в фильмах, которые способны были наилучшим образом раскрыть ее драматический талант.

«Карло был великим продюсером. Это он открыл итальянский кинематограф для Америки. Годами итальянские актеры и режиссеры снимали чудесные фильмы, но их никто не звал в Голливуд. И только Карло все изменил. Конечно, были великая Анна Маньяни, Джина Лоллобриджида. Но голливудские студии соглашались снимать их только в своих европейских проектах», — утверждает Лорен.

Действительно, только ей одной из итальянских актрис удалось добиться такого успеха в Голливуде. Именно ей в 1991 году вручили почетный «Оскар». Репутация позволила Лорен работать с прекрасными режиссерами: Майкл Кертиц («Дыхание скандала»), Кэрол Рид («Ключ»), Энтони Манн («Эль Сид»), Стэнли Донен («Арабеска»).

Но с наибольшей теплотой она вспоминает работу с Чарли Чаплином. «Он был тогда уже на завершающем этапе своей карьеры. И все мы понимали, что „Графиня из Гонконга“, которую мы начали снимать в 1967 году, станет его последним фильмом. Моим партнером был Марлон Брандо. Великий актер, но с ним было не очень легко работать. А вот Чаплин меня совершенно очаровал. Не знаю больше ни одного такого режиссера! Он проигрывал сам каждую роль, показывая нам, актерам, что хочет увидеть. И мы делали все возможное, чтобы не огорчить его. Он был чудесным человеком», — вспоминает Лорен.

«Моя карьера входит уже в восьмое десятилетие. Конечно, я стала придирчивей отбирать роли», — смеется Софи. «В связи с этим у моего сына есть серьезное преимущество перед остальными режиссерами», — продолжает шутить Лорен.

«Я понимал, что мама очень хочет вернуться к работе. Но сделает она это только в том случае, если ей предложат роль, от которой нельзя отказаться. Или это будет режиссер, с которым она захочет работать», — говорит мне Эдоардо.

«Когда ты молода, приходится соглашаться на любую роль, которую тебе предлагают. Но я уже давно в том возрасте, когда мне нравится работать только с тем материалом, который я хорошо чувствую и понимаю. Это должно меня по-настоящему тронуть. А работать только ради самой работы — нет, увольте», — говорит Лорен.

«Когда я снимался вместе с мамой в „Авроре“, мне казалось, что она плохо играет. Хотелось все время сдержать ее инстинкты. Сегодня я понимаю: когда Софи Лорен выходит на съемочную площадку, она готова на тысячу процентов! Она знает текст, она продумала каждую мелочь и готова играть. И вот, что меня поражает в ней. Такая подготовка позволяет ей избавиться от всего лишнего перед камерой и чувствовать себя естественно. В этом секрет ее успеха. Когда мне было 11, я этого не понимал», — признается Эдоардо.

«Эдоардо очень похож на меня. Он с детства хотел стать режиссером. Так же сильно, как я хотела стать актрисой. Это наша с ним судьба. Уверена, для меня другого варианта просто не существовало. И теперь я знаю точно, если ты уверен в том, кем хочешь стать, ничто не способно уничтожить это стремление внутри тебя. Это как лихорадка. Больше ни о чем другом ты думать не в состоянии. Это невероятно. Это чудесно. Вот я говорю сейчас все это и чувствую себя так, будто моя карьера началась только вчера. Чувствую себя очень-очень молодой», — завершает разговор Софи Лорен".

Перевод Игоря КОЗЛОВА, «ФАКТЫ» (оригинал Peter Debruge / Variety)

2177

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів