Интервью со звездой Наедине со всеми

Виктор Андриенко: «Когда появилось «Шоу довгоносиків», многие стали считать, что я и в жизни такой странненький»

9:00 20 сентября 2014   5109
Виктор Андриенко
Таисия БАХАРЕВА, «ФАКТЫ»

Известному украинскому актеру, режиссеру, продюсеру исполнилось 55 лет

Послужной список в кино у Виктора Андриенко огромный. Он начинал карьеру как каскадер, продолжил актером, а теперь стал режиссером и продюсером. Знаменитый «довгоносик» без особого энтузиазма вспоминает время, когда «Шоу довгоносиків» было самым успешным украинским телепроектом и говорит, что его большие работы еще впереди.

Андриенко не очень любит праздновать свои дни рождения. Как настоящий вегетарианец он не устраивает больших застолий, изысканным блюдам предпочитает кашу и морковь. Не станет исключением и нынешний юбилей актера, который он собирается встретить на съемочной площадке.

«Перестал есть мясо еще в те годы, когда на это не было моды»

— Юбилей встречу на рабочем месте — на съемках, — признался Виктор Андриенко. - Да мне к этому не привыкать. Мои юбилеи никогда особо пышно и с размахом не проходили. Помню, на 50-летие самым большим подарком для меня стал выход первой программы «Большая разница» с Иваном Ургантом и Александром Цекало. Я проработал в ней пять лет…

Последнюю неделю с утра до вечера находился на съемках новогоднего шоу канала «Украина». Режиссер Максим Паперник собрал на площадке популярных украинских артистов. Снимался и мой давний друг Алексей Вертинский. Он называет меня своим «крестным отцом» в кино и на телевидении — как я его побрил налысо, так он сразу стал известен.

*"Шоу довгоносиків" принесло Виктору Андриенко известность, которая осложнила его актерскую жизнь

— Легкая рука у вас, значит.

- Ну да. Я снимал Алексея в проекте «Приватна міліція» и поставил перед актером единственное условие — он должен побриться налысо. И как только это произошло, Вертинский вдруг стал интересен всем режиссерам.

— Говорят, вы еще и прекрасно готовите.

- Когда надо было решать, что делать после школы в родном Запорожье, я выбрал самую безопасную профессию — кулинар. Водителем становиться не захотел, швею-мотористку — не потянул, инженерная работа мне казалась скучной. Проучился в кулинарном техникуме полтора года, три месяца работал в кондитерской, где И научился готовить.

— И какое у вас любимое лакомство?

- Гречка. Желательно с луком. Мяса не ем с 1980 года, когда на это не было еще моды.

— А как вы попали в актеры?

- Видимо, это было предопределено. Лицедействовал-то я еще с детского садика, все школьные годы занимался в театральной студии. Но прежде, чем стать актером, пошел в театр работать монтировщиком сцены. Полгода проработал, а приехаВ с театром на гастроли в Киев, параллельно поступил в театральный институт.

— Вот так запросто?

- Мне предложил не терять год и поступить в институт талантливый актер Саша Медведев, которого, увы, уже нет в живых. Говорит: «Поступай в театральный, ведь у тебя уже есть опыт…» На отборочный тур я прибежал в перерыве между работой. Единственной проблемой было то, что в моем репертуаре не оказалось нужных прозы и монолога. Пришлось изворачиваться перед членами жюри, читать стихи, петь, даже танцевать. Под конец все-таки вынужден был признаться, что прозы у меня нет. Я получил неделю на то, чтобы подготовиться.

Вернулся в театр. Времени свободного практически не было, и я буквально за ночь перед экзаменом выучил сцену казни Остапа из Гоголевского «Тараса Бульбы». читая на экзамене эту прозу, после каждого предложения я делал большую паузу, вспоминая, что там в книге написано, и опять рассказывал. Преподаватели решили, что это у меня такая манера чтения и не останавливали, слушали внимательно… И тут я понимаю, что дальше вспомнить ничего не могу. Комиссия затихла, а я выдохнул: «Извините, но дальше я забыл…» Тем не менее приняли.

«Будучи каскадером, за один день получал 50 рублей, а моя зарплата в театре составляла 90 рублей в месяц»

— Каскадером, наверное, вы работали только ради денег?

- Начиналось все гораздо проще. С того, что мы, молодые актеры, были поклонниками французской кинозвезды Жана-Поля Бельмондо. Он как-то сказал, что актер должен сам уметь делать все, что полагается по сценарию его персонажу. Поэтому мы учились прыгать, падать, ездить на лошадях. И постепенно это превратилось в профессию. Как каскадер я снялся в более, чем 50 фильмах. Но вспоминаются и несостоявшиеся проекты того времени. Я очень благодарен Ивану Миколайчуку, который во мне в то время разглядел актера и пригласил в картину «Украдене щастя». Он только запускал ее, и мне досталась роль эдакого сельского простака, который должен вносить в напряженный сюжет улыбку. К сожалению, постановку у Ивана в последний момент забрали. Он был страшно обижен… Я так и не сыграл в его картине, но понял, что в жизни надо что-то менять.

— Тогда и появился столичный театр эстрады?

- Его руководителем был Виталий Малахов. Мы играли в доме культуры «Славутич» в Киеве на Подоле. Я работал на сцене как актер и каскадер. Помню, в спектакле «Мошенник поневоле» мне пришлось играть и прыгать не только за себя, но и за актера-Каскадера, который не успел прилететь на спектакль со съемок.

Но был случай, когда мне попытались запретить работать каскадером. В середине 80-х на киностудии решили провести аттестацию каскадеров. Экзамен принимали ребята, которые работали со мной в кино 10 лет. Но это не помогло мне победить бюрократическую машину и получить удостоверение каскадера, потому, что у меня нет звания мастера спорта, хотя бы по шахматам. Плюнул и сказал: «хорошо, пусть так и будет у меня есть профессия актер!»

Через неделю вызвали на съемки мультфильма «Остров сокровищ» к Давиду Черкасскому. В первый же день Давид Янович был очень недоволен работой постановщиков трюков и начал требовать, чтобы за дело взялся Андриенко. Я не стал возражать и объяснять, что не имею морального права ставить трюки профессионалам с удостоверением. Самая первая драка, с которой начинается картина, поставлена мной. После этого я еще несколько раз работал как актер и постановщик трюковых сцен по просьбе режиссеров.

— Можно было на гонорар каскадера, полученный за одну картину, купить, скажем, машину?

- Сомневаюсь, но я никогда не задавался такой целью. Мне это не надо было. К тому же к большим бюджетам, где «распиливалось» по десять тысяч рублей, нас, молодых каскадеров, не допускали. Хотя За день я зарабатывал от 50 до 100 рублей. Если сравнивать с моей зарплатой в театре — 90 рублей в месяц, получались колоссальные деньги.

— Шесть лет вы проработали в Одесской филармонии. Не хотелось там остаться?

- Смысл? Я ведь жил в Киеве. Во времена Советского Союза для артиста было совершенно нормальным работать в филармонии, которая находится не в твоем родном городе. Нас в Одессе была большая команда: Илья Ноябрев, Валера Чигляев, Александр Левит. Позже в одесскую филармонию пришел Саша Цекало, с ним мы работали паралельно в разных коллективах. А вот когда Саша Цекало и Лолита Милявская покинули театр Ноябрева «Шарж», Илья мне предложил перейти к нему в театр, мы объездили со спектаклями полмира. Да, отличное было время…

— Еще недавно вы практически постоянно находились в Москве на съемках «Большой разницы».

- Я отдал этому проекту более пяти лет своей жизни. Дома, в Киеве, проводил по десять дней в месяц. Было очень сложно, но никогда не жаловался. Мне в Москве снимали квартиру, платили зарплату, суточные. Я благодарен Александру Цекало за эту возможность. После того, как отработал в Москве два года, вдруг вокруг все узнали от Ивана Урганта, что это я — капитан Смоллетт из «Острова сокровищ». Ко мне стали подходить, жать руку и благодарить за картину.

«Единственный человек, который в меня верил, — Саша Цекало»

— Теперь вы стали еще и известным режиссером.

- Правда? А я и не знал, что — известен. У меня много телевизионных режиссерских работ, но полнометражная картина только — «Иван Сила». Не скажу, что после ее выхода проснулся знаменитым и богатым. Более того, не очень доволен этой картиной. Дал слабину и пошел на поводу у продюсеров, которые уговорили выкинуть пару важных эпизодов. Работа была интересная и достаточно сложная. От излишнего усердия я даже порвал связку на ноге и доснял фильм на костылях. Сложно работать одновременно и сценаристом, и режиссером, и актером.

Но независимо от пережитого написал сценарий очереднОЙ картины для детей «Казак Байда» — фольк-вестерн с элементами фэнтези. Хотел снять его в сентябре 2014 года, но ситуация в стране остановила временно проект. К тому же мы слишком долго ждали назначения на должность главы Госкино Украины, и в результате я не успел получить финансирование. Новый глава агентства кино Филипп Ильенко перенес реализацию проекта на начало 2015 года.

— Вы часто вспоминаете время, когда работали в одной из самых популярных юмористических программ — «Шоу довгоносиків»?

- Скорее, его чаще вспоминают все, кто берет у меня интервью, я действительно доволен этим проектом. К сожалению, из-за него с 1996 года, когда появились «Довгоносики», многие почему-то стали считать, что я и в жизни такой странненький как и мои персонажи из этого шоу. Наверное, слишком хорошо справился с творческой задачей. но благодаря этому меня не приглашали в кино и на ТВ считали, что долгоносики мой потолок и вечный штамп.

Единственный человек, который в меня верил, — Александр Цекало. Он еще в 2000 году приглашал на работу, но наш большой совместный проект смог осуществиться только в 2007 году. «Большая разница» расставила все по своим местам. Оказалось, что Андриенко может быть разным. Потом Михаил Ильенко пригласил в кинокартину «ТотКтоПрошелСквозьОгонь», где я сыграл полковника Смирнова. из-за финансовых проблем дали на эту роль два дня, притом, что картина снималась пять лет! А потом пришло предложение от Владимира Филипова продюсера проекта Михаила Ильенко снять «Ивана Силу».

— О каком подарке мечтаете?

- Даже не знаю. Вообще, я привык сам себе делать подарки. Может, пойду куплю очередные розовые очки.

Фото в заголовке Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров
Киев
0

Ветер: 3 м/с  В
Давление: 749 мм

Мозги — не брови. Если нет, не нарисуешь!..