История современности

200 червонцев и 120 соболиных шкурок: как Московский патриархат получил права на Киевскую митрополию

10:56 27 июля 2018   2591
Ирина Преловская
Игорь ОСИПЧУК, «ФАКТЫ»

Первым киевским князем, принявшим христианство, был Аскольд (возможно, так поступил и его брат Дир, хотя часть историков отрицают сам факт существования князя Дира). Согласно летописи, варяги Аскольд и Дир правили в Киеве в 860—882 годах. Однажды Аскольд с дружиной отправился в поход на Царьград. Его войско окружило город, казалось, победа была уже близка, однако… Византийский император с патриархом Фотием молились о спасении города в церкви Влахернской Божьей Матери. Ризу иконы Богородицы омочили в море. И случилось чудо: поднялась сильнейшая буря, разметавшая корабли Аскольда. Он был так впечатлен этим, что вместе с частью дружины прошел обряд крещения и попросил патриарха Фотия прислать в Киев епископа. Однако Русь оставалась языческой. Такой она была и спустя 90 лет после Аскольда, когда христианство приняла княгиня Ольга. Крестил страну ее внук князь Владимир.

После крещения Руси святым равноапостольным киевским князем Владимиром была образована Киевская митрополия, которая почти 700 лет подчинялась Константинопольскому патриарху. Одну из ключевых ролей в том, что Киевская митрополия попала под власть Московского патриархата, сыграл, как это ни странно, гетман Левобережной Украины Иван Самойлович.

— Гетман Иван Самойлович имел не поддающееся логическому объяснению стремление подчинить Киевскую митрополию Москве, — говорит старший научный сотрудник Института украинской археографии и источниковедения имени Михаила Грушевского Национальной академии наук доктор исторических наук Ирина Преловская. Она также является кандидатом церковно-исторических наук, профессором Киевской православной богословской академии УПЦ КП. — В 1686 году гетман договорился с царевной Софьей, правившей тогда Московским царством, об отправке посольства (его возглавил дипломат Никита Алексеев) в Константинополь к Вселенскому патриарху Дионисию IV с прошением передать Киевскую митрополию под власть Московского патриархата. В качестве аргумента, который привел Самойлович, было то, что духовным лицам добираться в Константинополь уж слишком опасно. А в Москву ездить куда проще. Как это ни печально, но Дионисий IV прошение удовлетворил. Он получил за это от посольства 200 червонцев и 120 соболиных шкурок. Сохранилась соответствующая расписка.

— Неужели дело приняло столь неблагоприятный для казацкой державы оборот из-за того, что Дионисий IV не смог устоять перед щедрыми дарами?

— Известны истории, когда Московия преподносила гораздо более богатые дары. В данном случае дело было не только в подношениях. Чтобы понять все причины, по которым Дионисий IV принял невыгодное для Константинопольской патриархии решение, нужно учитывать тот факт, что территория Византии к тому времени уже более 200 лет находилась под властью турок. Дионисий IV, кроме того, что являлся Константинопольским патриархом, занимал чиновничью должность этнарха в правительстве Османской империи — отвечал за сбор податей с территорий, заселенных православными, и за набор на этих землях мальчиков-сирот в войско янычар. Так вот, глава посольства Никита Алексеев пригрозил, что, если дело улажено не будет, Московия пойдет на турок войной. При этом сообщил, что она воздержится от враждебных действий, если заполучит Киевскую митрополию. Визирь (глава правительства) наверняка надавил на Дионисия IV, поскольку ввязываться в войну Османской империи в тот период не имело смысла.

*Гетман Самойлович

— Царица Софья наградила гетмана Самойловича за предательство интересов Гетманщины?

— Наградить-то наградила (Самойлович получил дорогую карету с шестеркой отборных коней и украшенные алмазами символы гетманской власти), да только через год наказала, причем очень жестко. Дело в том, что, получив для своих церковников Киевскую митрополию, царевна все же направила войско против турок. Это было в 1687 году. Поход был организован далеко не лучшим образом. Одна из ключевых ошибок — армия пошла на войну летом. Союзники турок татары разгромили ее, практически не вступая в бой, — им было достаточно просто поджечь степь. Войску пришлось двигаться в жару по выгоревшим маловодным просторам. Начались болезни, много людей умерло в пути. Домой вернулось меньше половины войска. Встал вопрос, кто виноват в поражении. Крайним сделали Самойловича. Его лишили гетманства, отправили в ссылку, где он вскоре и умер.

Пострадал и Дионисий IV: синод Константинопольской патриархии осудил его антиканонический поступок, лишил сана, но грамоту о переуступке Киевской митрополии Московскому патриархату не отменил.

Кстати, посягательства на Киевскую митрополию начались еще в княжеские времена.

— Кто пытался ее заполучить и чем это закончилось?

— Андрей Боголюбский — сын основателя Москвы великого князя киевского Юрия Долгорукого и половецкой княжны. Отец дал Андрею в правление окраинные земли на северо-востоке государства, которые тогда называли Залесье (эти территории впоследствии стали ядром Московского царства). Боголюбский (такое прозвище он получил по названию деревни, в которой родился) был человеком амбициозным: вознамерился превратить окраинный удел в политический и религиозный центр державы. Своей столицей он сделал Владимир-на-Клязьме и развернул там строительство величественных каменных храмов, княжеского дворца, Золотых ворот (парадный въезд в город)… Они возводились с таким расчетом, чтобы не уступать киевским и даже превосходить их по размаху и великолепию. Часть этих построек сохранилась до наших дней.

Боголюбский пошел на авантюру, чтобы добиться переноса кафедры митрополита Киевского во Владимир-на-Клязьме. У этого князя был священник, которому он особо благоволил — некий Феодор. Князь отправил любимца в Константинополь с задачей добиться, чтобы Вселенский патриарх… высвятил Феодора в митрополиты.

— На каких основаниях?

— С обоснованиями этих притязаний была большая проблема. Феодор не придумал ничего лучшего, чем соврать патриарху: мол, Киевский митрополит умер. Ложь не принесла желаемого результата.

Убедившись, что Константинопольский патриарх не согласится на перенос кафедры митрополита, Боголюбский пошел походом на Киев. Расчет прост: сжечь столицу Руси, после чего высшим иерархам церкви ничего не останется, как перевести резиденцию митрополита в выстроенный с размахом Владимир-на-Клязьме. Боголюбскому тогда удалось захватить и предать огню стольный град. Он украл из Софийского собора святыни, которые получали из Константинополя в дар великие князья киевские, начиная с Х века. Сохранилось упоминание, что на престоле Софии Киевской хранились сандалии Пресвятой Богородицы. Боголюбский также захватил и увез чудотворную Вышгородскую (теперь известную как Владимирская) икону Божьей Матери. Несмотря на все это митрополичья кафедра осталась тогда в Киеве. Похоже, еще немало зла сотворил бы Боголюбский, но его убили собственные же приближенные.

А примерно через 150 лет (в 1299—1300 годы) после этих событий план Боголюбского стал реальностью. Митрополит Киевский все же перенес свою кафедру во Владимир-на-Клязьме.

*Чудотворная икона Владимирской Божьей Матери в княжеские времена называлась Вышгородской — по названию города, в одном из храмов которого она хранилась. Ее украл князь Андрей Боголюбский, предавший Киев огню

— Что стало тому причиной?

— В летописях сказано, что он пошел на этот шаг якобы из-за притеснений со стороны монгольских завоевателей. Нужно учитывать, что это трактовка московских книжников, которые интерпретировали события в интересах своей страны. Кроме того, согласно церковным канонам, митрополичью кафедру нельзя переносить, если на то нет экстраординарных причин. Так что Московскому царству было выгодно списать все на Орду.

Еще один важный момент: в летописях сказано, что при князе Иване Калите (правил с 1325 по 1340 годы) Московское княжество стало в Золотой Орде региональным центром сбора податей. После этого в Белокаменной начался строительный бум. Был заложен знаменитый Успенский собор. Митрополит Киевский Петр Ратенский (выходец с Волыни) перенес митрополичью кафедру из Владимира-на-Клязьме в Москву. Он принял участие в строительстве Успенского собора и похоронен в нем. Митрополичий посох святителя Петра Ратенского поныне является непременным атрибутом торжественных мероприятий введения на кафедру новоизбранных патриархов.

Вскоре после падения в 1453 году Византии родилась великодержавная концепция Москвы как третьего Рима: «Два Рима падоша, третьему — стоять, четвертому — не бывать». Верхушка местного духовенства при поддержке светской власти решилась самовольно провозгласить Московскую митрополию. Она 141 год оставалась не признанной Константинопольским патриархом. Так продолжалось до января 1589 года, когда из захваченного турками Константинополя в Москву приехал Вселенский патриарх Иеремия II Транос. В результате неканоническая Московская митрополия превратилась в законный Московский патриархат.

*Ирина Преловская: «В 1919 году министр УНР Лотоцкий шесть месяцев прожил в Стамбуле, добиваясь признания автокефалии Украинской церкви»

— Что в это время происходило на украинских землях?

— В связи с тем, что они в ту эпоху стали частью вначале Великого княжества Литовского, а затем Речи Посполитой, на этих землях была восстановлена кафедра Киевского митрополита. Но находилась она не в Киеве, а в 80 километрах от Вильнюса, в городе Новогрудок. Вторая резиденция размещалась в самом Вильнюсе в Троицком монастыре. Затем основали еще и третью резиденцию — в Минске. Но в католической стране, которой была Речь Посполитая, киевские митрополиты все более теряли свое влияние. Следствием этого стала Берестейская уния (1596 год), которая разделила Киевскую митрополию на православную и униатскую.

В те времена православная Киевская митрополия, как и прежде, подчинялась напрямую Константинопольскому патриарху. Такое положение дел продолжалось до тех пор, пока при активном участии гетмана Ивана Самойловича она не попала под власть Московского патриархата. Следует сказать, что Московская патриархия была ликвидирована царем Петром I (он хотел, чтобы государство ведало церковными делами). Московским богословам пришлось придумывать приемлемое объяснение, почему в «самой православной стране» введен по сути протестантский принцип управления церковью. Патриархию восстановили только через 300 лет — в октябре 1917 года.

— Вскоре после этого была провозглашена Украинская Народная Республика. Она пыталась добиться независимости Украинской православной церкви от Московского патриархата?

— Вопрос об этом поставила пришедшая к власти в конце 1918 года Директория УНР во главе с Симоном Петлюрой. Первого января 1919 года она приняла Закон об автокефалии Украинской церкви. Вслед за этим Петлюра направил в Стамбул министра исповеданий Александра Лотоцкого с задачей получить от Константинопольского патриарха томос (указ) о признании автокефалии Украинской православной церкви. Лотоцкий отправился в Турцию вместе с семьей, поселился в пригороде Стамбула в добротном особняке (жалования на это хватало) и каждый день, словно на работу, ходил в район Стамбула Фенер, где в соборе Святого Георгия находится резиденция Вселенского патриарха. Там Лотоцкого любезно встречал исполняющий обязанности заведующего канцелярией митрополит Николай. Он объяснял, что патриарх пока не избран, а сам он не вправе подписывать столь важный документ — признание автокефалии. Все это продолжалось почти полгода и закончилось печально.

Получилось так: накануне заседания Константинопольского Синода в Стамбул эвакуировались из Крыма бывшие члены III Государственной думы, митрополит Киевский и Галицкий Антоний (Храповицкий) и архиепископ Евлогий (Георгиевский), придерживавшиеся черносотенных взглядов. Кстати, после победы Директории в декабре 1918 года обоих в Киеве поместили под арест, в гостиницу «Версаль», потом выслали в Бучач. В 1919 году оба архиерея прибыли в Стамбул. На заседании Константинопольского Синода они заявили, что ни о какой автокефалии речи быть не может. На этом и закончилась миссия Лотоцкого.

Сменивший его на посту министра исповеданий Директории УНР Иван Огиенко стал собирать среди бойцов армии УНР, которые после победы большевиков находились без оружия в специальных лагерях в Польше, подписи под прошением к Константинопольскому патриарху об автокефалии Украинской церкви. Они ставили подписи на листах, которые затем сшили шелковыми нитями и прикрепили отпечатанное на картоне обращение к Вселенскому патриарху на французском и украинском языках. Но и эта попытка оказалась безрезультатной. Главная причина тому — УНР не сумела отстоять свою независимость. А вот Польша смогла: в 1924 году Польская православная церковь получила от Вселенского патриарха томос об автокефалии. Этого удалось добиться во многом благодаря мощному содействию высших органов власти в Варшаве.

Сейчас президент Украины Петр Порошенко и другие высшие должностные лица государства добиваются автокефалии для Украинской церкви. Это очень важно, ведь раньше этот вопрос перед Вселенским патриархом поднимали патриарх Киевский Филарет и ряд частных лиц. Теперь это стало делом государства, что значительно увеличивает шансы на успех.

Ранее «ФАКТЫ» рассказали о том, кто в действительности построил Софийский собор.

Читайте также
Новости партнеров

— Ну все! Осталось нырнуть в прорубь, поесть блинов, подарить любимому пену для бритья, получить цветы, испечь кулич — и... лето-о-о!!!