Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 587 тысяч 610 человек (данные MMI Украина)
ДТП в Феодосии

Подробности

Подробности трагического ДТП в Феодосии: фельдшер «скорой» закрыла пациента своим телом

Лариса КРУПИНА, «ФАКТЫ» (Феодосия — Киев)

15.03.2013

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

В результате автокатастрофы, произошедшей 9 марта, погибла бригада медиков. Еще четыре человека находятся в больнице. Врезавшийся в «неотложку» сотрудник СБУ отказывается что-либо пояснять, ссылаясь на плохое самочувствие

«ФАКТЫ» уже сообщали о трагической смерти двух работников феодосийской скорой помощи, которые 9 марта погибли во время исполнения профессионального долга: бригада везла в больницу 22-летнего парня, впавшего в кому, и сопровождавшего его отца. По словам очевидцев, в машину скорой помощи на большой скорости врезался «Фольксваген Пассат». 26-летняя фельдшер Алиме Берберова скончалась на месте, а 56-летний врач Игорь Сергеев умер через два часа в больнице. «ФАКТЫ» встретились с родственниками погибших и пострадавших в аварии.

— Она не должна была умереть! — в отчаянии говорит Ленура, сестра погибшей Алиме Берберовой. — Алиме находилась в декретном отпуске с двухлетней дочкой, который заканчивался в августе, но решила выйти на работу. «Соскучилась я по работе, — сказала она мне. — Да и в августе ждет учеба, повышение квалификации. Как раз вспомню то, что забыла».

*Погибшая Алиме Берберова очень любила свою маленькую Эдие. Они с мужем мечтали о втором ребенке

В декрет сестренка уходила со станции скорой помощи Судака, но из Ленинского, где она жила, было далеко добираться. Узнав, что появилась вакансия в «скорой» Феодосии, ближе к дому, поспешила устроиться туда. «Пока место есть», — сказала. Кто же знал, что это место на тот свет!

В первый выход сестры на работу, когда мы с ней созвонились, Алиме сказала: «Что-то тяжко мне на душе. Может, я бы еще дома посидела?» Не расстраивайся, говорю, привыкнешь, все будет хорошо. Потом плохое настроение прошло, и Алиме стала бодрее. Она рассказала, что коллектив на станции принял ее хорошо. «Зря я грустила», — говорит.

Восьмого марта мы поздравили друг друга по скайпу, сестричка похвасталась, что муж подарил на праздник новый телефон. Шутили, смеялись, обсуждали, кто что приготовил на праздничный стол. Сестричка была отличной хозяйкой, любила готовить, особенно печь. В доме всегда был идеальный порядок. Я даже подумать тогда не могла, что вижу ее в последний раз.

— Это была вторая смена после выхода из декрета нашей Алимешки, как все мы ее ласково называли, — горько говорит Михаил Пикулов, заведующий судакской подстанцией Центра экстренной медицинской помощи, где девушка проработала четыре года. — В Феодосии ее поставили работать на новой машине «Рено» в бригаду с опытнейшим врачом Игорем Владимировичем Сергеевым. Стаж его работы 32 года, из них на «скорой» — больше двадцати лет.

Девятого марта поступил вызов. Звонивший сообщил, что его 22-летний сын без сознания. Выехавшая бригада обнаружила больного в коме, требующей немедленной госпитализации и, подключив к системе жизнеобеспечения (искусственная вентиляция легких и внутривенное введение лекарственных препаратов), приступила к транспортировке больного. В машине Алиме находилась у изголовья больного, оказывая медицинскую помощь. Карета «скорой» шла с сиреной и проблесковыми маячками. В 14.45 на перекрестке Симферопольского шоссе и улицы Чкалова «скорую» ударил в бок «Фольксваген». Он ее не пропустил, хотя должен был в любом случае, даже если карета «скорой» едет по встречной полосе. Машина перевернулась и, скользя на боку, сбила железобетонную осветительную опору...

К месту аварии начали бежать люди. Кто-то из водителей открыл двери троллейбуса и оттуда, спеша на помощь пострадавшим, выскочили пассажиры. У Алиме была разбита голова, она получила многочисленные переломы. Говорят, они так и остались лежать вповалку: на носилках — пациент в коме, сверху — изуродованная Алиме и рядом — отец этого парня, который тоже бросился закрывать своим телом сына.

— Я выложила свой номер телефона в интернете, попросив свидетелей рассказать, как все было, — рассказывает Ирина, дочь водителя скорой помощи 57-летнего Владимира Олефира, который выжил в страшной аварии, но получил тяжелые травмы. — Люди видели, что водитель «Фольксвагена» ехал на большой скорости в наушниках, и у него громко играла музыка. Свидетели утверждают, что в салоне он был не один. Говорят, что когда какой-то парень помогал водителю «Фольксвагена» выйти из машины и услышал от него запах спиртного, то воскликнул: «Козел! Если бы я знал, что ты выпивший, то не стал бы тебе помогать».

Водитель легковушки не спешил помочь пострадавшим. Он очень нервничал и сразу стал кому-то звонить. Люди слышали обрывки его разговора по телефону: «У меня ДТП, видимо, со смертельным исходом». Он самостоятельно скрутил с машины номера, но люди их запомнили — АК 7772 ВХ. Затем, по свидетельствам очевидцев, водитель начал что-то доставать из багажника машины и передавать друзьям, приехавшим к нему на помощь. Прибывшие на место ДТП работники ГАИ, несмотря на возмущение людей, этому не препятствовали.

Очевидцы утверждают, что водитель «Фольксвагена» пошатывался и приехавшие друзья пытались, взяв его под руки, закрыть от толпы, чтобы не было видно, что он пьян. В интернете, где обсуждался этот случай, защитники водителя «Фольксвагена» предполагали, что, может, он был травмирован и поэтому пошатывался. Эксперты тоже приняли его сторону, заявив, что оба водители были трезвы. Но почему же водитель даже не пытался затормозить и на какой скорости летел, если его автомобиль перевернул «скорую» весом в три тонны?

— Насколько быстро ехал за рулем «скорой» ваш отец?

— Придя в себя, отец рассказал, что ехал, как нужно по правилам. Когда надо было притормозить, притормаживал. И все машины на перекрестках его пропускали. Папа считается опытным водителем, и главный врач «скорой» всегда посылал его на дальние расстояния, зная, что он справится. Сейчас у отца сотрясение мозга, треснута лицевая кость. Он помнит только момент удара и как посыпались в машине стекла. Папа только-только начал приходить в себя. Потрясен, что погибла его бригада.

— У меня вопрос: как проводили экспертизу на трезвость? — говорит жена погибшего врача 56-летнего Игоря Сергеева Ирина Павловна. — Брали анализ крови и мочи или просто заставили водителей подуть в трубочку? Можно ведь кому-то трезвому дунуть после человека, который был пьян, и записать нужный результат.

*Врач феодосийской скорой помощи Игорь Сергеев скончался через два часа после аварии

Мой муж был еще жив, когда его доставали из кареты «скорой». Сам весь изувеченный, он беспокоился о больном, которого вез в больницу. Успел рассказать приехавшим коллегам его диагноз и какое проводил лечение, прибыв на вызов. Парень, находившийся в коме, во время аварии не пострадал, и в больницу его привезли на другой «скорой». Его спасло то, что он был пристегнут к каталке ремнями.

Когда мы приехали в больницу, куда отвезли мужа, врачи сказали: «Ситуация тяжелая. Но его жизни ничего не угрожает». Мне разрешили зайти в реанимацию. Игорь был бледный, но шутил, что дважды в одну воронку бомба не попадает. Когда-то, лет двадцать назад, он тоже попал в аварию, спасая больного, и травмировался.

Во время же этой аварии у него оторвались ребра, началось сильное кровотечение. Мужу сделали дополнительное обследование и сообщили: «Нужна операция». Вскрыли грудную клетку: искали место повреждения. Очевидно, там были разорваны все сосуды, и кровопотерю остановить не смогли. Врачи зашивали артерии и тут же обнаруживали все новые обрывы сосудов. Даже когда они засуетились, я не испугалась, настолько сильным было ощущение, что муж будет жить. Но нас неожиданно вызвали и сказали: «Он... умер». Травмы оказались несовместимы с жизнью.

Водителя «Фольксвагена» отвезли в ту же больницу, что и всех пострадавших. Я читала в газетах, что он был госпитализирован с диагнозом закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, рана глаза, ушиб лодыжки. Но он выглядел вполне здоровым. Мои сын и дочь видели его на больничном дворе в окружении каких-то людей, судя по всему, сотрудников или знакомых. Этот крепкий мужчина самостоятельно ходил, передвигался вполне нормально, приседал. Но потом во двор привезли инвалидную коляску, усадили его и обратно увезли уже на ней.

Среди друзей водителя «Фольксвагена», которые приехали к нему на помощь в момент аварии, прохожие опознали работников Феодосийского отдела СБУ. Но информацию о том, причастен ли водитель к СБУ, скрывали от нас до последнего.

Для того чтобы забрать тело мужа из морга, я получила в прокуратуре Феодосии документ, где было написано, что водитель «скорой» Олефир, двигаясь с включенными проблесковыми маячками и звуковой сигнализацией по улице Симферопольское шоссе, выехал на перекресток на красный сигнал светофора. «В результате произошло столкновение с автомобилем „Фольксваген Пассат“ под управлением работника правоохранительных органов Аверина М. М. (имя изменено. — Авт.), который ехал на зеленый сигнал светофора». И — ни слова о том, что «Фольксваген» не пропустил «скорую» и врезался в нее! Кроме того, многие свидетели утверждают, что сигнал светофора был мигающе-желтый! А это означало, что светофор нужно проходить как нерегулируемый перекресток. Да и для водителя «скорой» цвет сигнала светофора не имеет значения — ему разрешено ехать на любой. Казалось, что все делается для того, чтобы виновный ушел от наказания.

12 марта пресс-служба СБУ официально признала факт участия в ДТП своего работника и, выразив соболезнования родным и близким погибших, заверила, что все обстоятельства ДТП будут тщательно расследованы, а виновные понесут наказание.

Прокуратура Феодосии открыла уголовное производство по факту ДТП по статье нарушение правил безопасности дорожного движения. После признания факта участия в происшествии работника СБУ, дело передали в военную прокуратуру Крыма.

Аверин и его родные отказываются от интервью прессе. Не было пока и ни одного заявления от его адвоката.

— Адвокат водителя «Фольксвагена» у нас не появлялся, — сообщил «ФАКТАМ» прокурор Феодосии Данил Стадник. — Сам водитель, пока дело находилось у нас в производстве, ничего не сообщил. Он был опрошен, но отказался от дачи пояснений в связи с тем, что плохо себя чувствует. Пока не будут расследованы все обстоятельства случившегося, он не может считаться подозреваемым. Поэтому в больнице его никто не охраняет.

Тем не менее, по свидетельствам родственников больных, возле палаты водителя «Фольксвагена» дежурят крепкие парни. Возможно, это его друзья, коллеги. В самой палате возле пострадавшего часто сидит его мать.

— Недавно женщина укоряла медсестер, что они недобро смотрят на ее сына, — рассказывает дочь водителя «скорой» Ирина. — Девочки ответили, что они выполняют свои профессиональные обязанности, а улыбаться не обязаны. Судя по посетителям, которые его навещают, чувствуется, что этот сотрудник СБУ не последний человек в городе. К нему ходят толпы людей. Говорят, он женат, у него есть ребенок.

— Он сам или его родные как-то пытались объясниться с вами? Если они считают себя невиновными, посочувствовать горю погибших и травмированных людей — это по-человечески.

— Никто к нам не подходил. Это же подтверждает и отец пациента, которого везли тогда в карете «скорой». Сегодня парень вышел из комы. Он уже разговаривает. Его перевели в палату к отцу, который тоже тяжело пострадал в ДТП. Как раз в этот момент в больницу к моему папе приехали родители погибшей девушки-фельдшера Алиме. Узнав, что больной вышел из комы и увидев его вместе с отцом, они начали плакать. Парень спасен. Но какой дорогой ценой!

На обратном пути мы проходили мимо палаты, где лежит водитель «Фольксвагена». Дверь была приоткрыта. Я увидела, что мужчина находится в отличном расположении духа. Разговаривая с кем-то, он улыбался и шутил.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Новости партнеров
Загрузка...

Загрузка...

В сельском магазине: — У вас есть сыр «Рокфор»? — А что это такое? — Это такой сыр с плесенью. — Сыра нет, но есть колбаса «Рокфор», беляши «Рокфор» и селедка «Рокфор».