Виталий Манский

Точка зрения

Виталий Манский: «В России сейчас создается настоящий образ врага в лице Украины»

Таисия БАХАРЕВА, «ФАКТЫ»

07.06.2014

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Известный режиссер представил в Киеве картину «Труба» и начал съемки фильма, посвященного событиям в нашей стране

Российский документалист Виталий Манский родился во Львове. Известность пришла к нему в Москве после того, как закончил ВГИК, стал работать на телевидении, возглавил канал «REN-TV» и собственную киностудию. Обладатель более 30 европейских и российских призов за кинодокументалистику Виталий Манский был первым, кто снял большие документальные проекты о российских президентах Михаиле Горбачеве, Борисе Ельцине и Владимире Путине. Затем отправился в турне по Америке с популярной группой «Тату», сняв документальный фильм и телесериал «Анатомия Тату».

Год назад режиссер закончил работу над масштабным проектом — фильмом «Труба», признанным лучшим на 48-м Международном фестивале в Карловых Варах. Картина была представлена и на прошлогоднем Одесском кинофестивале. А уже в нынешнем году именно Манский возглавит жюри Национальной конкурсной программы V Одесского кинофестиваля. Представить картину в Киеве Виталий Всеволодович приехал лично. Параллельно с показом он собирает материалы для новой работы, посвященной Украине, и собирается проехаться по всем регионам нашей страны.

— В то время, когда большинство зарубежных и российских артистов опасаются приезжать в Украину, вы уже не первый раз посещаете нашу страну и даже устраиваете большую премьеру.

— В каком-то смысле ваш вопрос удивляет. Не знал, что кто-то из России отказывается приезжать в Украину, логичнее предположить, что Украина отказалась кого-то принять.

— Российская творческая интеллигенция, поддержавшая путинскую агрессию, действительно нежеланный гость в Украине.

— Это совершенно понятно. Но мне не страшно приезжать в вашу страну. Я доверяю своим друзьям, которые бывают в Киеве и говорят, что ничего страшного непосредственно в вашем городе не происходит. Более того, недавно я был во Львове. Ничего, кроме позитивных эмоций, не испытал. Другое дело страх, связанный с ответственностью за свои действия в глазах простого российского обывателя. Ведь что сейчас происходит с информацией, которая распространяется в России об Украине? Создается настоящий образ врага в лице вашей страны. Я как человек, выросший в Советском Союзе, не помню, чтобы хотя бы об одной из стран НАТО советское телевидение позволило себе подобную риторику. Даже про чилийскую хунту и кровавого Пиночета не высказывались так агрессивно и с такой ненавистью, как сейчас в России говорят об Украине. Если верить всей этой информации, то все 140 миллионов россиян должны подняться и перейти российско-украинскую границу, чтобы спасти вашу страну.

— Но почему, собственно, Россия позволяет себе такую ложь по отношению к Украине?

— Думаю, на этот вопрос нет однозначного ответа. Скорее всего, власть, увидев опыт совершения революции на Майдане, испугалась, что подобное может случиться и в России. В конце концов, любая власть борется за свою выживаемость. Даже самая демократическая.

— Но не так агрессивно!

— Какая власть, так и борется. С другой стороны, мы понимаем, что исторический процесс необратим. Изменения, в конце концов, произойдут — пусть через 20 или 100 лет. Даже в Китае будет демократия, а что уж говорить о России. Это лишь вопрос времени.

— Вы никогда не скрывали своего отношения к Украине.

— Если бы Украина была ортодоксальным государством, у меня не было бы к ней такого отношения, даже несмотря на то, что я здесь родился. Верю в демократический путь развития Украины, отсюда и мое теплое отношение к этой стране. Я появился на свет во Львове, у меня до сих пор живет там вся родня. Мои бандеровцы. Кстати, они говорят на русском языке, но живут прекрасно. Никто не собирается переезжать в Россию. Вообще, это противостояние между Россией и Украиной развело очень многих людей по разные стороны баррикад. И у меня есть друзья, поддерживающие аннексию Крыма. Где бы мы ни встретились, даже поужинать в ресторане, сразу произносим фразу: «Мы об этом не говорим». И все понимают о чем. И без того слишком много сейчас потерь в нашем большом кругу друзей. За всю мою жизнь это первый резкий мировоззренческий конфликт, из-за которого близкие оказались врагами.

— Ваша картина «Труба», премьера которой вчера состоялась в Киеве, рассказывает о том, что сейчас волнует очень многих — о судьбе газовых договоренностей между нашими странами.

— Моя режиссерская задумка фильма заключалась в определении места России в современной Европе. Я искал для картины образ, который соединил бы несоединимое. И нашел — это пресловутая газовая труба Уренгой—Помары—Ужгород, соединяющая и разъединяющая нас одновременно. Труба — некий художественный образ, цементирующий картину. Здесь нет никаких отсылок к сиюминутным процессам, скорее, это более чувственная работа.

— Вы разгадали причину противоречий Европы и России?

— Мы фундаментально разные с европейцами. Но это не значит, что разница непреодолима. Просто для ее устранения пройдет очень много лет, и финал произойдет уж точно не при моей жизни, не при жизни моих детей. В этом смысле у Украины, безусловно, гораздо больше общего с Европой. К тому же, чем территориально украинские области ближе к Европе, тем очевиднее для них процессы, происходящие в стране. И чем ближе они к России, тем менее очевидны. Посмотрите, ведь люди в восточных областях Украины, выступающие против европейской интеграции, на самом деле очень искренни в своих заблуждениях. И это просто ужасно! Самое страшное в России не власть, а то, что огромное количество людей счастливы от того, что захвачен Крым.

— Но это просто не поддается здравому смыслу!

— А вы знаете, что, по статистике, 34 процента населения России по сей день пользуются туалетами-ямами. Конечно, этим людям нужна какая-то сатисфакция. И они даже не собираются лететь на отдых в Крым. Я был в Якутии как раз в разгар крымских событий. И первое, что увидел, это митинг довольных людей с плакатами «Крым наш!» Для них Крым — что-то эфемерное, символ победы своей страны. И никто дальше этого не задумывается. Помните, до недавнего времени было популярно на дни рождения дарить именные звезды в Галактике. Так вот, Крым — это как звезда, которая не существует, но висит на стене и тешит имперские амбиции.

— В начале 2000-х годов вы сняли документальные картины о правителях России Горбачеве, Ельцине и Путине. Кому из них больше симпатизируете?

— По всем параметрам — Михаилу Горбачеву. К тому времени, как я с ним познакомился, он дольше всех был отлучен от власти и обладал хорошими человеческими качествами в большей мере, чем другие. Бориса Ельцина я снимал, когда он уходил от власти. Это был тяжелый для него поступок. Ельцин не был болен, Россия находилась в тяжелом положении, но он принял решение об отставке. У меня остались о нем позитивные впечатления. Кстати, Ельцина и Горбачева я снимал параллельно, иногда просто переезжая с одной дачи на другую, благо, эти резиденции были расположены рядом. Я загорелся даже идеей как-то свести президентов, помирить, но этого так и не произошло.

*В Ватикане Виталий Манский беседовал с Папой Иоанном Павлом II и Михаилом Горбачевым. О первом и единственном советском президенте режиссер снял документальный фильм (фото пресс-службы Ватикана)

— В то время Владимир Путин только входил во власть.

— Тогда в каком-то смысле он был честным героем. Первый год его правления я относился к нему с определенной симпатией, разделяя многое из того, что он говорил. Но власть портит любого человека. Как в сказке о драконе: самый лучший побеждает дракона и сам становится им. Сейчас в России мы имеем дело с человеком, который, по сути, 14 лет у власти и совершенно ясно, что будет рулить еще 16 лет. Думаю, нас ждут самые страшные и тяжелые времена.

— Может, вам стоит вернуться во Львов?

— Не думаю, что мне нужно покидать Россию. По крайней мере, пока. Не так давно я начал снимать фильм об Украине. Работа началась во Львове. Это будет картина о жизни простых людей. Портреты на фоне эпохи. Буду снимать в Киеве, Одессе, Харькове, хочу съездить в Крым. Процесс съемок может занять два или три года. Я не тороплюсь, хочу разобраться, пожить и побольше поездить по родной Украине.

Фото в заголовке Франс Пресс

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

В связи с участившимися провокациями и попытками разжигания межнациональной розни мы приняли решение временно отключить возможность комментирования материалов на сайте.

Загрузка...
Загрузка...

— Вышла из бани и понеслась: крем для лица, крем для рук, крем для ног, крем для тела... Вопрос сына меня убил наповал: «Мама, а ты вообще зачем мылась?»...