БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Интервью со звездой Перед лицом «ФАКТОВ»

Григорий Чапкис: «Счастье — когда утром хочется на работу, а вечером — домой»

9:00 25 сентября 2012 2689
Григорий Чапкис
Инф. «ФАКТОВ»

Наша газета продолжает публикацию анкет известных людей, согласившихся поделиться с читателями своими самыми сокровенными мыслями

— Как вы сами представились бы нашим читателям?

— Народный артист Украины Григорий Чапкис. Танцмейстер, лауреат международных премий.

— Ваш любимый цвет, запах, продукт, напиток?

— Любимый цвет красный, потому что мне нравится все яркое. Полутонов не люблю. Этот цвет держит меня в творческом состоянии. Больше всего люблю запах скошенной свежей травы. Из еды нравится домашняя икра из синих баклажанов. Я сам ее готовлю. А из напитков обожаю кисель — густой, охлажденный. Вишневый, клубничный, клюквенный...

— Чем для вас пахнет детство?

— Мамалыгой. Ее мы ели каждый день — на большее не хватало денег. В детстве я всегда был голодным.

— Счастье — это... что? Вы счастливый человек?

— Счастье — когда утром хочется на работу, а вечером — домой. Я человек счастливый.

— В чем вам видится смысл жизни?

— Смысл жизни — в творчестве, в работе. Я трудоголик.

— Что такое любовь?

— Любовь — это доверие, терпение и сильное влечение. Жениться может каждый дурак, а вот сохранить любовь непросто.

— Вы хорошо помните самый счастливый день своей жизни? А самый непростой?

— Самым счастливым считаю день встречи с моей будущей женой Аллой Борисовной. Когда я ее увидел, меня пронзила молния. А непростой день был недавно — похороны Богдана Ступки. Мы были хорошо знакомы. Я тяжело перенес его уход. Он ведь моложе меня. И вот он — там, а я — здесь. Уходит наше поколение...

— Чего вы ни за что не сможете простить другим людям?

— Предательства.

— Что-то может довести вас до слез?

— Конечно. Слезы ребенка, несправедливость, жестокость.

— Какими качествами нужно обладать, чтобы добиться успеха?

— Нужно соединить талант с трудом. Труд плюс талант — это успех. Но труда должно быть 95 процентов. Если вы талантливы, но не трудолюбивы, ничего у вас не получится. И если вы достигли какого-то творческого успеха, нельзя останавливаться, следует идти вперед.

— Есть у вас личная формула успеха?

— Труд, труд и еще раз кропотливый труд.

— Какую роль в вашей жизни играют деньги?

— Я генератор идей. И планов у меня, несмотря на возраст, на сто лет вперед. Но всегда не хватает двух вещей — денег и времени для осуществления своих проектов.

— Что для вас означает быть свободным?

— Ну, слава Богу, я сейчас свободный. У меня нет начальства, и я могу делать то, что мне нравится. Если что-то не интересно, я этим не занимаюсь. А вообще, мне казалось, когда стану свободным, буду мало работать, больше гулять с внуками, ездить в туристические поездки. Но оказалось, что я сам создаю себе трудности, а потом их преодолеваю. И вот в этой борьбе — стержень моей жизни. Я мог бы жить на пенсию, но тружусь, не щажу себя, не слежу за своим здоровьем. Не ем вовремя, не сплю достаточно, не посещаю своевременно врачей. Я весь в работе! И если вы завтра узнаете, что я умер, не удивляйтесь...

— Испытываете ли вы страх перед смертью?

— Я смерти не боюсь, готов к ней, потому что из тех, кто стоял у истоков ансамбля Вирского, я остался один — все уже умерли. Живу до тех пор, пока танцую. И больше всего боюсь слечь. Завидую тем, кто умер на репетиции или в вагоне поезда.

— Что вы станете делать, узнав о том, что вам осталось прожить ровно семь дней?

— Наверное, замолчал бы.

— Вы никогда не задумывались над тем, есть ли жизнь после смерти?

— Я в это не верю. Никто оттуда не вернулся, поэтому сложно сказать.

— Что вы вкладываете в понятие добра и зла?

— Добро — это делать добро. А зло — это предательство.

— Вас часто предавали?

— Да.

— Что вам помогало преодолеть периоды полного отчаяния?

— Работа.

— Существует ли Бог?

— Да.

— Случались в вашей жизни чудеса?

— Очень много. Например, в 1960-е годы во время гастрольного тура нам подложили в реквизит взрывчатку, и мы просто чудом остались живы. Должны были вылетать из Канады самолетом и взорвались бы. Но ночью началась пурга, аэродром занесло. Мы поехали автобусом, а реквизит отправили грузовой машиной. По дороге он вспыхнул.

— Сколько времени вы смогли бы прожить на необитаемом острове и что взяли бы с собой?

— Я взял бы жену, несколько кролей, которые быстро размножаются и могут служить пищей, и собак, чтобы нас охраняли. А сколько бы там прожили, зависит от обстоятельств.

— В какую эпоху вам хотелось бы жить и с кем из представителей той эпохи пообщаться?

— Наверное, я должен был родиться в девятнадцатом веке, когда носили цилиндры, фраки, смокинги. Это моя форма одежды. Я никогда не носил джинсы и кроссовки, не люблю все это. С удовольствием пообщался бы с поэтами и писателями, жившими в девятнадцатом веке. С аристократами! Я бы и сам, наверное, был аристократом.

— Как вы считаете, красота действительно может спасти мир?

— В каком-то смысле. Мир может спасти красота мыслей, красота душевная и мудрость.

Подготовила Ольга СМЕТАНСКАЯ, «ФАКТЫ» (Москва)

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров