ПОИСК
Інтерв'ю

Режиссер Алла Криницына: «Как-то мне приснился папа и сказал: «Через месяц я умру». Так и случилось»

10:35 10 грудня 2010
Завтра автору сценария знаменитой картины «В бой идут одни «старики» Евгению Оноприенко исполнилось бы 85. На счету известного украинского сценариста Евгения Оноприенко 25 картин, среди которых «Ярость», «Большие хлопоты из-за маленького мальчика», «Волны черного моря», «Разведчики». Но главным фильмом Евгения Федоровича, мужа народной артистки Украины Маргариты Криницыной, была картина «В бой идут одни «старики». История о боевых буднях гвардейского истребительного полка стала лидером проката в 1974 году, получила высшие награды на международных кинофестивалях в Чехословакии, Югославии, Польше. Это поистине культовый фильм о Великой Отечественной войне.

Накануне «ФАКТЫ» созвонились с дочерью Евгения Оноприенко Аллой Криницыной, которая пошла по отцовским стопам, связав свою жизнь с кино. Сейчас она живет и работает в Москве. Алла как раз собирала чемоданы, чтобы ехать в Киев на вечер памяти отца. «Мы соберемся в малом зале Дома кино, — рассказала она.  — К сожалению, многих папиных друзей уже нет в живых. Это уходящее поколение».

«Увидев «В бой идут одни «старики», маршал Покрышкин произнес: «Все так и было… »

- Алла, с Леонидом Быковым ваш отец дружил, или их связывали только рабочие отношения?

 — Они были очень дружны. Особенно тесно общались, когда Быков жил в Киеве на Русановке, а мы — — на Березняках. Поскольку эти районы расположены рядом, папа с Быковым практически каждый вечер гуляли по набережной, нарезая огромные круги. Это была чисто мужская дружба. В ней ничего не было показного.

- Посиделки с выпивкой-закуской часто устраивали?

РЕКЛАМА

 — Папа выпивал. Он был фронтовиком, да и постарше Лени, а вот Быков вообще никогда не пил. Много говорили о политике и ситуации в стране, бурно обсуждали кино. «В бой идут одни «старики» — вторая картина Быкова. Он очень трепетно относился к съемкам этого фильма, потому что его первая лента не очень удачной получилась. Прошло много лет, прежде чем Леня взялся за вторую картину. То, что «В бой идут одни «старики» такой лирический, даже романтический фильм, для отца было большим счастьем. Как правило, он писал много заказных сценариев, когда нельзя было выходить за определенные идеологические рамки. Чтобы разорвать этот круг, надо было проявить силу и инакомыслие. Папа был не такой.

Когда «В бой идут одни «старики» показали на экране, сразу стало понятно, что это хорошее кино. В основе сценария ведь лежат реальные события. Говорят, после того, как фильм показали маршалу авиации Александру Покрышкину, он, с трудом справившись с чувствами, произнес: «Все так и было… »

РЕКЛАМА

- Отец часто вспоминал о войне?

 — Большинство картин, снятых по его сценарию, было о войне. У папы сохранилось много зарисовок о фронтовых буднях, воспоминаний. Военная тематика его очень волновала, как и Григория Чухрая, Марлена Хуциева, Петра Тодоровского, с которыми он вместе учился. Великая Отечественная ведь пришлась на их молодость. Папа ушел на фронт в 1943 году, когда ему исполнилось 17 лет. Он был связистом, участвовал в освобождении Донбасса и битве за Днепр. Во время военной операции под Кривым Рогом в январе 1944 года был контужен и тяжело ранен. Полгода лечился в госпиталях, а потом был демобилизован по состоянию здоровья. «На память» о войне в его теле осталось много мелких осколков от разорвавшейся бомбы.

РЕКЛАМА

После того как папу демобилизовали, он вернулся в Артемовск. Работал электриком на железной дороге и одновременно учился в вечерней школе. В 1946 году поступил в Артемовский учительский техникум и через два года стал работать в школе. Поскольку педагогов не хватало, преподавал и физкультуру, и физику. У отца до сих пор много родственников живет в Донецкой области.

«С дочерью Леонида Быкова Марьяной мы были подругами»

- Родители рассказывали, как познакомились?

 — В начале 1950-х они вместе учились во ВГИКе. Папа на сценическом, мама — на актерском факультете. У них были разные группы, интересы. Но как-то в одной компании они познакомились, и все закрутилось, завертелось. В результате поженились. Мама рассказывала, что отбила отца у своей подруги Изольды Извицкой. После учебы папа по распределению работал в Кишиневе, потом его перевели в Украину, и мама поехала за ним.

Механик Макарыч (Алексей Смирнов) и капитан Титаренко по прозвищу Маэстро (Леонид Быков). Кадр из фильма «В бой идут одни «старики». 1973 год

У меня, кстати, до сих пор хранятся письма, которые родители писали друг другу. Я начала их как-то читать и сделала для себя не одно открытие. Узнала, как мама любила папу по молодости, как он объяснялся ей в любви. Я ведь их воспринимала как обычных родителей, семейные отношения были обыденные, без романтики. А тут так удивилась, что даже заставила себя остановиться. Сказала: «Время мое еще не пришло». Не стала тревожить ни себя, ни эту память. Письма хранятся, и когда-то я узнаю о своих родителях больше.

- Они настолько трепетно относились друг к другу?

 — У нас семья была творческая, не совсем нормальная. Папе надо писать — нужна тишина. Мама, репетируя, должна себя показывать — все равно, кому: папе, мне, соседям. «Уси-пуси на лужайке» у родителей не было. Все гораздо скромнее, никто не называл друг друга зайчиком, крошкой, котиком, зато битье посуды случалось. Мама была человеком эмоциональным, могла вспылить, покричать. Папа молчал-молчал, а потом начинал швырять книжки, куда-то уходил. Я из дому сбегала. У родителей все выплескивалось, могли подуться друг на друга, но недолго. Потом устраивалось застолье, все утихомиривалось.

- Часто в доме собирались гости?

 — Да. Когда живешь в киношной семье и дружишь с артистами, они все для тебя просто дяди и тети. Не воспринимаешь их как народных и заслуженных. Чинопочитания не было. Наоборот, можно было пошутить, что-нибудь отчебучив. Быкова я называла «дядя Леня». Кстати, училась в институте имени Карпенко-Карого вместе с его дочкой Марьяной. У нас был небольшой курс — всего семь человек. Говорят, у Марьяны не очень хороший характер. Я так не считаю — у нас с ней всегда были замечательные дружеские отношения.

Когда погиб Быков (разбился в автокатастрофе под Киевом), мы были еще студентками. Какая же это была трагедия! На похоронах я стояла рядом с Марьяной — вместе плакали навзрыд. Это вообще было национальное горе, шок для людей, особенно тех, кто работал с Быковым. Все ведь произошло внезапно и случайно. Как говорил Булгаков, «человек внезапно смертен».

Ну, да ладно, не будем о грустном. Вспомнился забавный случай из детства. Когда мне было лет 11-12, я поехала с мамой в Одессу на съемки картины «Варькина земля». Там снимались Майя Булгакова, Лидия Чащина, Борислав Брондуков, другие известные артисты. Мы с дочкой Булгаковой Зиной закутывались в белые простыни, собирали на берегу тину морскую и шли пугать артистов (смеется). Поздно ночью заглядывали в окна, изображая привидения, и издавали при этом страшные звуки. Несколько дней этим занимались, наводя страх на окружающих, переполошили всех. Нам так нравилось, что все стоят на ушах. В конце концов нас поймали (хохочет) и устроили такую взбучку!

«Узнав, что я дочь Прони Прокоповны, обо мне все забывают и начинают вспоминать маму»

- В строгости вас воспитывали?

 — Папа с мамой, конечно, хотели, чтобы я была хорошей девочкой, но у меня это не всегда получалось. Училась с легкостью, но была очень неусидчивая, настоящий сорванец. Могла поставить на уши весь дом, подраться с мальчишками. Всякие приключения бывали. Папа частенько брался за ремень. Я как ребенок, выросший за кулисами, хотела быть артисткой, как мама, но стала сценаристом, как папа. Сейчас жалею, что не пошла в актрисы. Я по гороскопу Обезьяна, — лучший знак Зодиака для этой профессии: кривляние, ужимки, неусидчивость. Думаю, была бы прекрасной характерной артисткой. Быстро устаю за компьютером, за письменным столом не могу долго сидеть, мне надо куда-то бежать, что-то делать, выступить в каком-нибудь шоу. Одним словом, делать лисью морду. А зачем, не знаю. Особенно это стало проявляться, когда мама умерла. Может быть, ее энергия мне передалась. Меня вдруг стала тяготить профессия сценариста, хочется на сцену.

- Когда люди узнают, что вы дочь той самой Прони Прокоповны, как реагируют?

 — Сразу начинают вспоминать маму и забывают про меня (хохочет). Так и живу. Я уже много лет Алла Криницына — это мой псевдоним, хотя фамилия по мужу Сурина. На самом деле я очень горжусь своими родителями. Замечательно быть дочерью таких прекрасных талантливых людей.

- Родители, будучи людьми творческими, не забывали вас покормить, забрать из детского сада, встретить после школы?

 — Забыть покормить — никогда! Когда мама уезжала на съемки, папа (он же украинец) жарил огромную сковородку яичницы, котлет или картошки с жутким луком, ставил ее передо мной и говорил: «Пока все не съешь — не встанешь из-за стола». При этом совершенно не понимал, что перед ним сидит маленький человечек, который просто физически не может столько скушать. Вся сковородка, вернее ее содержимое, вылетало в форточку, как только папа отворачивался. Мама очень вкусно готовила. Еда в нашем доме была культом. Чего мама только ни делала: запекала в духовке потрясающую буженину, варила восхитительные вареники с мясом и вишней, лепила пельмени. Все, кто бывал у нас в гостях, как говорится, не дадут мне соврать.

- Кто все-таки был главным в семье?

 — В молодости мама была мужней женой, потому что мало снималась и не особо зарабатывала, а папа всегда получал прилично. Он был настоящим мужчиной, опорой, содержал семью. У нас были «Жигули», родители ездили по турпутевкам за границу.

- Небось, первые джинсы привезли вам из-за рубежа?

 — Джинсы у меня появились, когда уже училась в институте, купила их у нашего студента-алжирца. После перестройки родители не работали, постарели уже, и вдруг неожиданно всплыла картина «За двумя зайцами» — народ ее вспомнил. Мама стала безумно популярной и начала зарабатывать больше, ездила с выступлениями. Но даже при том, что родители могли поцапаться, мама все-таки считала, что муж главный в семье. Его слово было законом.

- Последние годы жизни папа сильно болел?

 — У него были проблемы с сердцем, но уверена, что его здоровье подкосила авария на Чернобыльской АЭС. В 1986 году я с супругом жила в Таджикистане. Как-то возвращаемся домой, а в окне свет горит. Оказалось, родители приехали. Тогда покидали Киев, кто мог. Помню, они рассказывали, как мыли машину, проходили дезактивацию. Но папа посидел у нас две недели — и обратно в Киев. Потом выяснилось, что он уехал в Чернобыль с группой поддержки. Был в Чернобыле несколько раз. Результат — умер от онкологического заболевания.

- Родители снятся вам?

 — За месяц до смерти папы я ездила в Турцию отдыхать, тогда еще не было известно, что он болен. И там он приснился мне: зашел ко мне в комнату и говорит: «Знаешь, дочка, я скоро умру». Прошел месяц — и его не стало. Каждый раз, когда вспоминаю этот сон, мурашки идут по коже. Мне часто снятся пророческие сны, связанные с родителями, и я к ним прислушиваюсь.

Самое странное, что папа ведь лег в больницу из-за проблем с сердцем. Вернее, в больницу попала мама. Чтобы отца не оставлять одного дома, она сказала: «Давай, ты полечишь свое сердце, тебя обследуют». Он согласился, и тут выяснилось, что у него рак. Все случилось неожиданно. Хотел поддержать маму, чтоб ей не скучно было в больнице. Собирались гулять вместе по аллеям парка. Но прогулка оказалась только в одну сторону.

3646

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів