ПОИСК
Інтерв'ю

Виталий Билоножко: «Когда в стране все развалилось и концертов не было, торговал медом»

7:00 11 червня 2013
Сегодня известный певец, народный артист Украины празднует 60-летний юбилей

Виталий Билоножко, родившийся в многодетной семье в селе Слобода на Сумщине, с раннего детства знал, что непременно станет артистом. И целенаправленно шел к этой цели. Закончил музыкальную школу по классу аккордеона, потом Сумское музыкальное училище и столичную консерваторию. В Киеве Виталий обосновался окончательно, влюбившись в очаровательную блондинку Светлану, актрису и певицу Театра оперетты. Вместе они прожили уже почти сорок лет! Вырастили двоих сыновей, построили два дома и посадили сады. Теперь супруги Билоножко все силы отдают своему детищу — семейному фестивалю «Мелодия двух сердец». «Семья, родители, дети, их благополучие — самое главное в жизни каждого человека. Об этом поют со сцены многие творческие династии, гости нашего фестиваля», — говорит Виталий Билоножко.

Сегодня, в день рождения народного артиста, в загородном ресторане соберутся многие творческие семьи, чтобы поднять тост за именинника. Накануне дня рождения мы встретились с Виталием в кафе телецентра (который называют в народе «карандаш»), где Билоножко вместе с супругой монтирует выпуски фестивальных и концертных программ.

*Виталий Билоножко признается, что жена Светлана — любовь всей его жизни (фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»)

— Соберемся с друзьями, близкими людьми, коллегами и родными. Всеми, с кем шли по жизни, и кого удалось не потерять, — говорит Виталий о предстоящем праздновании.

— Устроите скромный банкет человек на 300?

— Столько уже не соберу. Что бы ни говорили, но артисты в большинстве своем одинокие люди. И праздник для них только на сцене. Мы зависимы от выступлений. Есть концерт — мы счастливы, эмоции бьют через край, хочется творить. Нет выступлений — впадаем в уныние. В молодости давали по три-четыре концерта в день без всяких фонограмм. Ездили в ужасных рафиках (советских микроавтобусах), где жутко трясло, ночевали в общежитиях, сами аппаратуру таскали. И ничего, сил хватало. Сейчас все намного труднее дается, особенно переезды.

— Юбилейный концерт готовите?

— Пока на это нет средств. Собираем деньги. Хотим совместить концерт с фестивалем «Мелодия двух сердец». О своем юбилее не хочу говорить. Грустно как-то. Не хочется взрослеть, сообщая, сколько лет исполнилось. В этом году у нас целый список «шестидесятников»: Тарас Петриненко, Ваня Бобул, Паша Дворский, Толя Хостикоев.

— Помните момент, когда точно решили стать артистом?

— Осознал это, когда родители продали корову и на эти деньги купили мне баян. Я в семье был младшим (шестым) ребенком и самым голосистым. У меня мама хорошо пела. Отец даже ревновал. Как только мама начинала петь, на нее все заглядывались. Она и меня научила. Помню, ставили меня на тумбочку, и я исполнял «Три танкиста, три веселых друга», «Рiдна мати моя», «Дивлюсь я на небо»... Копировал все, что слышал. Как только пошел в школу, сразу меня записали и в музыкальную. Семь лет отходил за 4 километра, таская на себе тяжелый инструмент. Зимой легче было — на санках его возил. Нашел собачку возле железной дороги, выходил ее. Это оказалась овчарка, и она мне помогала тащить баян.

В старших классах увлекался радиоэлектроникой. Смастерил радиоприемник и выходил в эфир на средних волнах с позывными своей первой любви. Отцу пришлось радикально бороться с этим — вызвал наряд милиции и всю мою аппаратуру забрали. Мой отец, армейский офицер, председатель сельского совета, был строгим человеком. Порой в воспитательных целях вызывал ко мне даже участкового. Несмотря на высокую должность отца жили очень скромно. Он получал 80 рублей, мама — 60. И это на всю большую семью. Держали хозяйство, обрабатывали огород.

— Вы рано начали работать?

— Сразу после школы пошел в армию. Прослушав, меня хотели взять в Ансамбль песни и пляски Киевского военного округа. Но что-то не получилось, и в итоге я оказался в десантных войсках. Прошел учебку в полку китайского назначения. Очень тяжело было, поэтому я стал писать письма руководству военного ансамбля. И меня таки направили туда. Как только влился в коллектив, сразу же улетели на гастроли в Сомали — дружественную советскому народу страну. Для местных жителей мы были, как небожители.

— Правда, что вы там женились?

— Случайно. Я даже не понял, как это произошло. Девушка исполняла танец живота, после которого я подарил ей какие-то сувениры: открытки с видами Киева, шоколадку, уж и не помню, что еще. В ответ она поцеловала меня. Схватила за руку, что-то рассказывая, и куда-то начала тащить. Я, как под гипнозом, пошел за ней. Словно в бреду что-то подписал. Как потом узнал от переводчика, таким образом я заключил брак. У них принято: если мужчина дарит женщине подарок — значит, он предлагает ей руку и сердце. Я же этого не знал. Как?! Побежал к переводчику: «Мухамед, давай что-то делать». В общем, порвали бумажку, и я снова стал свободным. Хотя девушка была безумно красивой — мулатка с внешностью Софи Лорен.

— А как же ваша Светлана?

— Это любовь всей моей жизни. Вместе мы уже 40 лет. Всякое за это время было: счастье, и кризисы. Но наше знакомство и ухаживания всегда вспоминаю с трепетом. Нас познакомил известный актер Иван Гаврилюк, с которым мы вместе служили. Как-то он пригласил меня в Театр оперетты, где Света тогда работала. Она сразу же мне понравилась, какой-то необычной показалась, трогательной. Я предложил провести ее до дома. Она жила тогда в общежитии на проспекте Победы. Начали встречаться. Влюбился, ревновал и решил проверить ее чувства перед ответственным шагом. Заранее подговорив Ивана, пригласили Свету в ресторан. Сам отлучился, а Иван должен был за Светланой ухаживать. Перед ним ни одна женщина не могла устоять, вот я втихаря и наблюдал за ними. Оказалось, пока я отсутствовал, Света только обо мне и расспрашивала. Вот тогда понял, что нужно жениться на этой девушке.

Но сначала пришлось разогнать всех ее ухажеров и самому пройти испытания, которые устраивала нам комендант общежития. Была такая рыжая тетка Капитолина Николаевна, терпеть меня не могла и всегда выгоняла. Мы придумали хитрость: отодвинули кровать от стенки и как только слышали шаги коменданта в коридоре, я нырял в дырку. Но она нас вычисляла и гнала меня из общежития ночью. Приходилось кататься на трамвае, а потом идти ночевать на вокзал. И так было, пока мы не поженились.

— С гастролями вы объездили 25 стран мира.

— В советское время с днями украинской культуры побывал везде — от Китая до США. А также дал 49 концертов в Чернобыле после взрыва на атомной станции. Самое обидное, что чернобыльское удостоверение у меня украли. Очень долго пришлось его восстанавливать, чтобы пенсию получить. Во время самого взрыва я был в Чехословакии. О масштабах катастрофы узнал только 5 мая, когда радиационное облако частично дошло и туда. Испугался страшно, ведь в Киеве были Света и двое маленьких сыновей. Думал, уедем подальше. Куда там! У Светы прямые эфиры, а меня посадили в рафик и отправили в зону ликвидаторов развлекать. Нас потом грамотами наградили от ЦК комсомола и даже премию однажды дали. Теперь вон лежат эти бумажки пожелтевшие.

— Наверное, вам хорошо платили?

— Чтобы прокормить семью, я брал баян и бегал с выступлениями по всему Киеву. Выступал на заводе шампанских вин, трикотажных фабриках и в домах быта, по всем предприятиям. Что я только не пел! Даже о том, как правильно переходить дорогу. За один такой концерт получали по 10 рублей. Света тоже работала, в общем, неплохо получалось. В 1983 году даже смогли купить машину. И сразу иномарку. Хоть и подержанную — «Фольксваген-дерби» красного цвета. Страшно гордился ею. Как-то после концерта выходим из Дворца «Украина» с Анатолием Евдокименко и Софией Ротару, мне так хотелось похвастаться. Сажусь в припаркованную у бровки машину, трогаюсь с места, и тут отрывается бампер. Такой конфуз!

Потом в стране все начало разваливаться, концертов почти не было. Я ехал в село к родителям, брал там мед и продавал в Киеве по 2 рубля 30 копеек за литр. За эти деньги снимали квартиру, пока нас не поселили в «дурдоме министерства культуры». Это был такой красный дом с комнатками площадью 9 квадратных метров. Мы жили там вчетвером. Еще умудрялись гостей принимать и танцы устраивать. На крошечной кухне у нас было два аквариума и клетка с попугаями.

— Сейчас у вас целый зоопарк!

— Всегда мечтал иметь дом, участок, чтобы вокруг были птицы и животные. К этой своей мечте я шел 40 лет и теперь могу кайфовать. У меня живет 30 павлинов. Ходят по двору, кричат, мешают спать, но мне нравится. Большую часть времени провожу на даче. Каждое утро обхожу свое хозяйство, осматриваю, чтобы птица за сетку не зацепилась, все на месте было, кормлю живность. Имеется прудик с рыбами, лебеди там плавают. Жаль, в прошлом году на соседнем озере погибли птицы. Наверное, глотнули крючки-тройники, которыми пользуются некоторые рыболовы. Также есть дикие утки, куры ходят по двору, две овчарки, голуби. Могу долго любоваться, как они стаей взмывают в небо и будто замирают. Хозяйство немаленькое, только успевай зерно завозить, чтобы всех прокормить. Я живу по такому принципу: хочешь, чтобы было хорошо, сделай сам. И я это делаю с удовольствием. А Света любит все сажать, правда, ухаживать за растениями и поливать приходится мне. Но в этом году и так воды хватает. Из-за половодья и дождей сад пропал. Вода и сейчас стоит.

— Внуки, наверное, обожают проводить у вас время?

— Они городские. Виталика и Светланку привозят к нам раз в месяц. У старшего сына Георгия своя дача есть в Полтавской области. Он по характеру такой же, как и я — слишком самостоятельный, всего сам хочет добиться. Вот и дом для семьи построил, ездит туда за 300 километров. Внук у нас поет, выступал на большой сцене со мной, пойдет в этом году в школу искусств. А Светочка — уникальная девочка, красиво рисует левой рукой, принимает участие в самодеятельности. Мы говорим, что будет актрисой, ведь родилась в День театра.

Даст Бог, прославит нашу семью, когда о нас уже забудут. Я горжусь своими детьми и внуками и безумно их люблю. И это не просто слова. Ведь силу любви к близким мы особенно остро ощущаем, когда приходит беда. Она коснулась и нашей семьи. Год болел старший сын. Врачи долго не могли поставить точный диагноз, и мы все это время жили как на пороховой бочке. Я тогда очень испугался. Вспоминал маму, которой пришлось хоронить своего сына, моего старшего брата Толика — летчика-космонавта. Тогда это было секретной информацией, но мы знали, что наш Толик был дублером знаменитого Павла Беляева. Объявили, что Беляев скончался от перитонита. А вскоре пришла телеграмма, что умер Толик. Причину мы не знали. Говорили, во время испытательного полета что-то произошло. Для мамы это было страшным ударом.

К счастью, сейчас у сына все в порядке. Мне было приятно наблюдать, как младший брат поддерживает старшего, возит его везде. Парни у меня живут в одном доме, на одной лестничной площадке, друг против друга. Жаль только, что петь не хотят. «Хватит нам артистов», — говорят сыновья.

— Виталий, у вас красавица-жена, дом, дети, внуки, успешная карьера... Чего еще можно желать для счастья?

— Счастье — это настолько «примарна річ». Мы ставим перед собой цель, достигаем ее. Кажется — вот оно, счастье. Но на следующий день нужно решать уже другие задачи. Возникает азарт. Прошу у Бога, чтобы этот азарт всегда присутствовал в нашей жизни, чтобы хотелось что-то делать, идти вперед. Пока у меня это получается. И жизнь меня пока любит!

9240

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Читайте также
 

© 1997—2021 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.