ПОИСК
Интервью со звездой Наедине со всеми

Ирина Скобцева: «Мне кажется, что за свою жизнь я прожила сотню чужих...»

8:00 22 августа 2012
Ирина Скобцева

Сегодня народной артистке России исполняется 85 лет

«Боже, какое счастье, что меня по-прежнему помнят в Украине, — бодрым голосом по телефону призналась „ФАКТАМ“ народная артистка России Ирина Скобцева.- Я так люблю Киев, что готова приезжать туда по первому зову. Увы, последнее время это случается не так уж часто...» Накануне своего 85-летия Ирина Константиновна продолжает сниматься, не делая перерыва в рабочем графике даже для собственного дня рождения. Актриса, получившая звание самой красивой еще в советское время, по-прежнему хороша собой, хотя ни разу в жизни не прибегала к услугам пластической медицины. Ирина Скобцева признается, что никогда не сидела на диетах, не занималась спортом, а просто с легкостью относится к жизни. Ее семейный союз со знаменитым режиссером Сергеем Бондарчуком длился 35 лет. Двое детей тоже пошли по стопам родителей. Жизнь Ирины Константиновны не обошли боли и утраты. В 67 лет она потеряла мужа, а три года назад умерла их дочь Алена. Теперь династию Бондарчука продолжает сын Федор и внук Константин. И конечно, сама знаменитая бабушка, которая все еще мечтает о своей лучшей роли.

— Знаете, свой день рождения я уже долгие годы не праздную день в день, — признается Ирина Скобцева.- Так получается, что все мои близкие обычно в это время в разъездах, внуки на каникулах, отдыхе. Поэтому и в этом году мы соберемся вместе лишь в начале сентября. По традиции у меня дома накроют большой стол, я сяду во главе его и буду принимать подарки. Очень приятный момент, надо признаться...

— Что-то особенное себе заказали?

— Материальные вещи меня особо не интересуют. Да и никогда не интересовали. Ко всяким, как я их называю, безделушкам — кольцам, браслетам, сережкам — отношусь весьма спокойно. А вот чего бы я себе пожелала, так это хорошего настроения. И конечно, здоровья. Разве что-то еще надо?

*В фильме «Сережа» Ирина Скобцева снималась со своим мужем — актером и режиссером Сергеем Бондарчуком. Кстати, играли они тоже супругов (кадр из фильма. 1960 год)

— Вам, действительно, трудно еще чего-то желать. Вы красивы, успешны и до сих пор интересны для режиссеров.

— Иногда я сама, задумываясь о своем возрасте, удивляюсь, что моя актерская карьера еще продолжается. Но секрета тут никакого нет. Все, наверное, зависит от характера. Я не могу почивать на лаврах, предаваясь самовосхвалениям. У меня всегда есть цель, к которой я иду, а когда достигаю ее, ставлю перед собой следующую. Это у меня от покойного супруга Сергея Федоровича Бондарчука. Он приучил меня быть жадной к работе. То же самое я наблюдаю теперь у внука Кости...

— Но надо же хоть иногда отдыхать!

— Не могу! Мне кажется, лиши меня работы, и я просто умру. Знаете, три года назад я в паре с Сережей Безруковым снялась в большой роли в картине «Золото» по произведению Мамина-Сибиряка. Но из-за каких-то финансовых проблем фильм все еще не вышел на экран. Обещают, что выпустят в ноябре. За эти годы ожидания у меня сложилось впечатление, что я была лишена какой-то своей частицы. Слишком крепко засела во мне актерская профессия. И возраст здесь не имеет никакого значения.

*Снявшись в картине Эльдара Рязанова «Зигзаг удачи», Ирина на полученный гонорар купила себе золотые сережки с бриллиантами (кадр из фильма. 1968 год)

— Вы потрясающе выглядите!

— Спасибо за комплимент. Признаться, никогда никаких особых процедур со своей внешностью не проводила. Я не люблю зарядку и любые физические нагрузки. Ем мало и крайне не люблю стоять у плиты. Никогда не задумывалась о походе к пластическому хирургу. У меня не было желания что-либо в себе изменить. Наверное, нужно поблагодарить природу, наградившую меня такой внешностью. Надо сказать, что моя матушка и бабушка, которую я боготворила, до конца своих дней оставались стройными и подтянутыми. В нашей семье не было актеров, но мои родители были очень творческими людьми.

— Вы ведь тоже не сразу разглядели в себе актерский талант?

— После школы я поступила на исторический факультет университета в Москве. Моим родителям казалось, что надо обладать какой-то реальной профессией. Меня же все время тянуло в искусство. Уже на первом курсе я записалась в театральную студию, а сразу после получения диплома решила поступать в школу-студию МХАТ. Надо сказать, поступила легко и, когда впервые вышла на театральную сцену уже как студентка, вдруг четко поняла: «Это то, о чем я мечтала всегда!»

— Во время учебы в школе-студии вы познакомились со своим будущим супругом Сергеем Бондарчуком.

— Сначала наши отношения были далеки от романтических. Даже когда мы вместе с Сергеем Федоровичем сыграли в фильме «Отелло». Он исполнял роль главного героя, а я — Дездемоны. Несмотря на толстый слой грима, Бондарчук был потрясающе красив. Вообще, не влюбиться в него было сложно. Правда, картина «Отелло» несколько отрицательно сказалась на моей актерской карьере. После ее показа в Каннах я получила титул «Мисс Шарм», и все в один голос стали говорить лишь о моей красоте, забывая, что я еще и актриса. Мне потребовалось несколько лет, чтобы преодолеть этот стереотип... Кстати, вы знаете, что впервые актрисой кино я ощутила себя именно в Киеве?

— И сколько вам было лет?

— Всего 18! Меня пригласил на пробы картины «Командир корабля» режиссер Владимир Браун. Я должна была там сниматься с Игорем Горбачевым. Помню, меня привели в костюмерную, и женщина-гример стала обращаться ко мне, девчонке, «Ирина Константиновна». Это было очень неожиданно, но тем не менее приятно. Я даже как-то стала по- другому себя ощущать. Хотя сегодня мне больше нравится, когда меня называют Ириной Скобцевой...

— Вы так и не стали Ириной Бондарчук.

— Сережа на этом не настаивал. Для него не были важны такие прозаические вопросы. Он был не из тех людей, которые могут говорить о своей любви каждый день и по несколько раз. Как-то на мой вопрос, почему он так редко признается мне в любви, Сергей ответил: «Слова — не главное, главное поступки...» Я знала, что он меня любит. В нашей жизни было разное. Не всем нравилось, что мы живем дружно долгие годы, нас пытались рассорить. Но женщина должна иметь достаточно мудрости, чтобы отличать, где настоящее, а где нет.

— У вас было то, о чем актриса может только мечтать: надежный тыл и муж — знаменитый режиссер.

— А я бы сказала, что мне в этом смысле совершенно не повезло! Это как раз Сергею повезло, что у него была жена, которая любит, понимает и помогает ему в работе. Что же касается меня... Если я снималась в картине Бондарчука, то ко мне было такое же отношение, как ко всем актрисам. Помню, играя Элен в «Войне и мире», я очень нервничала, потому что практически на всех моих сценах Сергей уходил со съемочной площадки, доверившись мастерству оператора. Говорил: «Я выйду покурю, а вы тут снимите крупный план Скобцевой». Честно говоря, мне было приятнее, когда мы с Сергеем снимались вместе у другого режиссера.

— Говорят, именно в Киеве, на съемках картины «Иван Франко», и зародились ваши чувства с Бондарчуком.

— Это наша с Сережей история, посвящать в которую мы никого никогда не хотели. Но время, проведенное на съемках «Ивана Франко», где Сергей играл главную роль, действительно было замечательное! Режиссер картины Тимофей Левчук, который позвал нас в Киев, сказал, что здесь мы будем не только работать, но и отдыхать. И правда, с тех пор все наши поездки в Киев расценивались, как каникулы. Помню, приехали весной, повсюду цвели каштаны, красота неописуемая. Мы жили в самом центре Киева, гостинице «Украина». Едва поселившись, бросили вещи нераспакованными и помчались на Бессарабку. Сережа обожал украинское сало. А потом мы с ним долго-долго гуляли. Наше чувство тогда только зарождалось. Помню, в одном из сувенирных салонов на Крещатике купили двух керамических баранов. Как увидели их с Сережей в витрине, не смогли оторвать глаз! Бараны были огромные, один зеленый, другой — коричневый. У зеленого глупое выражение морды, у коричневого — умное. Вот я разговариваю сейчас с вами и на них смотрю. У них уже и ноги, и рога отваливались, но каждый раз Сергей Федорович их реанимировал и снова ставил на самое видное место. В память о наших молодых, счастливых временах...

— Бондарчук часто делал вам подарки?

— Когда родилась Аленушка, Сергей подарил мне красивое бриллиантовое колечко. Когда на свет появился Федя, подарил второе, еще краше. К сожалению, оба кольца и другие украшения у меня украли. Прямо из нашей квартиры, буквально за двадцать минут. Вот остались только мои золотые сережки с бриллиантами, с которыми я никогда не расстаюсь. Правда, их я сама себе подарила. Купила на первый приличный гонорар, который получила, снимаясь в картине Эльдара Рязанова «Зигзаг удачи». Помню, Валя Талызина мне говорит: «Пойдем, Ирка, подарим себе сережки». Мы пошли в ювелирный магазин в центре Москвы и выбрали по паре золотых серег с бриллиантами. В них я и хожу всю жизнь. Недавно обронила одну, прямо сердце в пятки ушло. Слава Богу, нашли. Хотя, с другой стороны, теряем больше иногда...

— Философское понятие.

— С годами все чаще тянет на философию. Впрочем, вся наша актерская профессия завязана на познании мира и самого себя. У меня такое впечатление, что за свою жизнь я прожила еще сотню чужих. Иногда становится жутко...

— Жестокая профессия.

— Не то слово — просто невыносимая...

9827

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2021 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер