БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Украина интервенция

Оборона «Бельбека»: «Это единственная часть, ради захвата которой был вызван российский спецназ»

6:00 25 марта 2014 4840
штурм Бельбека
Мария ВАСИЛЬ, «ФАКТЫ»

В субботу, 22 марта, российские военные захватили территорию Севастопольской авиационной тактической бригады, контролирующей аэродром «Бельбек», и взяли в плен командира — полковника Воздушных сил Вооруженных сил Украины Юлия Мамчура. Когда номер готовился в печать, о судьбе полковника достоверно не было известно никаких подробностей

— Началось все 21-го марта вечером, — рассказал «ФАКТАМ» севастополец Вадим Лисицын. Вадим — не военный человек, но последние несколько дней находился в части вместе со своими друзьями, украинскими офицерами, и поддерживал их морально. — Начались телефонные звонки с информацией, что в шесть утра 22 марта будет штурм части. Штурмовать предполагалось самообороной и казачками.

Никаких дополнительных указаний сверху не поступало, поэтому личный состав готовился к обороне. Кто мог — отдыхал. Все понимали, что завтра что-то будет. Но ни один военный не покинул расположение части. Все уже устали от этой ситуации, от постоянного напряжения и ожидания штурма. То тут, то там проскальзывала фраза: «Скорее бы уже этот штурм. Будь, что будет». Ведь с начала оккупации войсками Российской Федерации прошел почти месяц.

«В ожидании штурма в части отмечали свадьбу одного из офицеров»

У одного из офицеров на 22 марта была давно запланирована свадьба. Откладывать ее молодые не хотели, но думали провести тихо. И все же такое событие не утаишь. Посовещавшись с командиром Мамчуром, офицеры пришли к решению торжественно поздравить молодых. Если, конечно, утром не будет штурма.

— Часы пробили шесть часов утра, а штурма нет, — продолжает Вадим Лисицын. — Везде тишина. Значит, очередная отсрочка. Прошло утреннее построение, после которого плац стали готовить к празднику. Были выставлены столы из учебного класса, на них появились фрукты, конфеты и шампанское. Из колонок, которые поставили прямо на улице, заиграла музыка. Пришедших молодоженов стал поздравлять личный состав и гости. Множество репортеров с удовольствием присоединялись к поздравлениям. За этот месяц часть стала для всех как большая семья. Гости говорили: «Такая свадьба запомнится на всю жизнь». К 12 часам все уже начало подходить к завершению. Большинство гостей покинули часть. В 13 часов полковнику Юлию Мамчуру позвонил полковник российских войск и потребовал личной встречи. В ходе переговоров командиру в очередной раз был выдвинут ультиматум: в течение часа часть должна сдаться или начнется штурм.


*Буквально за несколько часов до штурма в части праздновали свадьбу (фото Франс Пресс)

На протяжении следующих 50 минут к части подъехало более пятидесяти гражданских лиц, казачков и представителей самообороны в масках. Многие, судя по поведению, были в подвыпившем состоянии. Они столпились у забора, сорвали табличку с надписью «Заборонена зона» и разломали ее. В адрес украинских военных звучали угрозы, оскорбления. Среди пришедших к части были бывшие военные, которые служили в этой же части и давали присягу Украине. Они стояли за забором вместе с разношерстной шпаной и кричали: «Расстрелять вас, уродов!», «Фашисты!», «Мы вам тут сейчас устроим!» Один бывший солдат, скорее всего пьяный, залез на аэродромный тягач перед воротами и кричал, что «налетал больше часов, чем командир». Почему-то сложилась ассоциация с Лениным на броневичке, и это вызывало не столько злость, сколько смех.

Наши военные вооружались деревянным оружием в виде черенков от лопат, палками, дубинками — у кого что нашлось. Стрелять по гражданским никто не собирался. Поступила информация, что ждут автобусы с женщинами — теми же, которые «брали» штаб Военно-морских сил Украины в Севастополе.

Время ультиматума уже истекло, а штурм так и не начался. Самооборона и казачки постоянно проводили «совещания». Один из украинских военных подошел и сказал: «Я севастополец. Я тут родился. Могу показать паспорт. А вы свой можете показать? Кто вы и откуда?» Те в ответ кричали: «Мы русские!» Что они имели в виду — не понятно.

Ожидание начало уже утомлять. Только репортеры, еще полные сил и привычные, видно, к такому, бегали по части, снимая все подряд. Иногда пытались брать интервью у самообороны и казачков, но быстро понимали бесперспективность этих разговоров. Ничего вразумительного они сказать не могли. Потом в здание котельной, прямо напротив территории части, забежала группа захватчиков с автоматами Калашникова, несколькими пулеметами и гранатометами. Все поняли — начинается. Это было в пять часов вечера.

Тревожно взвыла сирена — по дороге с аэродрома начали спускаться БТРы и армейские автомобили «тигры». Личный состав начал готовиться к штурму. Буквально через минуту стало видно, что идут только спецподразделения, казачки стоят в стороне. Под напором двух БТРов забор с хрустом упал в двух местах. Журналиста, подбежавшего туда с камерой, едва не завалило плитой. Он получил скользящий удар обломком. БТРы заехали на территорию части, за ними в два ряда двигались спецназовцы. Первые держали щиты, за ними двигались бойцы, вооруженные автоматами и… телекамерами. Несколько человек подбежали к журналисту, повалили его на землю и наставили ствол автомата. Камеру вырвали из рук и отбросили. Две прорвавшиеся бронемашины стали двигаться по спортплощадке. Все это сопровождалось автоматными выстрелами, разрывами светошумовых гранат.

Журналистов, которые пытались хоть немного приблизиться, отгоняли дулами автоматов и криками, что будут стрелять на поражение. У украинских военных оружия, подчеркиваю, не было. Еще до штурма решили не стрелять и оружие сдали на склад, поскольку ожидали только гражданских.

Третий БТР попытался сдвинуть аэродромный тягач, загораживающий проезд к воротам части. Безрезультатно. БТР оказался слабоват против машины, способной тягать самолеты. После нескольких неудачных попыток захватчики додумались ее объехать. Один из наших военнослужащих оказался на пути БТРа. Раздалось несколько выстрелов, российский командир подскочил к нему, свалил на землю и ударил сапогом в горло. К лежавшему рванули на помощь наши — кто с дубинками, кто с голыми руками. Раненого быстро погрузили на носилки, благо, санитарная машина стояла рядом и повезла его в санчасть.


*Объехав преграждающий дорогу аэродромный тягач, российский БТР проломил ворота части (Фото Рейтер)

«Еще чуть-чуть — и украинские военные бросились бы на вооруженных захватчиков с дубинками»

— Со стороны захватчиков посыпались угрозы вперемешку с выстрелами и матом, — продолжает Вадим Лисицын. — Пошла словесная перепалка. Некоторые военнослужащие украинской части рвали на себе комбезы и в ярости кричали: «Ну стреляйте уже, суки! Давай!» С десяток украинских солдат и офицеров окружили полковника Мамчура, прикрывая его собой. Под дулами автоматов, оккупанты заставляли репортеров убирать камеры. Сами же при этом вели съемку. Обстановка накалилась настолько, что еще чуть-чуть и украинские военные бросились бы на вооруженных российских захватчиков и БТРы с дубинками.

Но вот прозвучал приказ личному составу строиться. Полковник Мамчур, его заместитель и начальник штаба начали переговоры с командиром захватчиков. В это время самооборона и казачки попытались зайти на территорию части через проломленные ворота, но были остановлены спецназовцами. Тем временем переговоры закончились.

Полковник Мамчур вышел перед строем. После небольшого выступления прозвучала команда сдать оружие, у кого оно было, на склад. Кто-то из строя крикнул: «Командир, давай гимн!» И весь строй запел гимн Украины, отдавая честь. На флагштоке развивался сине-желтый флаг.

Через какое-то время я услышал фразу, сказанную одним из захватчиков: «Это единственная часть, ради захвата которой был вызван спецназ. Сначала думали вызвать два вертолета Ка-35 для зачистки территории с воздуха. И приказ был: при оказании сопротивления стрелять на поражение».

К вечеру полковника Юлия Мамчура вызвали на переговоры в штаб Черноморского флота Российской Федерации. Чтобы не уклонился от «приглашения», прислали сопровождающих. Спустя какое-то время командир позвонил своей жене.

— Он успел сказать: «Меня захватили. Я на улице Бакинская…» — рассказала «ФАКТАМ» Лариса Мамчур. — После этой фразы связь оборвалась. При попытках дозвониться до него телефон оказался уже выключен. Также стал недоступен телефон сопровождающего.

Офицеры части рассказали, что пытались узнать о судьбе своего командира у российского полковника, захватившего часть. Вел он себя по-хамски. Выглядело это так: «Вы вызвали нашего командира на переговоры. Где он сейчас?» — «Да мне по х…». — «Это, по-вашему, нормально?» — «А почему нет? Ну взяли, отоспится где-то. Вы не в том положении, чтобы диктовать условия». Это дословно.

В субботу и воскресенье высший офицерский состав части, невзирая на указания захватчиков, отказался покидать штаб, пока им не доставят командира.

— Сейчас ни одного из украинских офицеров в части уже не осталось, — сообщила «ФАКТАМ» вчера утром Лариса Мамчур. — Их заставили уйти. Сейчас все офицеры с семьями временно расселились по знакомым. Где мой муж — неизвестно. Никакой официальной информации о том, где и на каких основаниях его удерживают, я не получила. Что произошло на улице Бакинской и находится ли Юлий до сих пор там, тоже не знаю.

По сведениям «ФАКТОВ», официальные российские учреждения, такие как Черноморский флот России или Российская военная прокуратура, имеют другие адреса.

«Многие остались верны присяге. Но немало и тех, кто просто разочаровался»

Во время российской блокады летчики «Бельбека» создали свой сайт в интернете. Одна из последних записей — очень грустная. О причинах, по которым захват воинской части стал реальностью:

«Спустя почти месяц приходит осознание, что самые опасные враги даже не русские войска. Они поступают вполне грамотно с точки зрения захвата территории. Самые опасные враги — оказалось, руководство и наше правительство. Своим полным бездействием и замыливанием глаз народу. Ситуация, которую описывают в некоторых СМИ и на пресс-конференциях, кардинально отличается от реальной. Слышали интервью и. о. министра обороны Тенюха о том, что он поддерживает связь со всеми частями на территории АР Крым, что были даны все соответствующие приказы и ситуация под контролем. Приказы были. В количестве двух: «оставаться на местах» и «разрешено применять оружие». Все. Про «ситуацию под контролем» даже говорить не будем. Что нам предлагается во время штурма? Особенно при используемой тактике российских войск, как это было при взятии КП в Севастополе — сначала идут женщины и гражданские, потом самооборона, а потом уже «марсиане». Ни одного вразумительного ответа так и не поступило…

Сейчас на территории Украины созданы вооруженные подразделения практически из гражданских. При этом в Крыму покинуты на произвол судьбы более 20 тысяч профессиональных военных. Уникальная логика. Хотя, если рассматривать это как очередной шаг по «сливу» Крыма и остальных областей Украины, решение становится вполне понятным.

Очень «порадовал» приказ задерживать всех военнослужащих на выезде из Крыма. Кстати, уже начали его отрабатывать. Снимают с вагонов, надевают наручники и увозят. И это за то, что почти месяц стояли в окружении противника, без приказов, без малейшей поддержки со стороны правительства. Складывается впечатление, что нашим товарищам в Киеве просто выгодно, чтобы все части были взяты. И для этого столько тянется вся эта чехарда.

В Перевальном находилась 36-я часть береговой обороны. Почему не поступило приказа о выводе этой части? Тысяча хорошо обученных, профессиональных военных. Нужно было дождаться, не давая приказов, не обеспечивая поддержкой, того момента, когда люди устанут стоять просто так? И с чувством, что их бросили и они никому не нужны, будут увольняться, переходить на другую сторону? Мы их нисколько не осуждаем. Да, многие остались верны присяге. Но и немало тех, кто просто разочаровался — оттого, что ничего не значит для своего правительства.

Необходима директива о выводе наших войск. Многие из тех, кто сдались, готовы были пожертвовать жизнью при необходимости. Но нет ничего глупее, чем умирать просто так — из-за неотданного приказа, потому что некоторые боятся потом за него отвечать. Выходов было два: либо вводить войска на помощь нашим ребятам в Крыму и начинать боевые действия, либо выводить их. Первый мы прохлопали, второй уже почти тоже.

Грустная получается история. Но уж как есть".

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров