БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
История современности Судьба человека

«У одесских воров никогда не поднялась бы рука что-то украсть у вас!» — такую записку получил маршал Георгий Жуков, будучи командующим Одесским военным округом

7:01 24 ноября 2011 10778
Жуков у пулемета

Исполнилось 115 лет со дня рождения прославленного военачальника

Седьмого мая 1945 года в предместье Берлина Карлсхорсте маршал Георгий Жуков поставил свою подпись под Актом о безоговорочной капитуляции фашистской Германии. За время войны Верховный Главнокомандующий Иосиф Сталин в своих приказах 41 раз(!) объявлял ему благодарность. Именно Георгию Жукову «отец народов» поручил принимать Парад Победы. Но не прошло и года, как маршала сняли с должности Главкома сухопутных войск и сослали на юг — командовать войсками Одесского военного округа.

«В Одессу Жуков прибыл на бронированном «Мерседесе» Геббельса»

Вскоре после победы Жукова обвинили в присвоении трофеев и преувеличении своих заслуг в деле разгрома Гитлера, с личной формулировкой Сталина: «Присваивал себе разработку операций, к которым не имел никакого отношения». Летом 1946 года состоялось заседание Главного Военного Совета, на котором разбиралось дело маршала Жукова по материалам допроса Главного маршала авиации Александра Новикова (друга и боевого соратника Жукова), арестованного органами госбезопасности «за организацию заговора с целью захвата власти». Следом — еще одно дело, более известное под названием «трофейное». Материалы расследования свидетельствовали о том, что Жуковым из дворцов Германии было вывезено значительное количество мебели, произведений искусства и другого трофейного имущества в свое личное пользование. С таким вот «политически-криминальным» багажом он отправился в Одессу.

 — Слух о приезде Жукова в Одессу моментально разнесся по городу, — рассказывал автору этих строк Анатолий Иванов, подполковник в отставке, служивший в 40-х годах прошлого века в Краснознаменном Одесском военном округе. — Не было публикаций в газетах, ничего не сообщило радио, но знакомые и незнакомые при встрече спрашивали друг друга: «Слыхали, к нам едет Жуков?»

Где он поедет? Ну, конечно же, по Пушкинской, которая начинается от Привокзальной площади, а потом повернет на Дерибасовскую — все великие проезжали этим маршрутом. На тротуарах улиц встречающие не помещались, людской поток выплеснулся на обочины, а проезжая часть уже вся была усыпана цветами.

*Четырежды Герой Советского Союза маршал Георгий Константинович Жуков

Простые люди не знали истинной причины приезда Жукова в Одессу. Но местное начальство понимало что к чему. Первый секретарь обкома Алексей Кириченко присутствовал на Пленуме ЦК и все слышал. Узнав позднее о новом назначении маршала, он предвидел для себя многие неприятности. И не ошибся: прямо со дня приезда начинается канитель. Там, наверху, могут неправильно понять, подумают, что это он, Кириченко, или обком организовали такую торжественную встречу. Чтобы подобное не случилось, позвонил в Москву, куратору, попросил проинформировать в случае, если возникнут вопросы. В Москве тут же отреагировали на сигнал и сообщили «куда надо». У органов — прямая связь с эшелоном, в котором следует Жуков: не могли же они его отпустить без своих глаз и ушей. Тем более после разборок в ЦК! Получив команду из Москвы (с Лубянки), начальник охраны доложил маршалу, что в Одессе готовятся какие-то мероприятия, не санкционированные сверху, поэтому, дескать, Жукову не рекомендуется появляться принародно. «Как же быть?» — поинтересовался Георгий Константинович. «Вы не беспокойтесь, все сделаем в лучшем виде», — ответили ему. Вскоре поезд, не доезжая до Одессы, остановился на станции Раздельная. С платформ выгрузили две личные машины маршала, привезенные им из Германии. Одна из них — «Мерседес-Бенц» болотного цвета. Говорили, раньше он принадлежал самому Геббельсу и потому был бронированный.

Вот на этих машинах въехали в город совсем не с той стороны, где ожидали встречающие. Промчались, не останавливаясь даже на красных светофорах, и — сразу в штаб округа. Маршал заслушал короткие доклады командного состава округа и объявил перерыв. Сам же не ушел в комнату отдыха, а отправился в коридор, где курили офицеры. Прошелся по коридору и остановился около самой большой группы. Все затихли, а он улыбнулся и спросил: «Вы, наверное, хотите знать, почему я, заместитель Верховного Главнокомандующего, прибыл командовать Одесским округом?» И рассказал байку: «Зимой был сильный мороз. Воробей летел, летел и на лету замерз. Упал. А тут шла корова. Задрала хвост и кое-что сделала. Это кое-что упало на воробья. Воробышек согрелся. Ожил. Высунулся и зачирикал. Откуда ни возьмись подбежала кошка, схватила воробья и сожрала. Вот как хотите, так и понимайте». Окружающие оторопели, не зная, как себя вести, смеяться-то вроде бы неудобно. А Жуков вполне серьезно резюмировал: «Видимо, не надо было чирикать…»

«По-пластунски к столу марш! Чтобы знал, как нужно стучать в дверь командующего»

Маршал поселился в военном санатории «Волна» на берегу моря. Режим установил четкий. Вставал рано. После умывания выходил на крыльцо, где ожидал коновод с оседланной лошадью. Прогулка верхом длилась около получаса. Затем маршал спускался к морю и купался. Он был отличный пловец. Однажды подшутил над охранником (они его сопровождали и на суше, и в море). Поплыл все дальше и дальше от берега. Охранник стал уставать и взмолился: «Товарищ маршал, у меня сил назад доплыть не хватит». Ответ был короток: «А я тебя сюда не тащил».

В Военно-историческом музее бывшего Одесского округа (ныне Южное оперативное командование) сохранился стол, за которым в 1946-1948 годах работал маршал.

*Дом по улице Дворянской в Одессе, в котором маршал жил в 1946-1948 годах. Сейчас на здании установлена мемориальная доска

 — В один из вечеров Жуков обратил внимание, что кто-то постоянно находится у приоткрытой двери его кабинета, — рассказали «ФАКТАМ» в музее. — Маршал тихо подошел к двери и, рванув ее, открыл нараспашку: «Ты кто такой?» — обратился он к человеку в полковничьей форме. «Прокурор Краснознаменного Одесского округа, — испуганно ответил тот. — Пришел представиться по случаю вхождения в должность». Жуков не унимался: «Почему не постучался?» Полковник растерялся: как пояснить маршалу, что он стучался, просто туговатый на ухо после контузии Жуков не расслышал! «По-пластунски к столу марш! — скомандовал Жуков. — Будешь знать в следующий раз, как надо стучать в дверь командующего». Прокурору ничего не оставалось, как выполнить приказ маршала.

Наведался командующий и в дивизию, дислоцировавшуюся в Болграде (Одесская область), где попросил показать, как живут офицеры. Сопровождавшие его вынуждены были продемонстрировать «хоромы» в сборно-щитовых казармах, которые от служебных помещений отделяла… простыня. Там — супруга офицера и спящий ребенок. Маршал поинтересовался: «Почему не на работе?» Она ответила, что работы нет, а от голодной смерти их спасает паек мужа. Жуков спросил, почему ребенок не в школе. Женщина пояснила, что из-за постоянной сырости сын болеет, у него малокровие. Маршал присел на кровать и минут пятнадцать сидел так, положа руку на голову мальчика, затем, не попрощавшись, вышел. На следующий день прибыл ординарец Жукова с тремя путевками в санаторий и денежной суммой из фонда командующего.

Не лучше обстояло с жильем военнослужащих и в самой Одессе. Маршал создал комиссию по выявлению излишков жилой площади в городе, в которую включил и представителей горсовета. За короткое время выявили большое количество пустовавших квартир. Командование округа обратилось к одесситам с просьбой потесниться, помочь приютить военных. Без прописки — на время, пока новые дома строятся. Кто-то понимал, кто-то упирался, приходилось нажимать. Жуков не останавливался — решил отобрать начальнические дачи и передать их под детские дома. Обком делал вид, что поддерживает, но первый секретарь Кириченко названивал в Москву — сигнализировал, что опальный маршал и на новом месте рвется к власти, попирает советские законы…

Маршал велел выдать пистолеты полусотне разведчиков и направить их патрулировать по самым темным одесским закоулкам

После войны в Одессе развелось множество воров и жуликов. С наступлением темноты стало смертельно опасно выходить на улицу. Более того, карманники обнаглели настолько, что порой спокойно «обчищали» потерпевшего, а тот не мог и пикнуть, чтобы не получить удар финкой в бок. От измученного преступниками населения во все инстанции шли гневные письма. Даже в избирательных бюллетенях люди писали: «До каких пор мы будем жить в страхе перед уголовниками?»

 — Война и послевоенная разруха спровоцировали в Одессе всплеск преступности, — рассказывает «ФАКТАМ» фронтовик, отставной полковник милиции Исай Бондарев. — Вся жизнь сосредоточилась на рынке Привоз, в коммерческих магазинах. Но эти магазины были доступны далеко не каждому одесситу. Для обычных рабочих буханка хлеба стоила на рынке 100 рублей — это месячная зарплата! А по ночам город принадлежал вооруженным бандитам и грабителям.

С бандитизмом Жуков боролся беспощадно. По его приказанию всем военным было выдано табельное оружие, в городе ввели патрули. Начальнику разведки Жуков велел переодеть с полсотни разведчиков в добротные трофейные макинтоши и шляпы, выдать им удобные пистолеты системы «вальтер» и направить патрулировать по самым темным одесским закоулкам. В случае нападения — стрелять без раздумий.

На совещании в штабе город был разделен на сектора, их закрепили за командирами частей. Все парки, скверы, вокзалы, рестораны, окраины также были закреплены за конкретными людьми. Помимо патрулирования, осуществлялись проверки в подозрительных квартирах, на чердаках и в подвалах. Всех задержанных везли в комендатуру, а утром передавали милиции и в следственные органы. Бывало, в течение суток вылавливали несколько сот человек. Эта операция длилась около двух месяцев. В итоге с организованным бандитизмом в городе покончили.

О том, как бандитский мир признал авторитет Жукова, повествует такая легенда. У маршала во время заседания в Оперном театре пропали именные часы. Он попросил начальника милиции разобраться. Каково же было его удивление, когда в своем тщательно охраняемом доме он нашел часы и записку следующего содержания: «Дорогой, любимый наш маршал Жуков! Это сделали не мы, а ростовская шпана. У нас, одесских воров, что-то украсть у вас никогда не поднялась бы рука. Счастья, здоровья, наш боевой маршал».

Секретарь обкома Кириченко умолял вышестоящие инстанции, чтобы убрали из города новоявленного диктатора с фактически неограниченной властью. Из Москвы в Одессу направили комиссию во главе с кандидатом в члены Политбюро Николаем Булганиным, который к тому времени уже был министром обороны. Проверку решили осуществить внезапно, не предупреждая о приезде. Жуков в тот день был на учениях в поле. Комиссия никаких особых недостатков не нашла, однако сигналы из обкома подтвердились. Да еще маршал не приехал на вокзал встречать самого министра. При докладе Сталину Булганин намекнул: граница с Турцией рядом, Жуков может махнуть за границу…

Второго февраля 1948 года был подписан приказ о назначении маршала Жукова командующим Уральским военным округом. Лично ему никаких разъяснений относительно такого перевода никто не дал.

В Одессу Георгий Константинович все же вернулся — приезжал в 1956 году, будучи уже министром обороны СССР. Город помнит боевого маршала, в его честь назван один из проспектов, на зданиях, где работал и проживал Жуков, установлены мемориальные доски.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров