Интервью со звездой

Звезда сериала «Убойная сила» Сергей Кошонин: «Недавно купил домик в Финляндии. Теперь я понимаю Владимира Ильича Ленина… »

0:00 31 августа 2010   2407
Звезда сериала «убойная сила» сергей кошонин: «недавно купил домик в финляндии. Теперь я понимаю владимира ильича ленина… »
Владимир ГРОМОВ, «ФАКТЫ»

Популярный сериал отмечает свой десятилетний юбилей, а его главный герой — 35–летие творческой деятельности

Хотя в кино заслуженный артист России Сергей Кошонин впервые снялся 35 лет назад (парень, прогуливая школу, случайно попался на глаза помощнице режиссера), известность и народную любовь ему принесла роль Максима Виригина в сериале «Убойная сила». Сейчас 52-летний актер не только много снимается в кино и играет в театре, но и всерьез занялся продюсированием и даже привез на Бердянский международный кинофестиваль свою картину «Друзья», премьера которой состоится на широком экране в ноябре.

«Когда мы только начинали «ментовские» фильмы, братки подходили и благодарили, даже плакали»

- Сергей, вы так похожи на нашего президента Януковича! Вам надо срочно в пародийную программу «Большая разница».

- Вы не первый, кто говорит мне об этом. Более того, открою маленькую тайну. Думаю, Виктор Федорович не обидится, но я его уже сыграл в кино. В сериале «Литейный, 4» моего любимого режиссера Александра Рогожкина есть эпизод — приезд чиновника из Украины. Мы сняли небольшую сцену на пару минут, но получилось очень смешно. Фильм вот-вот должен выйти на экраны.

- Скажите, в сериал про ментов, как и в кино, вы попали случайно?

- Помощница режиссера уговорила: «Слушай, там ментовский сериал, ничего особенного, но Сашка Рогожкин будет снимать. Мента сыграешь, что тебе, не все равно?» Многие мои коллеги открещивались от этой работы: «Да на фиг это надо». Пока сам режиссер Рогожкин не встретил у пивного ларька Сергея Селина, который потом Дукалиса сыграл, и Казанову — Сашку Лыкова. Кстати, одним из последних на роль мента утвердили Костю Хабенского, и тоже случайно. Сейчас он, правда, открещивается от этой роли, хотя, по большому счету, с нее и начинал.

- Не напрягает, что постоянно ассоциируют с человеком в погонах?

- Абсолютно. Мне очень нравится, нет проблем с гаишниками, они даже честь отдают. Можно сыграть сто ролей, в хороших фильмах, у именитых режиссеров, но народ любит за что-то определенное, как ни крути. Стас Садальский навсегда останется вором-карманником Кирпичом, Наталья Варлей — «кавказской пленницей», а Вячеслав Тихонов — Штирлицем. Покойный Саша Демьяненко просто ненавидел, когда его Шуриком называли. Он сам себя съедал, потому, наверное, у него и болезнь развилась. Я считаю, что это неправильно, наоборот — надо радоваться.

- Феномен сериалов про милицию еще и в том, что вас начинают любить не только «свои», но и братки.

- Сейчас братки стали бизнесменами и заседают в Госдуме, но, когда мы начинали, они подходили и благодарили, даже плакали. Нам, кстати, тоже приходилось к ним за помощью обращаться. Например, когда у Андрюшки Федорцова угнали машину, джип «Рэндж ровер», позвонили бандитам — его вернули.

- Вы ведь одно время и на телевидении успели поработать?

- Да, но когда телевидение превратилось в систему: сам найди сюжет, сам смонтируй, сам озвучь, да еще заплати за эфир 500 долларов, я сказал: целую нежно, ваш Сережа. Потом честно спросил себя: а что ты вообще умеешь делать? Написал список: забивать гвозди, водить машину, гулять с собакой и т. д. Стал поочередно вычеркивать, чем бы не хотел заниматься. В итоге осталось одно: «выходить на сцену и играть». Я понимал, что актерская профессия — это моя планида. Но оставаться в театре не мог из-за безденежья, хотя играл все подряд, весь репертуар, ни в чем не был ограничен.

- Что, и женщин приходилось играть?

- Играл (улыбается). Принцессу Гулден в спектакле-сказке «Джамхух — сын Оленя», по Фазилю Искандеру. У абхазов, как и у древних греков, женщин играли мужчины, правда, это я узнал потом. За что только не приходилось браться, чтобы заработать на жизнь…

«После крошечной роли таксиста в «Интердевочке» фарцовщики стали принимать меня за своего»

- Помните свои первые заработанные доллары?

- Доллары? Вы что, у нас же в Советском Союзе статья была за «валютные махинации». Вот я в фильме «Интердевочка» сыграл небольшую роль таксиста…

- Кстати, многие не узнают вас там.

- Ну, я был худенький, молоденький, всего 30 лет.

- Зато какой у вас с Яковлевой эпизод. Давно на фразы разошелся: «Ну, на это у тебя ни зелененьких, ни деревянненьких не хватит» или «А это ты прокурору потом расскажешь»…

- Да, да, да (хохочет). Вы даже больше меня помните.

- Как попали на съемочную площадку к Тодоровскому?

- Вот как раз Ленка Яковлева меня и привела к Петру Ефимовичу. До этого мы снимались с ней вместе в фильме «Полет птицы» режиссера Бориса Григорьева. Ленка играла главную роль, а я — одного астронома, который в нее влюблен. Мы сдружились, начали общаться: вместе в театры ходили, ресторанчики, по дискотекам бегали. Она говорит: «Слушай, сейчас в Питере будет сниматься фильм, классный, про проституток. (Лена знала, что ее утвердили, но тогда никто не догадывался, что картина станет культовой. ) Есть роль дальнобойщика, который ездит за границу и с которым у моей героини роман, давай я тебя с Тодоровским познакомлю». Приехал я, Петр Ефимович посмотрел на меня и так виновато произносит: «Знаете, у нас, к сожалению, эта роль уже занята, там прибалтийский актер будет сниматься, но вот, если вы согласитесь, есть маленький эпизодик с таксистом». А я обожал Тодоровского, говорю: «Конечно, какая мне разница… » В общем, мы нашу сцену с Яковлевой, когда ее героиня возвращается домой и ловит такси, сняли буквально за одну ночь. И потом, когда стали давать анонсы фильма (тогда рекламы еще не было, это называлось анонс), ставили именно наш эпизод. После этой крошечной роли у Тодоровского меня стали узнавать на улицах. Более того, фарцовщики стали принимать за своего.

У моего героя там была фраза: «Я тут одного фирмача возил. У него наших деревянненьких не оказалось, так он со мной по счетчику зелененькими рассчитался». Даже помню, по какому курсу предлагал обмен — один к трем. Так, по крайней мере, было в сценарии. Я подошел к режиссеру и говорю: «Петр Ефимович, один к трем — это не пройдет. Сейчас доллары меняют на рубли — один к десяти». Тодоровский возмутился: «Ты что, с ума сошел! Это же на черном рынке, а официально — один к трем, иначе мне вообще картину снимать не дадут». Так в фильме и оставили один к трем. Ну а я впервые взял валюту в руки, когда в первый раз поехал в Польшу. Нас с театром повезли по обмену, по комсомольской путевке. Выдали тогда суточные — злотые. Это было ОЧЕНЬ круто!

- Что особенно удивило за кордоном?

- Совершенно не похожие на наши иностранные машины. Я поразился тому, что у них продается очень вкусная «Фанта» в жестяных банках, а сосиска в тесте со странным названием хот-дог для меня стала открытием. Это было ТАК вкусно! Мы ведь были дикие, ничего подобного не видели.

- Леонид Ярмольник рассказывал, что в трудные годы ему, чтобы прокормить семью, приходилось могилы копать, заниматься частным извозом…

- У меня тоже все это было. Когда разваливался СССР, довелось поработать дипкурьером. Однажды из Кишинева в Питер вез рюкзак с наличкой. Только потом узнал, что там было 150 миллионов рублей.

- Круто!

- Мне пообещали, что заработаю десять тысяч рублей — тогда это были приличные деньги. Дескать, рюкзак уже будет лежать в самолете, ты только придешь, сядешь на это место, вынесешь его из самолета, пронесешь через зал ожидания, выйдешь на улицу, донесешь до машины, подойдет человек, покажет, куда положить в багажник, и все. Я же не понимал, во что вляпался. Мне было сказано: если увидишь в аэропорту людей с автоматами, сразу все бросай и ложись на пол. Знал бы, что там 150 миллионов, самолет бы полетел в другую сторону. (Хохочет. )

- В музыкальные продюсеры тоже подались за длинным рублем?

- Просто я очень люблю цыганские песни, хотел, чтобы они вышли в современной обработке. Даже создал цыганскую группу «Кабриолет», солисткой в которой была известная Лолита Джелакаева. Мы в 1996 году выпустили первый альбом. Я тогда зарекся с цыганами работать, потому что они приходили на запись всем табором, с грудными детьми, с едой — такой шалман стоял, что просто ужас. Денег этот проект, конечно, не принес, но опыт у меня как у продюсера появился. В какой-то момент Лолита поняла, что это не ее, и уехала в Сан-Франциско, где занялась гаданием. Теперь она там с неграми «ай-да-ну-да-най» поет в ресторане.

- Вам она что-то нагадала?

- Конечно. Не буду рассказывать все секреты, но она мне открыла глаза на то, как происходит гадание. Есть определенные запахи, к которым приучают цыганских девочек с детства, а для нас они — как мускус или слезоточивый газ «Черемуха». На человека действует, и на какое-то время у него отключается сознание. Разные есть способы, как вас увлечь и обмануть. Поэтому цыганки смотрят даже не на руку, а в глаза и все считывают. Так что вы сами о себе гораздо больше можете сказать, чем любая гадалка.

«В возрасте десяти лет мой сын зарабатывал больше меня»

- Сергей, ваша супруга из актерской среды?

- Мы познакомились с Лолитой на «Ленфильме» во время съемок, она была декоратором-бутафором, но, когда все стало разваливаться, ушла с работы, занялась воспитанием сына.

- Сын не стал актером?

- Нет, хотя в возрасте десяти лет он зарабатывал больше меня — пройдя кастинг, озвучивал американские мультфильмы. Но потом честно сказал: «Папа, актерство не мое, я не умею кривляться — стесняюсь». Сейчас ему 21 год, он учится на кинооператора на четвертом курсе в Университете кино и телевидения в Петербурге.

- Говорят, что именно с вашей легкой руки Лиза Боярская недавно вышла замуж.

- Я даже помню первую встречу Лизы и Максима Матвеева (исполнитель главной роли в фильме «Стиляги».  — Авт. ) Мой большой друг, актер и режиссер Игорь Копылов решил экранизировать «Сирано». Написал киносценарий специально для Лизки Боярской. Актеров на роль Бержерака было до чертиков, начиная от Кости Хабенского, но нужен был ровесник. Пробовались многие, в результате утвердили Матвеева. Съемочный процесс шел непрерывно. Кино снималось 20 дней в августе прошлого года, в павильоне ВДНХ, где были построены квартира и подвал. Очень много времени актеры проводили вдвоем. К концу съемок все стали замечать их повышенное внимание друг к другу, а 28 июля этого года Лиза и Максим расписались.

- Вроде бы свадьба закончилась грандиозной дракой…

- Кто-то из папарацци снимал все с другой стороны Невы, а потом снимки появились в СМИ. На самом деле это был прикол — сценический бой. Миша Боярский заявил: давайте устроим, ну какая же свадьба без драки?!

- А за границу вас не звали сниматься?

- Не звали, да и желания особого нет. Я и на родине себя прекрасно чувствую: покупаю хорошие продукты и напитки, играю в бильярд, большой теннис, хожу на рыбалку — одним словом, живу в свое удовольствие. Правда, недавно купил домик в Финляндии. Он рядом с лесом, где растут огромные грибы: красные, белые, лисички. Мы с супругой на них помешаны. А воздух там какой, а природа! На участок может спокойно забрести заяц или белка, два ежика вообще живут у нас постоянно, мы их подкармливаем. Теперь я понимаю Владимира Ильича Ленина, который любил ездить в Финляндию. (Смеется. )

- Фильмы с собой пересматриваете, на экране себе нравитесь?

- Смотрю, анализирую. Я же в военное училище поступал, в театральном случайно оказался, хотя в кино снимался и прежде. Мой первый фильм — «Дневник директора школы», куда я попал еще восьмиклассником. Тогда себе жутко не нравился. Меня там озвучивали, потому что я всего три буквы выговаривал и вообще не мог попасть в текст.

- Зато в дебютной картине вам посчастливилось работать с Людмилой Гурченко, Олегом Борисовым и Ией Саввиной.

- С Гурченко мы не пересекались на площадке, а Борисов, снявшийся в картине «Крах инженера Гарина», казался мне героем и очень нравился. С Саввиной вообще был забавный случай. У нее в жизни нервный тик, она постоянно моргает. Я думаю: где же я ее видел? А мама меня водила в Александрийский театр на «Вишневый сад», Саввина тогда вошла в зал во время действия и все время, наблюдая за спектаклем, моргала. И тут я говорю: «Я вспомнил вас, вы сидели в театре и вот так делали… » — и передразнил ее. Савина тут же пожаловалась Борисову: «Олег, ты слышал, что этот мальчик сказал? Я, «Дама с собачкой», которую знают миллионы… Это все равно что Марчелло Мастроянни сказать: да я с вами вместе пиво пил». Она на меня обиделась страшно.

Моей партнершей-любовью по фильму была Наташа Медведева, которая потом стала женой известного диссидента и писателя Эдуарда Лимонова. К сожалению, ее уже нет в живых. Еще с нами снимались Алина Покровская, Витя Павлов, у Ленки Соловей в этом фильме первая роль. Я только потом стал понимать, в каком цветнике оказался. А тогда сбегал, меня ловили, привозили на съемки. Зажгут софиты, носик попудрят, сидишь час, второй, третий — ждешь. Потом думаешь: ай, да ну его все на фиг, пойду я лучше пивка попью…

- Это вы в девятом классе уже выпивали?

- Да, а что? В этом деле главное — знать меру. У меня с этим нормально — люблю выпить, но в отличной компании и с хорошей закуской.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров
Киев
-1

Ветер: 2 м/с  В
Давление: 753 мм

Жена говорит мужу: — В Африке есть племена, где мужья продают своих жен. Если бы мы там жили, ты бы меня продал? — Ни за что! Я бы тебя... подарил.