ПОИСК
Інтерв'ю

Андрей Данилко: «Некоторые зрители приехали на мое выступление за четыре тысячи километров!»

8:25 6 липня 2011

После участия в 2007 году в международном песенном конкурсе «Евровидение», где Верка Сердючка имела огромный успех и заняла второе место, создатель этого образа Андрей Данилко не пожинал лавры. В Украине его успех просто не замечали, а в соседней России и вовсе устроили травлю. Одному из российских журналистов показалось, что в песне, которую певец исполнял на конкурсе, звучит обидное выражение «Раша гудбай», хотя Андрей утверждает, то это «Лаша тумбай». Сердючку, чья песня напоминала настоящую абракадабру, обвинили в антироссийских настроениях и призвали не пускать с концертами в Москву. Негласный запрет действовал несколько лет. И вот теперь Сердючка официально вернулась в Россию. Данилко дал сольные концерты в Санкт-Петербурге, где побывали около 10 тысяч зрителей! Вернувшись в Киев, уставший, но довольный Андрей Данилко поделился с «ФАКТАМИ» своими ощущениями после выступлений.

«У меня была огромная аудитория в России, а это многим не нравилось»

— Андрей, признайтесь, переживали перед выступлением?

 — Вообще не волновался! А чего мне нервничать? Я даже не ожидал, что будет такой ажиотаж. Мое выступление снимали на мобильные телефоны, видео выложили в интернет, активно обсуждают концерт. Но я не интересуюсь тем, что обо мне пишут. С тех пор, как почитал отзывы о концерте Земфиры в Юрмале. Оказывается, петь она не умеет. Если уж Земфира не умеет, что об остальных говорить.

— Тем более что скандал, связанный с вами, еще не забыт…

 — Хотя прошло уже пять лет. Со стороны может показаться, что я где-то отсутствовал все это время: пил или занимался непонятно чем. Но я продолжал работать. У нас немного поменялся состав группы. Сейчас в коллективе пятнадцать человек: музыканты, танцоры. Наверное, публика была удивлена, что мы еще существуем и поем «вживую». Люди приехали на мой концерт за четыре тысячи километров! Это намного важнее, чем всякие скандалы и разговоры обо мне. Понятно, что обвинения в мой адрес — месть за второе место на «Евровидении».

— Вы это чувствовали?

 — Конечно. Организаторам концертов даже рассылались письма с рекомендациями не приглашать Сердючку. К примеру, когда отмечала юбилей группа «Ласковый май», основателю коллектива Андрею Разину такое послание пришло. И многие перестраховывались. Машина была запущена… Запустили ее при помощи известного российского журналиста. Облив меня грязью, он потом страшно гордился этим. Я больше всего был возмущен фразой этого человека, сказанной Владу Ряшину: «Ну как мы вашего мальчика?»

Самое смешное, я и представить не мог, что такое может случиться. Занял бы на «Евровидении» третье место, никто не стал бы вслушиваться в слова песни и придумывать то, чего нет. Но я не жалею, что так сложилось. Это был для меня урок. А во время творческой паузы появилось время подумать, проанализировать, сделать выводы. Не снимался в телепередачах, не участвовал в концертных «солянках» еще и потому, что почувствовал: выпадаю из нужного формата. Ведь не мог на сцене делать то, что хотел. В том числе и по техническим причинам.

— Когда вас обвинили за слова «Раша гудбай», вы с ходу придумали «Лаша тумбай»?

 — В песне изначально было «Лаша тумбай». Каждый слышал то, что хотел услышать. Просто по всем радио- и телепрограммам, со страниц газет людям внушали это «Раша гудбай». Все было искусственно накручено. Даже не хочу говорить на эту тему! Слова песни оказались лишь поводом, надо было хоть к чему-то прицепиться. У меня была огромная аудитория в России, что многим артистам не нравилось. Делиться никому не хотелось. Понимаете, это же все технологии.

«Иногда мы давали по 4-5 выступлений в день, но после этого я лежал трупом»

— Сердючка стала заложницей ситуации?

 — Да никакая не заложница! Признаюсь, я переживал поначалу, но потом успокоился. Многие меня поддерживали. Неожиданно позвонил известный актер Армен Джигарханян и сказал: «Андрюша, это вечная борьба Гулливера с лилипутами. Они хотят, чтобы вы были, как все, ходили на поклон, танцевали бесплатно, а они вами манипулировали. Но это не в нашей природе». И он был прав. В российском шоу-бизнесе можно очень быстро стать популярным и так же быстро забытым. Двадцать лет назад мне и во сне не могло присниться, что стану известным в Москве. Произошло это благодаря программе «СВ-шоу», в которой к проводнице Верке Сердючке приходили на беседу известные люди. Спасибо Александру Роднянскому, показавшему программу Ивану Демидову, который запустил шоу на «ТВ-6». Верка Сердючка вдруг стала любимицей публики.

— Звездой корпоративов?

 — Не только. Ведь на корпоративах вынуждены слушать тех, кого пригласили. Нравится или нет, там выбора нет (смеется). Я говорю о гастролях. Зрителей не обманешь, не заставишь их потратить время и деньги на билет. Не считаю корпоративы высшим пилотажем, хотя мы одно время были рекордсменами в этой области. Тогда был пик востребованности и гонораров. Иногда давали по 4-5 выступлений в день! Но после таких концертов я лежал трупом, даже встать не мог. Нужно не только спеть-сплясать и уйти за кулисы. К каждому мероприятию мы готовили шутки в тему, меняли костюмы.

— Что чувствуете после концерта?

 — Как бы ни принимала публика, всегда замечаю ошибки. И чаще бываю недоволен собой. Но после питерских концертов нахожусь на волне любви. Зрители выходили на сцену, говорили теплые слова. Пусть таких в зале было немного, но хотелось сделать для них что-то особенное. Когда мы пели под гитару «Дольче Габбана», зал буквально сходил с ума. Исполнили эту песню три раза, а ведь она мне изначально не очень нравилась. Долго с ней возился, переделывал слова.

*Верка Сердючка появилась на сцене 20 лет назад. За это время известная проводница повзрослела, стала мудрее

— Ваша Верка заметно постройнела, юбка стала короче.

 — Выглядел так всегда. Просто вы меня давно не видели. После концертов я уставший, опухший, но дня три полежу, отдохну — и снова стройный и красивый. Для концерта я придумал несколько новых костюмов. С удовольствием доверил бы эту работу дизайнеру, но не могу. Все думают, что костюмы Сердючки совсем простые. А когда берутся за дело — не получается. Ведь многие вещи ей не подходят. Не должен читаться женский образ. Сердючка — лишь персонаж.

«Свои песни пою на концертах «вживую». Некоторые вообще не записаны на фонограмму»

— В этом году у Сердючки юбилей — 20 лет?

 — Восьмого марта исполнилось. Ровно двадцать лет назад в этот день состоялся концерт в Полтаве, где проводница имела большой успех. Я несколько раз уходил за кулисы, а люди все хлопали и хлопали… Я опять выбегал, а они все хлопают, хлопают! Меня будто водило, казалось, я летал! Сильные были ощущения, больше таких никогда не испытывал.

— Как собираетесь отмечать?

 — Планируем большие туры по Украине, России, за границей. Недавно выступали в Италии, снова туда собираемся. Приятно, что на концерты приходят не только украинки, вышедшие замуж за итальянцев, но и много местных. Там даже диски мои с успехом продаются. Один итальянец подошел и говорит: «Мне так нравится песня про розу». Думаю, какая роза? Выяснилось, не совсем точно перевели. Помните, была песня «А я только с мороза…»? В Италии, оказывается, без этой композиции гулянки не проходят.

Сейчас у меня очень много планов и задумок, работы в студии. Хотим сделать моноспектакль «Сердючка», в котором будет участвовать и «мама». Они с Веркой попадают в разные ситуации. Окажутся на дискотеке, в космосе, в больнице… Не знаю, как все успею. Еще ведь лежит альбом инструментальной музыки, свадебный альбом с украинскими песнями. Материала много. Я ищу новые формы подачи, не хочу повторятся, добиваюсь, чтобы слушателям не было скучно. Некоторые песни у меня не записаны на фонограмму. Пою их на концертах «вживую». Как только запишу, теряется настроение.

— При этом вас, по-моему, чаще, чем всех остальных, обвиняют в «фанере»?

 — Не хочу спорить и что-то доказывать. На концертах все видно. Мы даже с ведущей Татьяной Лазаревой как-то сцепились. Это произошло после съемок телевизионного шоу, где я входил в состав жюри. Стояли с Потапом, а Таня говорит: «Что вы несете там своим творчеством?»

— Веселье?

 — Раньше Верка Сердючка действительно развлекала народ, заряжала оптимизмом. Теперь она изменилась. Сейчас появилось столько шоу, пытающихся рассмешить зрителя, что Сердючка заниматься этим уже не хочет. Она стала мудрой, лирической, повзрослела. И мне это больше нравится. Публика тоже меняется вместе с ней. Признаюсь, не помню концерта, после которого бы меня так одолевали фанаты, что я не мог выйти со служебного входа. Верка Сердючка не является сексуальным объектом, поэтому возле моей квартиры никто не дежурит. А вот за Максимом Галкиным и Витасом бегают еще как!

— Зато вы можете спокойно в магазин сходить или прогуляться по улице.

 — Совсем спокойно не получается, потому что я очень восприимчив, могу быть раздраженным. Устаю, при этом мало сплю. Конечно, такой образ жизни сказывается на самочувствии. Мои близкие это понимают и стараются делать так, чтобы я не нервничал.

2254

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2021 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.