ПОИСК
Интервью

«Слово „Херсон“ в российской политике долго будет запрещенным. „Х…р“ можно будет говорить, „сон“ тоже, а вместе — нет», — Роман Цимбалюк

12:25 14 ноября 2022
Херсон

Восемь с половиной месяцев назад спятивший кремлевский фюрер все-таки решился на открытое вторжение в Украину. И грубо просчитался. Невзирая на то, что кровавый российский режим показал, что ни перед чем не остановится, его агония очевидна. Как и то, что эта война станет позором для этого государства.

О том, что происходит «за поребриком», «ФАКТЫ» поговорили с бывшим корреспондентом агентства УНИАН в Москве Романом Цимбалюком. Он долго был единственным украинским репортером в россии, однако в декабре прошлого года был вынужден покинуть столицу страны-агрессора из-за вполне реальной угрозы оказаться за решеткой. Ему вменяли в вину экстремизм, разжигание вражды и шпионаж. Сегодня Роман успешно воюет на информационном фронте — у его YouTube-канала почти миллион подписчиков.

— Роман, несмотря на то, что у россиян дела на фронте, мягко говоря, швах, путин, его приспешники и кремлевские пропагандисты твердят, что так называемая специальная военная операция идет по плану. Вы с сентября 2008 года работали в москве, очень хорошо знаете эту страну. Путин рассказывает, что их солдаты гибнут за великую россию. Глубинный российский народ по-прежнему верит такому бреду?

— Все сложнее. Во-первых, там давно не говорят, что спецоперация идет по плану. Эта фраза уже вызывает раздражение у российского общества, каким бы оно ни было. Вот у нас гражданское общество, а у них военное, соответствующим образом воспитанное.

Во-вторых, россияне давно начали догадываться, что что-то пошло не так. Особенно заметно на них повлияла мобилизация, которую путин объявил 21 сентября. Так что сейчас ощущение того, что их обманули, не дает им покоя.

В этом российском обществе нет самого главного — антивоенного посыла. Если мы проанализируем высказывания матерей, жен, невест, которые теперь ищут своих мобилизованных в фашистскую российскую армию мужчин, то выяснится, что они жалуются на то, что тех плохо экипируют и обучают, что их отправили на передовую, хотя путин обещал, что они займутся охраной новозанятых территорий и поддержанием там порядка. То есть глобального перелома в сознании народа в части выполнения заповедей «не убий» и «не укради» не наступило.

Читайте также: «Война к лету следующего года уже уйдет в прошлое», — генерал-майор СБУ в отставке Виктор Ягун

— По вашим словам, солдат армии российской федерации в среднем живет в Украине 7−30 дней: «А дальше черный мешок и домой». Даже если статистика нашего Генштаба несколько завышена, цифры рашистских потерь ужасают. Тысячи семей в Пскове, Воронеже, Бурятии, Удмуртии, получая гробы, даже не задают вопроса: во имя каких высоких целей их родственники отдают жизни и получают увечья на чужой земле?

— Этот преступный режим воспитал настолько глупых людей, что они на этот главный и банальный вопрос — зачем ваших сыновей и мужей отправили в Украину, не ищут ответа до сих пор.

Российскую статистику мы не берем, потому что она всегда врет, но Украина приводит цифры и Соединенные Штаты их подтверждают, что уже около ста тысяч российских мужчин были здесь убиты, ранены или попали в плен. При этом следует признать, что для россии это количество небольшое.

По словам Романа Цимбалюка, солдат армии российской федерации в среднем живет в Украине 7-30 дней: «А дальше черный мешок и домой»

У них как-то интересно все складывается. Тем, кто хотел уехать, дали возможность это сделать. Когда была объявлена мобилизация, по разным оценкам, уехали сотни тысяч российских граждан, а если взять период с 24 февраля, думаю, их миллионы. Им всем дали покинуть россию для чего? Чтобы они не мутили воду. Не хочешь — до свидания, мы в Бурятии, Тверской области и других регионах наберем тупых и решительных.

Чем народ недоволен сейчас? Не тем, что путин напал на Украину, а тем, что он не может нас победить и что им нужно будет поднимать ж… пы с дивана и отправлять своих мужиков на войну. Вот это им не нравится.

Теперь они ходят с угрюмыми рожами и уже сомневаются и в путине, и в себе. Как же это так? Почему? Мы же должны были за два-три дня захватить Киев. «Что там той Украины?» — как говорила маргарита симоньян. «Чего ее побеждать-то? Подавили огневые точки, и все», — считала она.

По моим оценкам и оценкам моих друзей, такого мнения придерживается процентов семьдесят россиян. А те десять процентов, настроенных против войны, не видно и не слышно в первую очередь из-за репрессивного российского законодательства. При путине никогда не существовало политических механизмов, позволяющим людям высказать свое мнение. За инакомыслие там всячески преследуют. В конечном итоге все это закончилось разгромом несистемной, как они говорят, оппозиции. Навальный шьет рукавицы в колонии или сидит там в штрафном изоляторе, а его друзья ведут YouTube-каналы из стран Балтии.

— Растет ли недовольство режимом? Люди понимают, что во всех их бедах виноваты не Запад, НАТО или марсиане, а один конкретный человек и его команда? Когда до них это дойдет?

— Не могу назвать сроки. Потому что, объективно говоря, то, что происходит сейчас, может тянуться десятилетиями. Россия большая. Ресурсы, чтобы замкнуться в себе и производить «Москвичи» образца 1960-х, у них есть. Они могут закапсулироваться, построить православно-кадыровскую Корею, ненавидеть весь мир, организовывать альтернативные чемпионаты по футболу, создать свою боксерскую лигу и прочее.

Мне кажется, одновременно должны происходить два процесса. Это рост потерь на фронте и всевозможные санкции, которые будут продолжать их душить. Хотя российскую федерацию часто сравнивают с Ираном, живущим под самыми жесткими санкциями свыше сорока лет. Может быть и такой вариант.

В общем, пессимисты говорят о том, что все может растянуться на десятилетия, а оптимисты — что эта система обвалится, как только путин сдохнет, поскольку она очень персоналифицирована и значительная часть россиян не помнит жизни без путина. Без него эта конструкция быстро рухнет.

Читайте также: «С путиным все может произойти. А россиян нужно просто изолировать. К сожалению, это потерянная ветвь развития цивилизации», — Сергей Гайдай

Что касается российской политической элиты, думаю, что о чем бы ни трепались в телеэфирах единоросы, коммуняки и все остальные, вылизывающие сейчас кремль, если бы им сказали: «Давайте вернемся назад и сделаем вид, что ничего не было», это их всех устроило бы.

А бизнес-элита молится, чтобы быстрее вернуться в международные кооперационные цепочки, когда исчезнет путин. Более того, я недавно узнал, что ряд российских бизнесменов с известными и не очень фамилиями инвестируют в победу Украины. И делают они это не потому, что нас сильно любят. У них мотивация другая: «Мы не хотим жить в фашистском государстве без прав и перспектив». Там масса умных людей. И они не хотят, чтобы из их детей делали солдат, чтобы в школах понедельник начинался с «разговоров о важном» — в этом году появился такой новый предмет. На таких уроках занимаются «укреплением традиционных российских духовно-нравственных ценностей и воспитанием патриотизма», то есть откровенной пропагандистской чушью.

Короче, эта система может спазмировать очень долго. И потеря Херсона, и даже когда их выкинут из Мариуполя и Донецка, все равно не особо повредят ее.

— Приведу цитату из соцсетей Белгорода: «Если раньше у нас искали мужа с квартирой, то теперь с погребом». Насколько там силен страх перед Украиной? Они действительно всерьез боятся, что мы вдруг захватим часть их территорий?

— Давайте успокоим наших пока еще агрессивных соседей.

Первое. Часть их территорий мы захватывать не будем. Однако сделаем уточнение для некоторых товарищей на болотах, привыкших, что Крым теперь их, и делающих вид, что так было всегда. Нет! Откройте сайт ООН, где четко написано, что международно признанные границы Украины — это границы 1991 года. Как в таком случае быть с международным правом, о котором так любит говорить сергей лавров?

Второе. Действительно, в российских регионах, причем очень далеко расположенных от москвы и тем более от Киева, начали изгонять из бомбоубежищ тараканов, крыс и всяких иных тварей и проводить пока учебные воздушные тревоги. Хотя в Белгороде и Крыму они уже реальные. То есть в целом начался процесс подготовки к обороне. И это прекрасно. Думаю, что эти их страхи будут усиливаться. Но опять же, исходя из того, что у нас нет амбиций сжечь москву вместе с питером, в первую очередь это будет касаться приграничных регионов.

Читайте также: «Россия не столь сильная, какой хочет казаться, но и не столь слабая, как мы этого хотели бы», — военный эксперт Сергей Грабский

Теперь хочу сказать о проблеме, на которой как-то не очень акцентируют внимание. Дело в том, что с приграничных территорий уже начали уезжать люди. Например, из Белгородской области в глубь россии переехали десятки тысяч человек. Слово «беженцы» там нельзя произносить, поэтому их называют переселенцами. Так что констатируем факт, что беженцы уже появились и в россии. И до этого довела преступная политика их президента.

Очевидно, что фронт будет двигаться. На каком-то этапе этот процесс коснется Ростовской области и не только, если они продолжат кошмарить Черниговскую, Сумскую и другие наши области. Ну, а дальше Крым. Те, кто туда понаехал, скоро смогут спокойненько с рюкзачком за спиной вернуться восвояси.

— Кадыров позиционирует себя как второе лицо в россии. Позиции пригожина с каждым днем усиливаются. Они могут создать какой-то ГКЧП? Насколько опасен этот альянс для путина?

— Эти персонажи — непосредственно его команда и его продукт. Заметьте, еще недавно очень яркой звездой в публичном пространстве был гиркин. Но ему сейчас говорить запрещено. А ультрафашистские тезисы оглашает теперь пригожин, ставший лидером этих сил. Но и он, и кадыров сегодня абсолютно несамостоятельны. Это марионетки, которых дергает за ниточки путин.

Как мне кажется, это такая технология, чтобы каким-то образом показать тем же военным: «Ребята, мы думали, что вы победите. Однако теперь вы ходите оплеванные и расстроенные. Но знайте. Если вы задумаете какой-нибудь генеральский бунт или еще что-то, у нас есть опричники, которые отрежут ваши дурные головы».

Кремль всегда стремился контролировать все политические процессы. Вспомните, ранее, когда он еще играл в так называемую несистемную оппозицию, у них всегда шла дискуссия на тему «кто агент кремля». Часть этой либеральной общественности финансировал кремль. Некоторых я даже знаю. Очень приличные люди, но тем не менее.

Теперь, когда этот период в истории россии завершен, в кремле объяснили: «Мы в это играть уже не будем. Начнете вякать, мы вас поубиваем или пересажаем». И вот на сцену вышли эти профашистские партии.

Поэтому преждевременно наши эксперты начали говорить, что пригожин стал политическим игроком. Конечно, будет новый расклад если, условно, люди из окружения путина все вместе спустятся в бункер и укокошат его. А пока видно, как технологически накачивают и пригожина, и кадырова. Особенно пригожина. Все-таки в россии монополия на информацию работает очень и очень неплохо. И если федеральные СМИ стали о нем писать и говорить, это не случайно.

— Как кремль будет сохранять лицо, утратив «исконно русский» Херсон? Столько пафоса и шуму было, когда наши территории приняли в состав россии. И вот на тебе.

— Они сделают вид, что ничего не было — ни псевдореферендума, ни речи маньяка путина о включении новых территорий в состав россии, ни изменений в конституцию, ни вноса в совет федерации штандартов «новых субъектов». Просто наберут в рот г… на и будут молчать.

В российской системе все устроено очень просто: плохие новости в их информационном пространстве не живут. Давайте вспомним историю, когда 17 октября штурмовик Су-34 рухнул на девятиэтажку в Ейске, который через море соседствует с украинским Мариуполем. В двигатель влетели не то украинские биомодифицированные комары, не то украинские чайки. 15 человек погибли. Сутки по телевидению об этом поговорили, а потом ни сведений о расследовании, ни рассказов о пострадавших и погибших.

Это система очень управляемая. Так что и с Херсоном будет точно так же — никто не станет акцентировать внимание. Я убежден, что СМИ уже разослали методички: не употреблять фраз «Херсон — русский город» и «россия здесь навсегда», а говорить, что «НАТО наступает», что «украинскую хунту Запад накачал оружием» и подобные мантры.

«После освобождения Херсона будет освобождение остальных оккупированных украинских территорий», - уверен Роман Цимбалюк

Нет новостей в масс-медиа — нет проблемы. Telegram-каналы что-то напишут, и все. При этом следует знать, что на россии все самые главные и самые раскрученные пропагандистские Telegram-каналы поют в унисон с кремлем. Цепные псы кремля — это так называемые военкоры. Они только что вопили «Херсон наш!», а теперь с грустным лицами переправляются на пароме на левый берег Днепра: «Может, еще когда-то сюда вернемся».

В общем, слово «Херсон» в российской политике долго будет запрещенным. Вот «х…р» можно будет говорить, «сон» тоже, а вместе — нет.

Читайте также: Андрей Пионтковский: «Политическая смерть путина станет причиной его физической смерти»

— Кремль жаждет переговоров, чтобы получить передышку. Но «доброй воли Киева», на которую они уповают, почему-то нет. Что дальше?

— После освобождения Херсона будет освобождение остальных оккупированных украинских территорий. Оставлять их путину нельзя.

Давайте зафиксируем следующее. Украина войну точно не проиграла. Это больше всего бесит российских пропагандонов. Но в нашем сердце живут такие прекрасные города, как Бердянск, Мелитополь, Мариуполь, Волноваха и так далее. Если их будут продолжать контролировать россияне, значит как минимум мы дадим возможность им заявить: «Сухопутный коридор в Крым у нас есть, вода в Крыму есть. Мы этого и хотели. Так что до свидания. Мы всех победили. НАТО повержено, а в Украине живут бандеро-фашисты».

Поэтому ВСУ останавливаться, я уверен, не будут. С другой стороны, давайте проанализируем, что пишут в западной прессе и что говорят наши американские союзники. «Может, вам не надо так ставить вопрос, что вы готовы вести переговоры с президентом россии, только если его фамилия будет не путин?» В этом плане компромиссы возможны. Политика — это всегда какие-то компромиссы. То высказывание Зеленского по большому счету можно назвать эмоциональным. Но есть вопрос, о чем с путиным говорить. Если этот маньяк скажет, что «часть Херсонской и Запорожской областей наша, Запорожская АЭС наша», то, извините, читайте первые три буквы в слове «Херсон». Именно эту позицию декларирует украинская власть.

Теперь что касается переговоров. Спикер российского МИД захарова, и не только она, уже много недель подряд на своих фашистских брифингах рассказывает: «Мы готовы к переговорам с украинской стороной с учетом текущей ситуации». Может, Маша говорит о текучей, когда жидкости в стакан наливают? Ей нравится этот процесс. Но мне хочется сказать ей: «Мария Владимировна, дурочка ты наша, до того, как вы огласили, что под натиском ВСУ покидаете Херсон, это была текущая ситуация? То есть вы, с… ки, хотели, чтобы Херсон остался за вами. А теперь уже не хотите?» Я хочу просто подчеркнуть, что текущая ситуация меняется. И сегодня мы говорим о Херсоне, а завтра о Геническе, например.

Давайте так. Наше государство не всегда будет получать миллиарды долларов дотаций, как сейчас. Рано или поздно нам придется самим восстанавливать экономику. И если российские фашисты останутся на левом берегу Днепра, они будут нас шантажировать: «У нас артиллерия. Мы не дадим вам использовать Днепр как водную артерию». И это станет для нас серьезным экономическим ударом на длительную перспективу. Не говоря уже о том, что на этих территориях живут наши люди и вообще это наша страна. Нам сейчас помогают десятки государств, Запад дает нам оружие и деньги. Если мы сегодня остановимся и заморозим ситуацию, через время противостояние снова возобновится. И вот тогда я не уверен, что Штаты и Европа будут поставлять нам пушки, гаубицы, боеприпасы, HIMARS и т. д.

Раз российские маньяки так быстро меняют свое мнение о территориях, значит будем им напоминать, где проходит граница Украины.

— Украинская энергетика получила колоссальный удар. Путин уничтожает наши города и села, еще и награждает тех, кто это сделал. Что пытается сказать он таким иезуитским поведением? Что предела не существует и только он вправе менять мировые правила игры?

— Часто вспоминаю слова Зеленского на праздновании Крещения Руси-Украины в 2021 году: «Как и сто, и тысячу лет назад, наша национальная валюта — гривня. На каждой плинфе Десятинной церкви, возведенной свыше 1025 лет назад, вытиснен тризуб, на золотых и серебряных монетах того времени — тоже. И сегодня это наш государственный герб».

Давайте ответим на вопрос, почему путин начал войну. Главная причина, по моему мнению, не его сомнительные экскурсы в тысячелетнюю историю (это просто художественный вымысел), а в том, что он просто ненавидит свободный народ, который на каком-то этапе может стать примером даже для россиян. Рабская идеология, лизоблюдство, культ царя столкнулась с идеологией свободных людей. И мы не покорились.

Я когда-то вам уже приводил этот пример. Повторю его. Давайте сравним наш Андреевский спуск и московский Старый Арбат. На Андреевском спуске все сувениры с украинской символикой, а на Арбате — с портретами путина. То есть вся наша конструкция не базируется на персоналиях. Рано или поздно Зеленский перейдет в категорию экс-президентов. Сменяемость власти для нас нормальный процесс. Вот что важно.

«Главная причина, почему путин начал войну, по моему мнению, в том, что он просто ненавидит свободный народ, который на каком-то этапе может стать примером даже для россиян», - считает Роман Цимбалюк

Что касается разрушений инфраструктуры, знаю точно, что после завершения боевых действий все будет отстроено заново, что Украина станет совсем другим государством и в экономическом плане здесь все будет очень и очень хорошо. В идеологическом тоже.

Кстати, еще одна из причин, почему кремль пошел на нас полномасштабной войной: в конце прошлого года средние зарплаты в Украине были практически такими же, как в россии. А это значит, что, даже несмотря на внутренние распри (порохоботы, зелеботы, коррупционеры и т. д.), страна-то развивалась. И это тоже стало триггером, как мне кажется. Но ключевая причина — наша непокоренная нация.

Читайте также: «У жителей оккупированных территорий, которые сейчас радуются присоединению к россии, от улыбок до слез будет очень короткая дорога», — Роман Безсмертный

— Кругом столько горя, столько сломанных судеб. Значительная часть страны уничтожена. Безусловно, мы все верим в ВСУ и в победу. Но люди очень устали. Как не свихнуться в этом кошмаре?

— Сегодня все подвержены депрессиям, у всех психологические качели. Поделюсь своим опытом. Чтобы понимать, что мы на правильном пути и что все жертвы не напрасны, надо общаться с теми, кто непосредственно кует победу.

Люди так устроены, что им необходимо общение. Достаточно организовать плетение маскировочных сеток, например. И делом займетесь, и друг друга поддержите. Когда мы собираемся вместе, появляются какие-то новые локальные решения. На чем держится наша страна? На вот этих горизонтальных связях. Нам не надо ждать, что скажет Зеленский. Мы сами творим свою историю.

Чтобы не свихнуться, надо что-то делать. Если не можете выйти из дома по каким-то причинам, приглашайте на чай соседей. Когда в нашем районе выключают свет, люди сразу выходят на улицу. Вместе легче справиться с внутренним кризисом. А главное, быстрее приходит понимание, что все будет хорошо и мы обязательно победим.

Что делают наши еврейские братья? Спустя время приходят в то место, где недавно случился теракт, и устраивают там какие-то развлекательные мероприятия — общаются, танцуют, что-то делают. Тем самым они показывают fuck смерти. В нашем случае мы должны показать fuck путину и всем русским оккупантам.

Мы должны понимать, что жизнь все равно возьмет свое, даже если кто-то не доживет до победы. Поэтому помогайте ВСУ. По крайней мере моя мама говорит, что ее это очень поддерживает.

— О чем мы с вами будем говорить через год — о продолжающейся войне или о восстановлении Украины?

— Когда меня перед войной спросили, нападет ли путин, я ответил: «Нет. Потому что это противоречит российским интересам». Я действительно не предполагал, что российское бункерное руководство — это настолько тупые, старые и безумные люди. А сейчас отвечу на ваш вопрос так: есть большая вероятность, что через год война будет продолжаться, но мне очень хотелось бы ошибиться.

Читайте также: «Думаю, честно будет сказать, что мы не знаем, когда закончится эта война», — Павел Казарин

2085

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Instagram

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров