БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Интервью со звездой Наедине со всеми

Светлана Тома: «День рождения не отмечаю. Не хочется праздновать свое приближение к смерти»

7:30 24 мая 2012   3351
Светлана Тома
Таисия БАХАРЕВА, «ФАКТЫ»

Сегодня заслуженной артистке России исполняется 65 лет

На свой день рождения Светлана Тома всегда читает стихи Иосифа Бродского. Знаменитый русский поэт, как и популярная актриса, родился 24 мая. Тома полагает, что Бродский смотрит на нее с небес и радуется. Светлана Андреевна уже многие годы в день рождения не накрывает стол и не зовет гостей. Самый большой подарок в этот раз она преподнесла себе сама — закончила съемки в картине режиссера Леры Сторожевой.

Актрису, кажется, стороной обходят годы. Она все так же красива, как ее знаменитая героиня — Рада из фильма «Табор уходит в небо». Только в волосах появилась седина. Жизнь актрисы не назовешь сплошным праздником. Долгие годы ее связывали непростые отношения с режиссером Эмилем Лотяну. В результате Тома и Лотяну расстались, актриса вышла замуж за актера Олега Лачина. К сожалению, он трагически погиб, когда их дочери Ирине было всего восемь месяцев. Светлана Андреевна говорит, что жизнь закалила ее и научила радоваться каждому дню. Она мечтает наконец-то построить дачу и дождаться правнуков. И, конечно, работать...

— Если вы хотите меня поздравить, то можете этого не делать, — довольно строго заметила Светлана Тома. — Я не собираюсь праздновать свой день рождения. Уже много лет не отмечаю его. Для меня дорог каждый день жизни. Счастье, когда светит солнце, все в порядке у моих близких. Ничего другого мне не надо. Если вспомнить мой возраст, то, простите, какой же это праздник?

— Трудно возразить.

— Зачем же отмечать день, в который стала на целый год старее! Я праздновала свои дни рождения до 35 лет. Потом будто перешагнула какую-то черту, раз и навсегда закрыв для себя вопрос с днем рождения. Прекрасно понимаю, что всем нам отпущено определенное количество лет, но как-то не хочется праздновать свое приближение к смерти.

— Звучит уж очень пессимистично.

— Это совершенно не значит, что я мрачно настроенный человек. Отнюдь. Я люблю жизнь во всех ее проявлениях. Кстати, Новый год тоже не встречаю, для меня он сродни дню рождения.

— Сколько раз беседовала с Романом Виктюком, и он всегда признается, что ему всего 19 лет.

— И я его понимаю. У меня тоже нет ощущения груза прожитых лет. Конечно, я не столь молода, как Роман Григорьевич, остановилась на возрасте 35 лет. По крайней мере, душа моя так себя чувствует.

— Да и тело ваше в прекрасном состоянии, на зависть многим коллегам.

— Признаюсь, ничего особенного для этого не делаю. И секрет молодости, увы, не разгадала. Профессия актрисы очень благодарна в этом смысле. Когда ты востребована, есть работа, кажется, что молодеешь. Такое чувство, что сама природа меня охраняет. Я все время в движении, мотаюсь по гастролям. По всей видимости, мне по наследству передались хорошие гены и, конечно, я хотя бы 15 минут в день уделяю физическим упражнениям. Никогда не прибегала к услугам пластических хирургов, думаю, не придется и в будущем этого делать.

— Вы до сих пор вегетарианка?

— Да, уже 30 лет, как я не изменяю такому образу жизни. Все случилось естественно, никто меня не тянул в вегетарианство. В какой-то момент начала отказываться от мяса и поняла, что стала чувствовать себя при этом лучше. Просто так сработал мой организм — постепенно перестал принимать мясо, жирные продукты, яйца...

— А как насчет того, чтобы побаловать себя сладеньким?

— Это позволяю. Честно говоря, и дня не могу прожить, чтобы не съесть что-нибудь вкусненькое. Тут главное не переусердствовать. Кстати, сейчас вот говорю с вами, а у меня в печке готовится яблочный пирог — мое фирменное блюдо. Раскатываю тонко корж слоеного теста, а сверху выкладываю много яблок, посыпая их корицей. Получается даже не пирог, а такое яблочное пюре. Все мои гости обожают это блюдо. Сегодня вечером буду баловать своих домашних. Устроим праздник. Я вообще очень самостоятельный человек. Не люблю, чтобы кто-то мной помыкал или подсказывал, что делать. Даже подарки себе делаю сама. Захотелось — иду в магазин, выбираю одежду или украшение. Причем независимо, есть для этого какой-то повод или нет. Правда, имеется у меня мечта, которую до сих пор так и не реализовала — хочу построить собственную дачу, чтобы копаться в огороде, выращивать цветы...

— Вы ведь выросли в селе.

— Да, это была небольшая молдавская деревенька. Часть моего детства прошла именно там. Вся крестьянская работа мне понятна, знакома и любима мною. Девчонкой я знала, как пропалывать огород, сажать растения, доить коров... Мое детство было достаточно безоблачным. Надо признать, маленькой я даже не помышляла о том, что могу стать актрисой. Просто не приходили в голову такие мысли. Кино в моей жизни появилось случайно.

— Это произошло на троллейбусной остановке в Кишиневе?

— Именно так. После окончания школы я приехала поступать на юридический факультет Кишиневского университета. Стояла, ждала троллейбус, и в этот момент меня увидел ассистент режиссера. Он стоял на этой же остановке вместе с интересным молодым человеком, которому сказал: «Эмиль, Эмиль, я нашел ее!» Эмилем был режиссер Лотяну. Он пригласил меня на киностудию, и на следующий день я уже была на пробах. Моей первой работой в кино стал фильм Лотяну «Красные поляны».

— С тех пор вас стали называть музой известного молдавского кинорежиссера.

— Когда мы встретились с Лотяну, ему было 29 лет, а мне — 17. «Красные поляны» — его вторая картина. Какое-то время я еще думала сдавать экзамены на юридический факультет, но совмещать это со съемками оказалось совершенно невозможно. В конце концов я поступила в Кишиневский институт искусств имени Музическу. Конечно, большую роль в принятии этого решения сыграл Эмиль Лотяну.

— Вашей звездной ролью называют Раду в картине Лотяну «Табор уходит в небо».

— Получилось так, что после премьеры этой ленты я проснулась знаменитой. «Табор уходит в небо» стал для меня судьбоносным фильмом. Роль Рады давалась тяжело — героиня совершенно на меня не похожа. Мы снимали в Карпатах в сжатые сроки, всего за четыре месяца. Казалось, что Господь нас охранял, ведь за все это время не случилось ни одного дождливого дня. Лотяну заставлял меня ходить к цыганам (их там жило очень много), наблюдать за образом их жизни, поведением, походкой. Я должна была даже научиться курить так, как это делают цыганки. Съемки были изматывающими. Кстати, в картине снимались и цыгане, которые жили в ближайшем поселке Виноградово. Помню, они с радостью ходили на съемки, а когда Лотяну объявил, что каждому за работу полагается по три рубля, даже обиделись, сказав, что в картине играют ради удовольствия.

— Говорят, с Эмилем Лотяну работать было нелегко.

— Он сложный человек, невероятно требовательный. В первую очередь к себе и службам, которые были задействованы в съемочном процессе. Если Лотяну видел, что кто-то не справляется со своей работой или делает ее не так, как хотелось бы режиссеру, он мог вмиг уволить этого человека. На съемочной площадке был абсолютно бескомпромиссным — царем и богом. Но как только заканчивались съемки, Эмиль Владимирович превращался в совершенно иного человека — доброго, нежного, заботливого, сентиментального. После каждого рабочего дня за столом непременно собиралась вся съемочная группа, и Лотяну был душой компании. А на следующий день опять становился требовательным режиссером.

— Он был тогда уже в вас влюблен?

— Это слово не подходит к нашим отношениям. Слишком мелкое оно. Наши взаимоотношения — большая история длиною в несколько лет. Лотяну узнал меня, когда я была совсем девчонкой, привел в актерскую профессию. Он был для меня учителем, другом, любимым человеком. В нем был сосредоточен весь мой мир. Он присутствовал в моей жизни всегда, в разных качествах, но неотступно следил за тем, что я делаю, как живу. И я знала о нем все. Так было до его последнего дня. Я чувствовала себя творением Лотяну, как Галатея, которую создал Пигмалион.

— Вы счастливы?

— Счастье для меня заключается в том, что я востребована как актриса. Думаю, родители, которые сейчас на небесах, и Эмиль Владимирович смотрят оттуда на меня и радуются. По молодости многого в жизни не ценишь. Помню, я очень активно снималась, страшно уставала, мечтала о паузах, хоть маленьких. А теперь, с годами, хочется больше работать, чтобы уйти из жизни на взлете. По-моему, для актрисы большей награды не существует. А еще хочу дождаться правнуков. Говорят, тогда попадаешь сразу в рай. Моей внучке Маше недавно исполнилось 20 лет, так что шанс есть.

— Она тоже, как ее мама и бабушка, выбрала актерскую судьбу?

— Нет, Маша будет режиссером. В нашей семье у всех творческие профессии. Иногда кажется, что даже наша пушистая красавица кошка в прошлой жизни была актрисой. Кошка в чем-то похожа на меня — такая же независимая и свободолюбивая.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Одесская семья: – Софа, прошу тебя, не устраивай новую сцену! В моем возрасте уже нет сил мириться по несколько раз за вечер!