Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 603 тысячи 730 человек (данные MMI Украина)
Иван Путров

Наедине со всеми

Один из лучших танцовщиков мира Иван Путров: "Репетирую шесть дней в неделю, иногда по десять часов"

Таисия БАХАРЕВА, «ФАКТЫ»

21.04.2017

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Бывший киевлянин, 15 лет назад переехавший в Лондон, выйдет на сцену Национальной оперы Украины в своем проекте Men in Motion

Ивану Путрову было пятнадцать лет, когда он покинул родной Киев и переехал в Лондон. Талантливого ученика Киевского хореографического училища после победы на международном конкурсе в Лозанне приглашали учиться несколько стран. Иван без долгих раздумий выбрал Англию. И уже через три года танцевал заглавные партии в Королевском балете. Он прослужил на сцене лондонского театра двенадцать лет, чтобы потом уйти в «свободное плавание». Многие сочли этот шаг Путрова безрассудным. Но сам Иван признается, что ни разу об этом не пожалел. Он получил свободу в творчестве, о которой мечтал. Выступает на ведущих сценах мира, а его проект Men in Motion, который состоится в Национальной опере 22 и 23 апреля, стал одним из самых успешных балетных постановок мира. Кстати, в каждой новой стране в спектакле меняется состав участников. В Киев прилетят солисты лучших театров Осло, Милана, Лондона и Амстердама, чтобы два дня выступать в Национальной опере Украины. На родную сцену выйдет и сам Иван Путров.


*Иван Путров танцует на самых престижных сценах мира

«Язык движения понятен абсолютно всем»

— Вы наверняка знаете, что в Киеве вас любят и всегда встречают как звезду мировой величины.

— Любовь — одно из самых прекрасных чувств в мире. Насчет звезды я не был бы столь категоричен. По большому счету, это лишь личное отношение каждого к тому, что я делаю. Но не стану скрывать, мне безумно приятно это слышать.

— Вас называют человеком, который делает все для того, чтобы приблизить классический балет к простому зрителю.

— Очень рассчитываю, что это на самом деле так и есть. Много лет назад, когда был одержим идеей сделать проект Men in Motion, я хотел показать развитие мужского танца. Четко понимал, что танец абсолютно естественен для любого человека. И совершенно неважно, занимается он им профессионально или нет. Просто язык движения понятен всем. Я знаю людей — любителей танца, которых в балете отталкивает его классическое содержание. И даже афиша с красивой балериной в пачке, на пуантах, не спасает. А вот танцовщик в футболке или с голым торсом, босиком или в носках будет уже чем-то особенным, более понятным и доступным. Наша жизнь стремительно меняется, и балет в этом смысле не исключение.

— Поэтому семь лет назад вы неожиданно покинули Королевский балет, где долго занимали место премьера?

— На этот вопрос нет однозначного ответа. Конечно, я был счастлив, работая в таком знаменитом коллективе, как Королевский балет. Это прекрасная организация, потрясающий репертуар, традиции. По сути, на сегодня один из пяти ведущих театров мира. Тем не менее, как во всех театрах, там есть репертуарные ограничения. Новые постановки добавлялись достаточно редко. К тому моменту, когда я уходил из Королевского балета, уже пять лет у меня развивался проект с популярной группой Pet Shop Boys — трехактный балет по сказке Андерсена. Мне было это интересно, к тому же я был задействован в нем не только как танцовщик, но и как продюсер. К 2010 году в Королевском балете я станцевал практически весь классический мужской репертуар. Сил и энергии было достаточно для того, чтобы двигаться дальше. Мне хотелось большего.

— Вы никогда не жалели о том, что ушли?

— Конечно, это решение далось мне непросто. Было огромное количество сомнений и терзаний. Но, уходя, я понимал, что Королевский балет для меня остается родным домом. Знаете, звание премьер — это навсегда. Там меня всегда рады видеть, я по-прежнему часто туда захожу, при этом оставаясь свободным художником. Пожалуй, никогда не пожалел о своем шаге. За семь лет, которые прошли с того времени как ушел, я станцевал хореографию, которая никогда не смогла бы быть поставлена на сцене Королевского балета. Например, Ролана Пети. Я работал на сценах многих театров мира. В начале апреля вернулся из Токио, где танцевал в балетах «Три мушкетера» и «Раймонда». Потом приехал в Лондон и вот теперь в родном Киеве.

— Не устаете от такого напряженного графика?

— Сам не понимаю, как везде успеваю. Кажется, это просто невозможно, но тем не менее. У меня нет времени для полноценного отдыха. Даже на сон. В последнее время вижу сны только в мечтах. Хотя артисты балета, как и спортсмены, люди очень тренированные. Особенно в том, что касается их графика. Если у меня есть свободные полчаса и надо отдохнуть, я могу заснуть в любом месте, при любых обстоятельствах. Просто отключаюсь и все. Давно уже научился именно таким способом восстанавливать свои силы.

— Вы репетируете каждый день?

— Шесть дней в неделю — это мой график. Дисциплина в балете необычайно важна. В любой стране, где бы ни находился, беру уроки хореографии. У меня есть набор личных упражнений, которые меняются в зависимости от будущей роли. Сейчас будет много современных балетов, поэтому мне нужна другая пластика, более силовая. Я знаю, как нужно готовить свое тело. Это достаточно кропотливая работа, которая может занимать до десяти часов в день. Такие репетиции для меня давно уже стали обычным делом.

— Известно, что Майя Плисецкая долгие годы пользовалась услугами одного и того же массажиста, который повсюду ее сопровождал.

— Она действительно делала массаж каждый день. Для танцовщика это очень важно. Со мной не ездит массажист, но в каждом городе, где я выступаю, есть специалист, к которому обращаюсь. В Киеве в том числе. В Лондоне я хожу на сеансы к физиотерапевту. В этом смысле Майя Михайловна была примером для всех танцовщиков, которые хотят сохранить потрясающую форму до преклонных лет. Мне много рассказывала о ней ее тетя Суламифь Мессерер — в свое время знаменитая советская танцовщица.

— Вы ведь были ее учеником?

— Я брал у нее уроки. Суламифь была особенной. Она ушла из жизни в 94 года. Невероятно тепло ко мне относилась, верила в мое балетное будущее и всегда называла меня исключительно Ванечкой. Помню, однажды в Лондоне я ехал в автобусе, и вдруг на одной из остановок зашла Суламифь Михайловна. Спрашиваю: «Откуда вы едете?» Она бодро отвечает: «Из бассейна. Правда, все думали, глядя на меня, что придется вызывать спасателей. А я взяла и показала им класс!» И хохочет. У Суламифи Мессерер потрясающая история жизни. В свое время она покинула Советский Союз, работала репетитором с Королевским балетом, была любима в Японии. По сути, именно она воспитала Майю Плисецкую.

«За час до выступления никогда ничего не ем»

— Помните свой первый выход на театральную сцену?

— Это произошло в Национальной опере Украины, где служили мои родители. Мне было около семи лет, и я вышел в роли сына главного героя Лукаша в балете «Лісова пісня» Леси Украинки. Нужно было лишь выбежать на полянку перед домом, смастерить себе дудочку и станцевать. Именно тогда я понял, что хочу стать артистом балета. И это несмотря на то, что к тому времени я уже учился в хореографической школе. Но, признаться, посвящать себя танцу не очень хотелось. По сути, меня заставили этим заниматься родители. Мама — профессиональная балерина, видимо, что-то во мне разглядела.

Помню, как страшно волновался, стоя за кулисами, перед первым выходом на сцену. Вокруг были взрослые танцовщики, звучала музыка, горели софиты. Одновременно ощущение страха и огромного счастья. Это чувство, пожалуй, словами и не передать. Знаете, что интереснее всего?! Несмотря на то что я выходил на сцену многих театров мира огромное количество раз, чувство, которое испытал ребенком, делавшим свой первый шаг, сохранилось во мне до сих пор. Я так же переживаю, волнуюсь и хочу танцевать. Получаю огромный заряд адреналина, который, наверное, и движет мною по жизни.

— Никогда не было желания все бросить и покинуть сцену?

— Наверное, любой творческий человек переживает взлеты и падения. Я в этом смысле не исключение. Бывают такие периоды, но они очень кратковременны. Особенно это случается, когда с усталостью уже нет сил бороться или травмы дают о себе знать. К сожалению, в моей профессии без них не обойтись. В последнее время чувствую, что борюсь сам с собой. Во многом из-за того, что приходилось несколько раз менять часовой пояс. К тому же я все время сомневаюсь, переживаю за то, что делаю. В общем, судьба танцовщика — нелегкий труд.

— Зато теперь, наверное, вы можете себе позволить практически все!

— У меня нет особенных желаний в том, что касается быта. Конечно, я не родился с «золотой ложкой» во рту. Известно, что артисты балета в советское время не получали больших гонораров. Сейчас многое могу себе позволить, но желания роскошествовать у меня нет. Машина мне не нужна. Просто в Лондоне иметь собственное авто достаточно проблемно. Все время попадаешь в пробки, нужно решать вопросы со стоянкой. Я купил квартиру в Лондоне. Она в центре, откуда пешком могу дойти до Королевского балета. Больше всего люблю свой маленький садик возле квартиры. Он совсем небольшой, там растут всего два дерева, но для меня это самое уютное место на земле.

К сожалению, не так часто приходится там бывать. Вот недавно заехал на пару дней в Лондон, а потом — в Киев. Это место, куда хочется возвращаться вновь и вновь.

— Чего вам не хватает за границей?

— Было время, когда мне катастрофически не хватало вкуса украинского борща. И я научился его готовить сам. Теперь это мое фирменное блюдо. Друзья его просто обожают. Правда, варю я его очень редко, как и вареники. Это происходит несколько раз в год.

— Придерживаетесь какой-то особенной диеты?

— Я бы назвал это просто разумным питанием. Например, за час до выступления ничего не ем. Я никогда не отказывался от мяса — это источник энергии. Сразу после тренировки ем фрукты. С утра стараюсь наполнить рацион углеводами, чтобы запастись силой на весь день. На пустой желудок работать вредно. После спектакля позволяю себе хорошо поужинать и выпить бокал вина.

— Помните, что купили на свой первый гонорар?

— В 1993 году я первый раз попал в Японию. Это был обмен между учащимися Киевского хореографического училища и балетной школы в Киото. Тогда каждому из нас выдали небольшую сумму на расходы. Я не долго думая пошел в магазин электроники и купил аудиомагнитофон с системой караоке. Когда вернулся в Киев с этим магнитофоном, родители, увидев, на что я потратился, были просто в шоке. В те годы в нашей семьей, как и во многих других, было довольно тяжело с деньгами. Меня отругали, но с магнитофоном я так и не расстался.

— Вы хорошо поете?!

— Нет, но мне этого хотелось бы. Кстати, одно время говорили, что у меня неплохой баритон.

— Известно, что вы дружны со многими знаменитыми модельерами.

— Я действительно люблю красивую одежду. Часто дизайнеры сами дарят мне вещи. Предпочитаю носить костюмы английского модельера Александра Маккуина, американца Марка Джейкобса. Выбор образа зависит от настроения. Мне нравится мужская линия Луи Виттона, за которую отвечает мой хороший друг Ким Джонс. Потрясающие коллекции для мужчин в Баленсиаге. В Лондоне есть шапошник Филип Трейси, он просто гениальный. Сейчас думаю о том, как было бы замечательно, если бы он создал для меня костюмы для балета!

Фото в заголовке buro247.ua

Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

— Люся, а ты встречала в своей жизни такого мужчину, от одного прикосновения которого тебя бросало в дрожь? — Конечно! Буквально вчера я была на приеме у стоматолога…

Версии